voenkov, 22.09.18 09:34: Вообще, парни, жизнь прекрасна, даже если кажется что всё хуёво :-)

  Серые меломаны

          В морозный январский день восемьдесят третьего года теперь уже прошлого века бабушка Клава на рейсовом автобусе возвращалась домой из райцентра. Бабушка – она только для внуков, так называть эту энергичную невысокую женщину у постороннего человека язык не поворачивался. Настроение у неё сегодня было просто замечательное. Клава удачно продала на рынке мёд со своей пасеки и, уже имея неплохие деньги в кошельке, прошлась по магазинам. Особую радость ей доставила покупка игрушки для любимой внучки. В «Детском мире» попалось ей на глаза розовое игрушечное пианино. «Вот как ему Надюшка обрадуется!» - подумала заботливая бабушка, торопливо расплачиваясь за покупку.
          Дышащий на ладан белый “Пазик" наконец-то доехал до конечной остановки - села Никитиха, и дальше – до родной деревни Стешиха нужно было идти пешком пять километров. Красное от мороза солнце уже скрылось за горизонтом, и на небе появились первые звезды. Дым из печных труб домов стоял столбом, предвещая морозную погоду. «Куда уж холоднее то» - подумала женщина, поеживаясь от холода. Но легкая на ногу она быстро согрелась на ходу. Сразу за селом раскинулись колхозные поля, ограниченные по краям лесом. Вот уже и огни в окнах крайней избы скрылись за поворотом дороги. Клава шла и думала, как угодила с игрушкой для внучки. Девочка давно мечтает научиться играть на пианино и, конечно, будет в восторге от такого подарка. Бабушка даже заулыбалась, мысленно представив, как блеснут радостью огромные карие глаза внучки, и как она кинется к ней на шею и расцелует её.
          Находясь в приятной задумчивости, Клавдия не заметно для себя прошла значительную часть пути, осталось подняться на пригорок и вот она - Стешиха. В это время справа из леса ей наперерез цепочкой выбежали семь крупных собак.
          -Собаки, - подумала женщина и тут же опомнилась, - Откуда им здесь взяться ночью?
          -Волки! – страшная догадка морозом пробежала по коже.
          Казалось, время остановилось на месте, только снег похрустывает под быстрыми волчьими лапами в звенящей тишине. Между тем стая перестроилась в дугу, начав окружать добычу. В середине её, со скачков переходил на шаг матёрый волчище.
          - Он первый нападёт, а потом молодые встрянут – промелькнула холодная мысль в голове. Стало безумно жалко себя, а еще больше было обидно за внучку, которая никогда не сыграет на таком замечательном пианино!
          Вожак, пригнувшись, приближался. Оскалив мощные клыки, он начал обходить Клаву, выбирая момент для прыжка. Он не торопился - жертва не опасна, бежать ей некуда, вот и надо дать урок молодым, показать, как правильно атаковать.
          Пальцы у Клавдии непроизвольно разжались, и сумка упала на снег. Пианино жалобно звякнуло. От этого звука волки замерли на месте. Серые хищники редко нападают на людей. Это происходит, когда они защищают себя или своих детенышей. Эти осторожные и очень умные звери знают, что за нападение на своих сородичей Человек обязательно отомстит, безжалостно уничтожив всю стаю. Конечно, если бы женщина побежала, то тогда сработал инстинкт погони и волки растерзали бы её. Однако она повела себя необычно. Клавдия быстро вытащила из авоськи музыкальный инструмент, и, прижав его к себе левой рукой, правой - беспорядочно застучала по клавишам. В шерстяной рукавице было трудно попадать по ним, и, вцепившись зубами в варежку, торопливо освободилась от нее. Клавдия, продолжая «играть», осторожно сделала шаг назад, затем еще один. Вожак угрожающе зарычал, приказывая оставаться на месте. Пальцы не чувствовали холода, выбивая какофонию звуков. Волки, словно собаки, стояли и слушали, наклонив головы набок. Неожиданно вожак лег на снег, положив свою голову на передние лапы. Его примеру последовали остальные. Эта странная музыка несомненно нравилась старому волку. От удовольствия он даже закрыл глаза. О чём думал этот серый разбойник? Может он вспомнил своё первое лето, как он щенком сидел у родительского логова и, жмурясь от яркого солнца, слушал трель лесной птички. А еще звуки этого детского пианино могли напомнить вожаку поскуливание его новорожденных детей-волчат. Кто его знает.
          Клавдия повторила попытку уйти. На это раз серые слушатели дали ей отойти на десяток шагов. Затем волки, как по команде, все встали и опять, подойдя поближе к необычной пианистке, улеглись у ее ног. Так осторожно делая небольшие переходы, Клавдия постепенно поднялась на пригорок. Толи звуки ее игры стали слышны в деревне, толи легкий ветерок донёс туда ненавистный волчий запах, только один за другим заголосили все стешинские псы. Вожак степенно встал и, с благодарностью посмотрев на женщину, затрусил к лесу, уводя за собой стаю.
          -Слава тебе Господи, спасена! - обрадовалась Клавдия и, сдерживая себя, чтобы не побежать, пошла к деревне.
          - Что ж ты так припозднилась, Клава? – встревожено спросил её муж - дедушка Петя, когда она в клубах морозного пара вошла в избу, – Последний рейсовый автобус, уж как два с лишним часа прибыл, а тебя все нет!
          - Ура! Бабушка приехала, - закричала Наденька и бросилась Клавдии на шею. Та, вынимая что-то из сумки,объяснила:
          - Да вот волкам на пианине играла.
          - Бабушка пианино привезла, красивое- как настоящее,- обрадовалась внучка и тут же -испуганно спросила:
          - Как волки? Какие волки?
          - Бабушка шутит, нету здеся волков, - успокоил Надю дедушка, поглаживая её по голове, а сам встревожено посмотрел на жену. По глазам Клавы всё поняв, негромко, чтоб не слышала внучка, он сказал:
          -Хороший у тебя ангел-хранитель, Слава, Богу – не оставил в страшную минуту.

  Щучье Эльдорадо

Всякий спиннингист-щукарь  мечтает попасть на щучье эльдорадо, когда каждый заброс сопровождается поклёвкой, а то и двумя, когда щуки буквально выстраиваются в очередь, чтобы «ударить» по блесне.  Однажды такая рыбалка состоялась  у  меня, и не где-то на северАх или в низовьях Волги, издавна славящихся богатыми уловами зубастой, а у нас в  Средней Полосе, на Нижегородчине.
 Это произошло в июне 2007 года. Раздался звонок телефона, и после приветствия хриплый голос в телефонной трубке спросил:
- На рыбалку поедешь?
- Конечно!- соглашаюсь, не раздумывая,  и только потом начинаю выяснять детали.
        Это позвонил мой старший товарищ Владимир Иванович, научивший меня премудростям спиннинговой ловли, поэтому «за глаза» называю его «Наставником». Среднего роста, он, за счет широких плеч и приличной полноты, кажется квадратным. От постоянного пребывания на открытом воздухе лицо у моего напарника сделалось красным. Его буквально продубленная всеми ветрами и солнцем кожа на крепкой шее позже сыграет с ним злую шутку. Но об этом - позже. Этот человек – пример  самозабвенной влюбленности в рыбалку и охоту. Две эти страсти, именно страсти, а не увлечения как у некоторых, как две норовистые лошади тянут его каждая в свою сторону. Лето он проводит со спиннингом где-нибудь на глухой лесной речке, а когда открывается  осенняя охота по перу, берёт в руки  ружье, однако стоит щуке начать «лютовать» на  водоёмах, опять принимается за рыбалку. Зиму Наставник всецело посвящает подлёдному лову, к которому пристрастил и меня. Он специально приурочивает отгулы и ежегодный отпуск открытию весенней и осеней охот и началам жора речного хищника. На работу этот одержимый ходит только для того, чтобы обеспечить себя снастями и снаряжением  для удовлетворения этих двух страстей. Как терпит это его жена, одному Богу известно! Когда он задумался о покупке новой машины, то выбор пал  конечно на Уазик!  Это оказалась усовершенствованная модель легендарного 469-го уаза с военными мостами  повышенной проходимости. Мой товарищ оказался не только страстным ,но и думающим рыбаком. Он постоянно совершенствует снасти, следит за новинками в журналах и интернете и, кроме того,  любит открывать  новые водоёмы.
     Вот и сейчас нам предстояло порыбачить на новом месте – на Ветлужской старице у деревни Полустная. Обговорив детали выезда, начинаю подготовку. В преддверии нашей первой совместный многодневной рыбалки Наставник составил для меня подробный список на двух страницах всего того, что нужно взять с собой, начиная  от снастей и заканчивая бутылкой водки для дезинфекции организма. Этот список и по сей день хранится у меня в кухонном шкафчике, и хоть я выучил его наизусть, но каждый раз сверяюсь с ним при подобных сборах.
    Выезжаем за полночь. Хотя благодаря Дню Независимости впереди три выходных, путь нам предстоит неблизкий. Мы должны проехать около сотни километров по автомобильной трассе и почти половину этого расстояния по лесу. Известно, что  лесные километры могут оказаться многократно длиннее, чем асфальтные. За разговором не замечаем, как под колесами  автомобиля пролетела первая часть пути. Асфальт закончился перед речкой Черной с одноименной деревней, спрятавшейся среди высоченных сосен на берегу. Дальше путь лежит по сосновому бору, где нет дорог, а есть направления.  Как река перед препятствием разбегается на несколько рукавов, так и дорога  перед очередным гиблым  местом разделяется на несколько объездов. Причём не всегда они возвращаются к основной дороге и могут завести «чёрт знает куда».
- Знаешь, Вов, – комментирует ситуацию товарищ, – мужики тут однажды заплутали и изъездили не только весь бензин в баках Уазика, но и топливо, припасённое для моторных лодок!
 Требуется отличная память или особое чутье, чтобы не сбиться с пути. С чутьём у Наставника «слабо Богу» хорошо и мы не плутаем. И вот на рассвете мы въезжаем в посёлок - с говорящим названием «Глухое». Легкий туман тает на верхушках корабельных сосен, окружающих крепко спящее  селение.  Глядя на разрушенные дома, остовы тракторов и грузовых автомобилей, невольно вспомнился фильм «Сталкер». Здесь его можно было снимать, не заморачиваясь с постройкой декораций.   На полной скорости проскакиваем пустынную улицу  и опять въезжаем в лес.
      Несколько обширных луж буквально пролетаем, предварительно хорошо разогнавшись. Минут через сорок выезжаем на  огромную поляну, скорее это бывшая делянка , сильно заросшая лесом. Справа на обочине, почти утонув в грязи, ржавеет кабина трелёвочника.  Тут и там, как после ожесточенного сражения, виднеются разбитые остатки лесозаготовительной техники. Глядя на широкие колеи, доверху заполненные жижей, с тревогой говорю другу:
-Да, предыдущая дорога просто присказка, вот она сказка начинается!
-Не с..-прорвёмся – со злой усмешкой бросает он и начинает колдовать над рычагами переключения передач. Мой тренер, по сложившейся традиции перед въездом в лес уже заправился бутылкой портвешка и сейчас ему всё нипочём! Это наша первая совместная поездка в такие неудобья, и я очень сомневаюсь в водительских  способностях  и проходимости Уазика. Меня успокаивает, что впереди у нас три выходных, и мы успеем  выручить нашего верного железного коня. Сомнения были напрасными: с громким рёвом, разбрызгивая грязь, машина проскакивает опасное место. По сравнению с ним все дальнейшие препятствия – как езда по асфальту.
     Дорога выходит к самой Ветлуге. Останавливаемся на высоком берегу. Под сосной, широко раскинувшей свои ветви,  устроен деревянный стол артельных размеров: человек двадцать свободно разместятся за ним. Судя по  старому кострищу - много рыбаков готовили здесь себе немудрёное варево.
- Это лещёвая яма,- говорит напарник, указывая рукой на омут метров семидесяти шириной.
Теперь мне становится понятно, чем полюбилось это место рыбакам. Возвращаемся к машине и продолжаем путь.
        По тому, как много дорог начинает сбегаться в одну, догадываюсь - впереди какое-то селение. Действительно вскоре въезжаем в небольшую деревню, раскинувшуюся на берегу Ветлуги.
- Полустная, - коротко отвечает на мой вопрос товарищ.
       Набитая среди густой травы дорога приводит нас к большому пятистенку. Потому что отсутствует забор и обязательный огород, догадываюсь , что это не дача- а какое-то общежитие , а раз находится с рядом с рекой, то скорее всего- это база рыбаков.
-Да, это Шечёвская база- подтверждает мою догадку Наставник и продолжает:
- Вон видишь: на берегу контейнеры для лодочных моторов стоят, а вон – коптильни.
         Видимо услышав шум подъехавшей машины, из дома вываливается толпа его обитателей Из одежды на них - только трусы. От людей исходит  такой мощный алкогольный перегар, что комары, радостно ринувшиеся к ним, завидев столько голого тела, уже на подлете резко разворачиваются и с удвоенной скоростью разлетаются. Предводитель этой честной компании – среднего роста пузатый человек с огромным малиновым шрамом после операции через весь живот непонимающе смотрит на нас. Проходит несколько минут и мозг аборигена, угнетенный алкоголем наконец-то включается. Опухшее лицо приобретает осмысленное выражение, и Предводитель интересуется целью нашего приезда.
-Привет! Как до Полустной старицы доехать?  - как всегда отрывисто, спрашивает у него мой товарищ. 
 -Гм – хмыкает тот и, силясь поймать убегающую мысль, с глупой ухмылкой сообщает нам:
- А мы тут, того- отдыхаем.. Уже пять дней!
Повисла пауза, но спрашивать  его друзей более бесполезное занятие – они еще пьянее. Наконец-то до Предводителя дошёл смысл вопроса, и он начинает долго и путано отвечать на него. Не знаю – пошутил он, или его  пьяный мозг дал сбой, но с ключевым поворотом на развилке он нам наврал – указал прямо противоположное направление движения. Однако интуиция и в этот раз не подвела рулевого, и после получасового буксования в низинке мы всё таки выехали к Полустной старице. Представляла она собой неглубокое озеро пару километров длиной и метров двести шириной. Левой стороной она соединялась с Ветлугой. Деревья на противоположном берегу подошли к самой воде. С нашей стороны раньше была деревня, и поэтому лес еще не успел захватить  поле, на котором в густой траве с трудом угадывались остатки домов.  Слева у края леса в старицу впадал небольшой ручеек. Здесь, среди молодого сосняка решаем устроить свой лагерь.
          Вспугнутые подъезжающим уазиком пара огромных ужей скользнула с бревна в траву.  Мы вышли из машины и подошли к воде осмотреться.
- Вов !- радостно вскричал Наставник,- посмотри сколько здесь щуки!
  Действительно- стоило нам подойти к берегу, как в разные стороны от него пошли волны от стремительно уплывающих рыб. Вспомнилось детство, когда также, выходя на берег деревенского пруда, я наблюдал буруны от  расплывающихся щук.

 


         Сегодня еще действует нерестовый запрет. Поэтому, несмотря на жгучее желание сразу начать рыбалку, мы решили основательно подготовить стоянку, а вот завтра, не нарушая закон, вдумчиво и качественно обловить всю старицу. Заготовили дрова, накачали лодки. За приготовлением ужина незаметно подкрался вечер, и только наши разговоры и звенящий гул несметных полчищ комаров нарушают тишину. Товарищ готовит свой фирменный суп: в котелок с водой бросает кусок сала, а после того как бульон основательно прокипит, добавляет туда картошку, мелко порезанный репчатый лук, высыпает пакетик супа быстрого приготовления и выкладывает банку тушёнки. Варево получается и сытным и вкусным. В других двух котелках завариваем крепкий чай, который хорошо пьётся после жирного супа. Две пружинки Раптора, дымящиеся с обоих краёв импровизированного стола из куска пенопласта, позволяют нам вполне комфортно поужинать в окружении облака гнуса.
       И вот оно - наступило долгожданное завтра. Выходим из машины и начинаем натягивать болотные сапоги. Нас буквально окутывает, противно пищащее облако комаров, кажется слетевшихя сюда со всего Ветлужского леса. Однако мы пропитаны запахом  раптора, спиральку которого сожгли перед сном в салоне автомобиля.  Почуяв страшный запах, кровососы так же как вчера от алкоголиков разлетаются от нас как от огня. Малиновое  солнце показывается  над темнеющим лесом, обещая нам погожий день. Полупрозрачный туман вьется клубами над гладью озера. Сосны на берегу смотрят на свои неподвижные отражения, словно дамы, проверяющие свои прически. Наскоро попив чаю, садимся в лодки и в нетерпении отплываем.  Делаю первый заброс вдоль берега, слава богу – пусто. Это крайне суеверный в вопросах рыбалки напарник приучил меня, что если на  первом забросе следует поклёвка, значит всё – рыбалка не состоится- клева не будет. На одной из первых наших рыбалок эта примета подтвердилась. Тогда я, не успев отчалить лодку от берега, уже на первом забросе почувствовал хороший удар по блесне и после непродолжительной борьбы завёл в подсак хорошую щуку «за трёшку». На мою самодовольную улыбку товарищ ехидно отреагировал:
- Все, клёва у тебя сегодня не будет.
И ведь угадал. Сам он в тот день поймал больше двух десятков хороших щук, я же тогда видел всего с пяток поклевок, а реализовал и того меньше.
         Глубина небольшая, и поэтому тяжелая блесна часто цепляется за подводную растительность. Смотрю: Наставник меняет  «железо» на  *попер. У меня такой приманки нет, и я роюсь в рыболовном ящике в поисках блёсны по легче. На глаза попадается самодельная колебалка сантиметров десять длиной, сделанная мной из медной полоски. Раньше все как-то не было случая испытать в «боевых условиях»- вот и настал её черед. Делаю мощный заброс в сторону противоположного берега  и,  дождавшись приводнения блесны, сразу начинаю проводку. После нескольких оборотов катушки мощный удар через удилище передаётся в руку, машинально делаю широкую подсечку и  чувствую, как сильная рыба заходила на том конце лески. Испытываю двойное удовольствие и от поклёвки рыбы и от того, что произошла она на мою самоделку. Спиннинг согнут в дугу, повизгивает фрикцион, однако щука устает и,  скоро завожу ее в подсачек.
За спиной слышу радостные крики товарища :
-Есть! Ух ты, куда…, иди сюда!
 Видимо и его посетила удача. Он всегда так эмоционально реагирует на  поклевки. Если находишься от него не далеко, то по этим довольным комментариям (я их называю повизгивания) можно понять с какой рыбой ведётся борьба.
         Еще заброс и опять удар. После непродолжительной борьбы уже очередная щука заведена в подсак. Происходит что-то невообразимое : поклёвки следуют одна за другой. Причем клюёт щука не меньше килограмма. Похоже, опять подтверждается теория ВИ: когда у «крупняка»  жор, щучья мелочь прячется, боясь быть съеденной. Делаю забросы веером под противоположный берег, и, сделав пару, тройку оборотов катушки, получаю очередной удар по блесне. Щуки в старице так много, что редкая проводка оказывается пустой. Это происходит, как правило, если тройник блесны цапнул пучок водорослей. Вот еще поклёвка. Сперва показалось , что это зацеп. Однако вот «зацеп» оживает, и леска, стремительно разрезая воду, пошла к лодке. Еле успеваю выбрать слабину. В метре под водой вижу спину огромной щуки. Она устремляется под лодку. Знаю, что этого нельзя допустить, но рывок рыбы такой мощный, что приходится опустить вершинку спиннинга вводу, чтобы избежать его перелома. Еще мгновение – и щука освобождается от приманки.  Меня всего «колбасит», в голове раз за разом прокручиваю недавние мгновения борьбы с речным гигантом. Сколько в ней было веса – 10 -12 килограммов? Успокаиваю себя, что это была не «моя» щука. Есть поверье, что рыбак ловит рыбу до тех пор, пока не поймает свою – самую крупную рыбу. Некоторые, особо суеверные, желая продлить свой рыбачий век, при поимке очень крупных рыб отпускают их. Убедившись в сохранности снасти, продолжаю рыбалку. Поклёвки следуют одна за другой, и в ажиотаже я теряю счет времени. Из состояния адреналинового полузабытья меня  выводит крик Наставника:
-Вов! Плыви сюда!
Думая, что по обыкновению, товарищ хочет дать мне рекомендации, как лучше проводить приманку, недовольно отмахиваюсь от него:
- У меня и тут хорошо клюет!
-Я, тебе говорю, Плыви сюда! – еще требовательней кричит напарник.
Откладываю спиннинг и, загребая веслами-лопаточками, направляю лодку к нему. Пока моё судно плывёт по инерции,  делаю заброс и выволакиваю хорошую щуку под четыре килограмма. Подплываю к Наставнику и интересуюсь у него:
- Чего звал ,? У меня там такой клёв!
- Посмотри:  что у меня?!- как то растеряно говорит товарищ, поворачиваясь ко мне левым боком.
От увиденного у меня мороз пробегает по коже: на пару сантиметров ниже левого уха в мощную шею рыбака жадно впился  тройником ярко красный попер!
- Ни хрена себе! А как так получилось? – оторопело спрашиваю у него.
- Зацепился попер  за коряку, я понадеялся, что леска прочная  - резко дернул. Он  и отцепился, прямо в лицо полетел, хорошо - успел уклониться, – грустно усмехается Наставник.
-Поплыли к берегу – там, на твёрдой земле будем думать, - предлагаю раненному товарищу.
         Выбравшись на сушу,  внимательно осматриваю рану. Крови нет, однако один из крючков тройника вошел в кожу до изгиба. Пробую шевелить его и вытянуть обратно, но нет - бородка японского крючка крепко ухватилась за внутренние волокна и не отпускает добычу.  На память приходит эпизод из телехита этого сезона «Особенности национальной рыбалки», где одному из героев фильма рыболовный крючок пробил палец. Предлагаю пострадавшему выдавить жало крючка через кожу и там откусить его кусачками. На что, страдалец мужественно соглашается. Проводим  анестезию: промываю водкой пассатижи, руки, обеззараживаю рану и наливаю пол кружки водки больному – для обезболивания. Далее начинается сама операция. Давлю на крючок , но он не с места.
- Да у тебя кожа на шее  такая же твёрдая , как на хвосте у бобра! – возмущаюсь я.
- Попробуй крючок пассатижами продавить – предлагает оперируемый.
Начинаю давить ими на крючок, и тут он ломается , окончательно оставшись глубоко в коже!
-  Давай ножом попробуй! Неужели такую рыбалку бросим! -в азарте предлагает Наставник.
- Да ты ,что ?!!Это же шея! Поехали в больницу!- твердо отказываюсь на предложение поработать хирургом. Как оказалось не зря: позже на рентгеновском снимке будет хорошо видно жало крючка, застрявшее буквально в нескольких  миллиметрах от сонной артерии. Очень даже вероятно, что такой «хирург» ,как я, перехватил бы ее острым ножом. Дальше были быстрые сборы и возвращение домой. Для раненного всё закончилось хорошо -жало крючка извлекли в районной больнице.
         Мысль о щучьем эльдорадо не давала нам покоя, и через две недели мы в том же составе опять были на Полустной. Неприятные подозрения шевельнулись в голове, когда подъезжая к озеру, мы увидели следы от колёс шишиги*. На месте нашей предыдущей стоянки горой валялись консервные банки из под тушёнки и груда пустых водочных бутылок. Терзаемые нехорошей догадкой мы побежали к воде. В этот раз при  нашем появлении на берегу  от него  не пошли в стороны буруны от уплывающих щук. Так и есть – поработали электроудочники! На мели сквозь прозрачную воду были видны лежащие на дне сорожки и мелкие окуньки. Перед нами простиралась никем не  потревоженная ровная гладь старицы, мёртвой старицы. Мы оба молчали. Нас угнетало чувство стыда за людей, сотворивших такое с кусочком живой природы, ради алчности, убивших, да -  именно убивших целое озеро!
- Уроды! Просто уроды! –возмущается Наставник  и, обращаясь ко мне, предлагает:
- Вов! Поехали от сюда – не могу на это смотреть.
          Быстро шагая – словно убегая от черных мыслей, спешим к уазику. Громко рыкнув, он увозит нас домой. Едем молча -  слова застревают в горле. Электроудочники стали настоящим бичом небольших водоёмов. Стоит им побывать на  каком-нибудь пруду, и там напрочь перестаёт клевать рыба. В руки хапуг попадает её малая часть, очень много, в основном молоди, гибнет, густо устилая дно. А взрослая рыба теряет способность к размножению. Не понимаю этих нелюдей. Они, как правило совсем не бедные люди, ради сиюминутной прихоти уничтожив очередной водоём, часто даже не знают, что делать с уловом. И что самое плохое- электроудочники – это не инопланетяне, не залётные гости из столицы , а в основном – местные жители, живущие по принципу – «Всё равно всё уничтожат: перебьют лосей, выловят всю рыбу. Так лучше это сделаю я, чем другие.» И никакие доводы, что это земля , где будут жить их дети, внуки, на этих варваров не действует. Что это: деградация, алчность?
      Поглощенный этими тягостными раздумьями не заметил, как обратная дорога привела нас к лещовой яме. Вышли на берег и долго смотрим на переливающуюся на солнце красавицу Ветлугу. Тут и там на шири разбегаются круги от играющей рыбы. Бегущая вода как бы смывает полученный негатив и в сердце появляется надежда, что и в Полустной возродится жизнь.
       В прошлом году я снова побывал на этой старице. Конечно того бешенного клёва увидеть не удалось, ведь природа умирает  быстро- восстанавливается долго. Однако с десяток неплохих щук за утро поймал.

 

PS: Рассказ был опубликован в 6 номере журнала "Рыболов" за 2016 год, жаль что редакция журнала мою фамилию исковеркала. 

  Таёжный император

          Это была моя вторая охотничья весна. В этот раз наша дружная компания расположились на берегу небольшой лесной речушки Септас. Я давно мечтал добыть глухаря или, как еще его называют мошника , причем хотелось сделать это именно на току – ведь это классика русской охоты, воспетая во многих охотничьих рассказах. Начитавшись их, я не раз представлял свой поход к токующему глухарю, к этой несомненно самой крупной и самой красивой охотничьей птице наших лесов. Есть что–то сказочное в этом посланце из глубины веков полностью теряющем слух во время весенней песни. Раньше мне приходилось встречать глухарей. Осенью я не раз спугивал их на лесных дорогах, куда они прилетали поклевать камешков. А вот увидеть весной, на току- не доводилось. Прошлогодняя попытка не увенчалась успехом. В тот раз вместе с Алексеем – бывалым охотником еще затемно пришли на глухариный ток. Дул сильный ветер, и моросил мелкий дождь. – не самая лучшая погода для такой охоты. Наверное, поэтому глухари не пели в тот раз, и мы впустую прогулялись по утреннему лесу.
          На этот раз шефство надо мной взял Леонид, обладающий недюжинной физической силой, зорким глазом и ружьём ИЖ-27 с великолепным боем как дробью так и пулей, пользующийся заслуженным авторитетом на загонных охотах. Редкий лось, вышедший на его номер, уходил от него живым. А еще Леонид любит делиться охотничьим опытом с молодыми охотниками. Вот и сейчас, прихлебывая чай у потрескивающего костра, он сказал, что недалёко находится глухариный ток, и завтра мы обязательно туда сходим.
Еще в полной тьме Леонид толкнул меня в плечо:
          -Володя, вставай – нам пора !
Темнота окутывает лагерь, и только пламя разгорающегося костра освещает темноту. Ярко мерцают звезды в черном небе.
          -Самая лучшая погода ,- с жаром говорит Леонид – Сегодня обязательно играть должен!
          Поеживаясь от холода, подсаживаюсь ближе к огню и пью горячий чай. Быстро собравшись, отправляемся на ток. Путь наш лежит через сосновый бор. В охотничьей литературе я читал, что глухариный ток обычно находится в непроходимом месте – чаще или на болоте. Здесь чисто как в городском парке. Вековые сосны выросли на песчаной гриве у реки. Мягкий мох скрадывает шум от шагов и если бы не мелкие сухие веточки, можно было идти по нему совершенно неслышно. Леонид уверенно чуть «в развалку» быстро шагает по ночному лесу. Он всю жизнь проохотился в здешних краях и поэтому чувствует себя как дома. Я считаю себя неплохим ходоком, но сейчас еле успеваю за ним. Минут через тридцать такой ходьбы мой проводник останавливается на небольшой полянке у поваленной ветром сосны.
          -Давай сядем здесь- послушаем,- говорит мне Леонид , указывая на лежащее дерево.
          Снимаем с плеч ружья и садимся. Напарник закуривает. Звенящая тишина окружает нас. Проходит несколько минут томительного ожидания. Я никогда не слышал, как токует глухарь и поэтому неудивительно, что первым его услышал Леонид.
          -О, заиграл!- улыбаясь, шепчет он, показывая рукой направление. Чутко вслушиваюсь и тоже начинаю различать редкие :
          - Тэк, тэк, тэк.
          Не знаю – глухарь запел громче , или слух подстроился под него, а наверно - все вместе .И вдруг в темноте леса раздается резкий звук похожий на скрежетание кровельного железа .
          - А вот это его песня – негромко поясняет Леонид,
          –Под неё и подходи, сейчас глухарь ничего не слышит!
          Внезапно скрежет заменяется привычным уже тэканьем.
          - Видишь как быстро ! – продолжает объяснять Леонид – всего два прыжка под песню сделать успеешь,             ну максимум- три. Лучше не спеши- обязательно подшумишь.
          Левее от нас запел еще один глухарь.
          -Ну, Володь , иди к первому, а я попробую взять второго. – командует более опытный товарищ.
          Начинаю подход. Чутко вслушиваюсь и по инструкции под песню прыгаю. И тут начинаю различать, что токуют одновременно три глухаря. Стою на перепутье, не зная к которому лучше пойти. Тот что справа вроде громче поёт: значит - он ближе, к нему и буду подходить. Глухарь всё ближе, ближе!!! И вот не задача – лесной певец расположился за широкой просекой. Начинает рассветать и проскочить открытое место незамеченным вряд ли получится - ведь глухарь только глохнет во время песни, а зрение у него никуда не пропадает.
Начинаю подход к другому солисту. «Наверно он далеко,»- подумал я и, нарушая правила, решил просто подойти к нему поближе, не тратя время на остановки во время перемолчек. А там уж начать прыгать строго под песню. Неожиданно шагах в двадцати с сосны с грохотом срывается мой несостоявшийся трофей. От неожиданности замираю на месте, мысленно кляня себя за самоуверенность. Проходит несколько минут, и тут слышу того - третьего петуха: оказывается - он не улетел.
          «Ну что, ж осталась– третья попытка . Её-то не упущу!»-азартно думаю я. И теперь действую строго по инструкции: тэкает- стою , точит -прыгаю два раза и замираю, в какой бы неудобно позе не застала меня очередная пауза в песне. В той стороне леса, куда ушел Леонид , слышу глухой хлопок выстрела, приглушённый расстоянием. Похоже, Леонид «опушился» - добыл глухаря – радуюсь я за друга. А «мой» певец где-то рядом, я остановился и внимательно осматриваю деревья. И вот, наконец, вижу своего визави. Почти на самой верхушке сосны замечаю тёмное пятно, которое шевелится в такт глухариной песне. Перебегаю от дерева к дереву, прикрываясь ими, сокращаю расстояние. Остановился отдышаться за толстой сосной. Но я не запыхался от быстрого бега, нет - меня трясет от нервного возбуждения - от близости исполнения мечты. Отсюда до мошника шагов тридцать, ближе не подойти –там открытое место , поэтому стрелять надо от сюда.
          Теперь могу хорошо рассмотреть глухаря, картинно устроившегося на толстой корявой ветке. Он весь черный на фоне уже светлого неба и только небольшое пятно белеет на крыле, как эполет на плече русского генерала. Да нет, пожалуй, не генерал, а сам император сосновых боров во всём своём величии предстал предо мной. В тиши ночного леса государь самозабвенно поёт свою весеннюю песню любви. Развернув веером свой шикарный хвост, он вытянул шею к восходящему солнцу и выводит колено за коленом. У него серо-желтоватый мощный клюв. От одного вида такого грозного оружия, наверняка, многие самцы отказывались от поединка. Осанистая борода подрагивает в такт песне, когда он начинает точить, словно волны прокатываются по мощному горлу. Вроде бы простые звуки песни завораживают, в них есть что-то сказочное, идущее из глубины веков. Плавно- без щелчка отключаю предохранитель и ловлю мушкой ружья правый бок реликтовой птицы. Сколько весен встретил этот глухарь? Судя по его размерам и тому, как уважительно держатся от него на расстоянии другие петухи - немало. Сейчас грохот моего выстрела разорвёт покой нарождающегося утра и лесной гигант, ломая сосновые ветки, камнем упадёт на мягкий мох. Затаив дыхание, слушаю первобытную песню и понимаю – его время еще не пришло. Он будет жить, а у меня вместо пустоты от исполненного желания, останется мечта, которая в другой раз приведёт меня на ток для встречи с этой сказочной птицей. Опускаю ружье и стою завороженный дивным видением, подаренным природой. Сколько проходит времени – полчаса или десять минут? Глухарь замирает и с шумом взлетает. Провожаю его взглядом и шепчу ему вслед:
          -Удачи тебе, Император! Пусть лесной дух хранит тебя от врагов!
          Теперь уже не таясь, иду назад. Утро уже полностью вступило в свои права. Полностью рассвело. Лес наполнился песнями пичуг: исчезло молчаливое очарование сумерек. На поваленной сосне сидит довольный Леонид, докуривая сигарету. Добытый глухарь чернеет у его ног.
          - Чего не стрелял? Подшумел?- спрашивает у меня удачливый охотник.
          - Да,- отвечаю ему, стыдясь признаться, что у меня не поднялась рука выстрелить в «императора».
          - Ну ничего – в следующий раз добудешь, - успокаивает он меня.
          - А мне пришлось в лёт стрелять. Ветка под ногой хрустнула, он и полетел, только недалекооо,- самодовольно продолжает Леонид.
После той охоты мне больше не приходилось бывать на глухариных токах. Но мечта добыть весеннего мошника осталась. Как сказал один мудрец : «Ожидание смерти- страшнее самой смерти». Я бы перефразировал по другому: «Ожидание исполнения мечты- слаще самой мечты». Может как раз в этом и суть самой охоты, которая, как известно, всё то, что до выстрела?             

  Находчивый зайчик

          В начале мая, когда земля покрылась нежной травкой, у  молодой зайчихи родились двое малышей. Облизав братьев  и быстро покормив, она ускакала по своим делам. Нет, она не бросила их. Дело в том, что новорожденные зайчата совсем не пахнут. Затаившиеся в траве пушистые комочки можно найти только случайно. Поэтому мать, дав детёнышам вдоволь насосаться  молоком, уходит от них, чтобы не привлекать к ним внимания. Заячье молоко очень жирное и поэтому, насытившись им, маленькие ушастики могут спокойно переждать  несколько дней. Однажды вместо мамы, которую они безошибочно узнавали по запаху,  их накормила другая зайчиха. Это такая заячья взаимовыручка.
           Прошло две недели, и подросшие косые начали грызть травку, которая пришлась им по вкусу. Мама немногому научила их: во-первых, выходить кормиться нужно только по ночам, а день – пережидать в каком-нибудь укрытии, во-вторых, когда что-то неясно – беги, беги изо всех сил.
- Остальному Вас научит природа! – закончила обучение зайчиха –мать и ускакала от них на всегда.

 


          Зайчата начали самостоятельную жизнь. Вдвоём им было не так страшно. В одну лунную ночь они по обыкновению, прыгая друг за другом, отправились на полянку поесть сочной травы и не заметили,  как с большой ели из темноты за ними наблюдают большие страшные глаза. Бесшумно соскочив с толстого сучка и одновременно расправляя широкие крылья, огромная птица стремительно  понеслась за ними. По скакавшему вторым братцу филин, а это был он, промахнулся  и только разодрал своим острым когтем его правое ухо. Кожа у длинноухих тонкая и легко рвётся, и это часто спасает им жизнь. Зато первому косому  не повезло -  его пернатый хищник схватил и унёс. Так зайчонок остался один. От пережитого ужаса он вздрагивал теперь, услышав в ночи грозное:
-Угу! Угу!Угу!
Опасаясь новой встречи с ночным  разбойником, косой стал кормиться днём, когда филин спит.
     В середине июня моя семья отправилась в лес за земляникой. Мы собирали ароматные ягоды на небольшой полянке, когда зашевелилась трава, и прямо к ногам  моей  дочки Маши выскочил небольшой зайчик. Два ребенка – человеческий и звериный застыли на месте, с удивлением рассматривая друг друга. Зверёк был серого цвета с чуть более тёмной спиной, правое ухо у него было порвано, мысленно  я  назвал его Рваное Ушко.
-Ой, зайчик! Живой зайчик! – обрадовалась Маша и протянула к нему руку.
Испугавшись,  Рваное  Ушко задал такого стрекача, что только его мы и видели.
    За  лето косой подрос и стал размером с домашнюю кошку. Была начало сентября  - пора бабьего лето. Солнце, словно стремясь наверстать упущенное, пекло как в июле. Рваное Ушко, измученный жаждой, направился к речке - попить водички. Спускаться под гору ему из-за длинных задних лап было неудобно, поэтому   ушастик не прыгал как обычно, а  вразвалочку неуклюже  пробирался вниз среди густой травы. Раздвинув её в очередной раз,  он неожиданно оказался на берегу и от увиденного замер.  На расстоянии заячьего прыжка на воде колыхалась лодка, в которой сидел человек. В его руках была диковинная палка направленная прямо на зайчонка. Это был я, заинтересовавшись шорохом в траве,  направил в его сторону, чтобы узнать, кто это там идёт? По рваному уху я узнал своего старого знакомого, и, опуская ружьё, негромко сказал ему:
-Не бойся, я не трону тебя!
От испуга Рваное Ушко подпрыгнул  на месте и, развернувшись, быстро скрылся  в  траве, ведь скакать верх по склону ему было гораздо удобнее, чем спускаться с него.
          Осень вступила в свою золотую пору. Листья на деревьях, прихваченные первыми холодами, окрасились в желтые и красные цвета, трава пожелтела и сделалась совершенно несъедобная. Вдоволь наевшись коры с молодых кустиков, Рваное Ушко  чутко дремал под вывороченной елью.  Вдруг на весь лес загремело:
- Ту-туту-ту !!!
    Зайчик вскочил и, замерев столбиком, прислушался. Он слышал похожий звук за дальним лесом, когда  что то очень большое и длинное, страшно лязгая, стремительно проносилось по высокой насыпи. Решив, что опасаться нечего, косой улегся дремать дальше. На самом деле это был самый страшный сигнал, так охотники-гончатники с помощью специального охотничьего  рОга отдают команды своими гончими собаками – злейшими врагами заячьего племени. Заметно ближе  взлаяли собаки. Теперь,  почувствовав опасность, Рваное Ушко вскочил и  стрелой помчался  в глубь леса. Перестав слышать лай, он остановился и, решив, что опасность миновала, залег под кустиком. Рваное Ушко совсем было уже задремал, когда  заливистый  лай разбудил его. Косой вскочил и стрелой помчался со всех ног. Однако ему никак не удавалось оторваться от преследователя: cобаку было слышно всё ближе и ближе. Неожиданно для себя Рваное Ушко прыгнул вправо и затаился.(Это называется «скидка», и взрослые зайцы используют это приём, чтобы уйти от погони.) Принюхиваясь, рядом  пробежала большая рыжая собака с черной спиной и  висящими ушами и, потеряв след, растеряно заскулила. На заячье счастье  это был молодой выжлец*, и он еще не знал все заячьи хитрости. Поэтому он, вместо того чтобы начать кругами обследовать место скола, потоптавшись в задумчивости, просто вернулся к хозяину.

 


       Через пару недель  также внезапно проснувшийся инстинкт, опять спас жизнь Рваному Ушку при следующей встрече с филином. Той ночью разбойник, как и в первый раз, напал на него сзади. Почувствовав опасность, заяц оглянулся и увидел налетающего врага с уже выпущенными когтями. До укрытия было несколько прыжков.
- Не успею!- пронеслось в ушастой голове. И тогда косой упал на спину и со всей силы ударил задними лапами в мягкое брюхо хищной птицы, при этом выбив из него несколько перьев! Чтобы не упасть, филин замахал крыльями и взлетел на ближайшую осину - отдышаться, а заяц, получив передышку, спрятался под маленькими ёлочками. Так Рваное Ушко придумал, как бороться с пернатыми врагами.
            Был конец октября. Моросил  промозглый дождик, а я  в надежде найти тетеревов  со своим спаниелем Ричем обходил поле за полем. Вдруг шагах в ста я увидел белое пятно. Приложил к глазам бинокль и присмотрелся.  Да, я не ошибся: это был заяц, рано переодевшийся в зимнюю шубку, весь белый он выделялся на фоне почерневшей от дождей травы. В  бинокль я  хорошо различил у него порванное правое ухо.
- Старый знакомый!- обрадовался я.
Рваное Ушко,  не торопясь, допрыгал до колеи на дороге и, к моему удивлению, стал валяться в грязи. Через несколько минут его белоснежная шубка превратилась в грязно коричневую совершенно сливающуюся с местностью!
- Ай, да зайчик, ай да молодец! – похвалил я его.
          Я подозвал Рича и, взяв его на поводок, чтобы он не прихватив по ветру заячий запах и не погнался за ним. Зайчик, одевшись таким хитрым способом в камуфляж, поскакал к лесу.  В тот день я ничего не добыл, зато получил заряд хорошего настроения от встречи с находчивым косым. Надеюсь: и по сей день хитрец жив и здоров.

  Мишка на дереве

 Осень была на исходе, прихватив листья деревьев первыми заморозками,  в медь и золото раскрасила лес. Для медвежонка,  семи месяцев от роду, это, конечно,  было в диковинку: вот совсем недавно все вокруг было зеленым, а тут враз все пожелтело!

 

 

 В это утро они с мамой неспешно шли по краю огромного мохового болота.  Смешно копируя движения медведицы, сынок старался двигаться также степенно как она. Ведь они хозяева леса, поэтому и ходить должны, не суетясь подобно лисице, а основательно «по-хозяйски».  Сегодня мама сказала ему: «Мишутка, скоро  закончится осень, поэтому пора нам заняться очень важным   делом: нагулять  жир на зиму. Как же без него? Без него медведям никак нельзя. Вот придёт лютая зима,  все вокруг покроет толстый слой снега и до вкусных корешков, ягод и прочей еды будет не добраться. А тебе и не нужно: с наружи трещат  морозы, а ты дремлешь в тепле берлоги и потихоньку перевариваешь летние запасы! Одна беда – нынешнее лето сухое выдалось  –  и привычная осенняя еда: брусника и клюква не уродились. Придется поискать нам что-то другое».

 

  Вот медведица  и искала: разламывала трухлявые пни, переворачивала старые  колоды   в поисках личинок, постоянно тщательно принюхиваясь – не принесёт ли ветер запах какой-нибудь падины. Увидев огнем горящие гроздья рябины, она  поспешила к ним. Безжалостно заламывая ветки, косолапая стала набивать рот горьковато-сладкими ягодами. Медвежонок, как  все дети,  быстро наелся и теперь задумался: чем же себя занять? В это время с березы, кружась, стал падать листочек. Озорник–ветер подкидывал и закручивал его, а Мишутка как котенок за бабочкой погнался за ним, норовя прихлопнуть непослушный листочек лапой.

 

              Увлёкшись поеданием  рябины, медведица не заметила исчезновения медвежонка. Да и чего за него переживать? Кто при такой  грозной мамаше посмеет его обидеть. Из приятного полузабытья сытости её вывел отчаянный рев сына и следом громкий собачий лай. Медведица тут же бросилась на подмогу малышу. Быстро проскочив заросли, перед  открытым местом она приостановилась осмотреться. Там её взгляду открылась  душераздирающая картина:    посреди поляны на тонкой березе, ухватившись всеми четырьмя лапами  за  верхушку раскачивался ее сынок. Ствол дерева под его тяжестью согнулся дугой, готовый вот-вот обломиться. Снизу под ним в злобном лае заходилась рослая черно-белая собака.  Вдруг порыв ветра принес страшный запах человека с ружьём!

 

        Такой же запах учуяла медведица год назад, выйдя на поле полакомиться сладкими  зернами овса, достигшими молочной спелости. Косолапая гурманша  за несколько дней основательно проредила посевы с края и теперь смело вышла на середину поля.  Внезапно она почувствовала незнакомый резкий запах. Гонимая инстинктом самосохранения медведица сразу же бросилась к спасительному лесу. Сзади раз за разом  грохнуло, сумерки озарились огненной вспышками выстрелов, и  левую заднюю лапу ожгло: словно сотня разъяренных лесных пчел разом впились в неё. Не помня себя, мчалась медведица, ломая кусты и молодые деревца, чтобы оказаться как можно дальше от страшного места!

 

        И вот сейчас, бесшумно развернувшись на запах, она увидела шагах в пятидесяти притаившегося за толстенной сосной невысокого мужичка. Вскинув ружье, он ловил  мушкой и никак не мог поймать отчаянно раскачивающегося на дереве  ЕЁ медвежонка. Мгновенно оценив, откуда исходит главная угроза для  ребенка, мать направилась к охотнику. Против его ружья её много килограммовая груда мышц была бессильна, только внезапный бросок с короткого расстояния мог решить вопрос поединка положительно. Потому то и кралась она, а не летела «на всех парах» на врага. В нескольких прыжках от него под лапой предательски треснула ветка.   Поняв, что противник заметил её, медведица с  грозным рыком бросилась в атаку! Смертельно красива была  она в этом броске: по плотной тёмно-коричневой шубе при каждом прыжке перекатывались волны.

 

          Происшедшее  дальше заняло всего лишь миг, а в моём пересказе выглядит значительно дольше. Итак, продолжу.  Человек мгновенно развернулся и, видя летящий на него огромный  коричневый шар, направил на него двустволку и нажал на курок, затем - на другой. Ружье не выстрелило. Оказывается, в азарте скрадывания медвежонка, охотник забыл отключить предохранитель. Для этого нужно сделать всего одно движение большого пальца руки, меньше мгновения отделяло человека от жизни и смерти. Но даже этого времени у него сейчас не было. Медведица была уже подле него и, встав на дыбы, резко махнув передней лапой, выбила ружье из рук. Охотник отлетел за сосну. Разъяренная мать рванулась добить врага, и тут с треском лопнул ствол березки, и медвежонок, отчаянно рявкнув, упал рядом с собакой. Медведица, уже готовая всей массой своей туши обрушиться на упавшего охотника, услышав жалобный зов отпрыска, развернулась в каких то сантиметрах от человека и ринулась к его четвероногой помощнице.   

 

       Псина, увидев несущуюся на нее грозную мамашу,  отскочила в сторону и, поджав хвост, по широкой дуге обегая противницу, понеслась за спасением к человеку. Для порядка,  грозно рявкнув на лайку, медведица легким подзатыльником отправила неслуха далеко в кусты, чтобы побыстрее убрать его с открытого места и, прыгнув за ним следом, неслышно скрылась из виду. 

 

 

Статьи пользователя

Перейти к альбомам пользователя →

Сейчас на сайте

На сайте 1 гость.

Сейчас в чате

В чате никого нет.