voenkov, 21.02.18 19:36: Да я что-то уже устал от зимы, тонны снега перечистил, батареи разморозил -котёл хуёвничает, сосну хорошую сломало попалам...уже не то что весны-ЛЕТА хочется :-) да, и крышу чуть прогнуло, видимо шовчик у листов разошёлся и закапало на втором этаже. Ещё эти дибилы в погонах за снег на фаркопе хотели прав лишить на три месяца. Отстоял, но нервов много ушло! На работе опять новый директор.

  О некоторых недостатках при подготовке охотничьих НПА

О некоторых недостатках при подготовке охотничьих НПА.
       Я не знаю, кто ещё из специалистов охотничьего хозяйства не критиковал в той или иной мере современный охотничий закон (далее ФЗ – 209). Надеюсь, что в ближайшее время будет окончательно проработан, составлен, изложен на официальном документе и опубликован перечень недостатков ФЗ – 209 с учётом всех мнений специалистов (не только охотоведов).
Приведу, своими словами, лишь некоторые из них:
1) Корупциогенность ряда норм;
2) Наличие антиконституционной нормы части 2 ст. 57 (Краев, 2012),
3) Ряд формулировок трудно восприимчив для простых охотников (громоздкость определений);
4) Отсутствие соотнесённости бланкетно сформулированных диспозиций составов правонарушений в КоАП РФ и УК РФ с нормами специального права (ФЗ – 209);
5) При разработке и принятии ФЗ – 209 не были учтены замечания специалистов по содержанию нормативных правовых актов (далее НПА) и других документов предшествующего времени.
6) Ряд формулировок не отвечает правилам русского языка (Целыхова, 2012);
7) Многие определения не отвечают критериям определённости, ясности и недвусмысленности правовых норм (Макарова Д. С., Пушкин А. В., 2012).
8) Слабо разработана социальная составляющая (упоминаются лишь КМН).
    Перечень можно (и нужно) продолжить, но это не входит в задачи данной статьи. Замечу лишь, что в силу самого ФЗ – 209 и практики нормотворчества прошедших со времени его принятия лет, мы можем наблюдать превеликое множество выпущенных во исполнение ФЗ-209 документов. А также можем предвкушать появление не малого количества «подзаконной бумаги» в обозримом будущем!
    Написать эту заметку меня побудил (помимо прочего) всего один пункт  предложенной поправки к Правилам охоты, которую разработали участники «круглого стола», посвящённого ратификации Россией Соглашения о международных стандартах на гуманный отлов диких животных между Европейским сообществом, Канадой и Российской Федерацией. Вряд ли кто станет оспаривать чрезвычайную важность прошедшего «круглого стола», и высокую компетентность собравшихся на нём специалистов. Тем более хочется, чтобы столь важные поправки были «без единой закавыки». Не претендуя на безупречность своих мыслей, ниже разберу имеющиеся, на мой взгляд, недостатки этого документа. Считаю это важным ещё и по тому, что эти недостатки, так сказать, общие, «проецирующийся» из недостатков ФЗ-209 на другие подзаконные документы, и их анализ может принести пользу.
    Итак, в поправках приводится следующее:
52. При отлове и (или) отстреле охотничьих животных запрещается:
52.1 добыча охотничьих животных, находящихся в бедственном положении, беспомощном состоянии, на переправах через водные объекты, в условиях стихийного бедствия или другой чрезвычайной ситуации, спасающихся от пожара, наводнения (в половодье), бури, в засуху, бескормицу, гололёд, за исключением добычи волков, шакалов и ворон (серой, чёрной и большеклювой), в случае отнесения последних законами субъектов Российской Федерации к охотничьим ресурсам.
1) Формулировка не отвечает правилам русского языка (пункт 6 приведённого выше перечня недостатков ФЗ-209). Так и хочется, в данном контексте заменить слово «добыча» (существительное) словом «добывание» (глагол). Ухо режет! (См. Целыхова, 2012).
2) Необходимо конкретизировать применяемые понятия (пункт 6 приведённого выше перечня недостатков ФЗ-209). В первую очередь -  понятие «в условиях стихийного бедствия или другой чрезвычайной ситуации».
    Чрезвычайная ситуация (ЧС) – это обстановка на определённой территории, сложившаяся в результате аварии, катастрофы, стихийного или иного бедствия, которые могут повлечь или повлекли за собой человеческие жертвы, ущерб здоровью людей или окружающей среде, значительные материальные потери и нарушение условий жизнедеятельности людей. Зона ЧС – это территория, на которой сложилась ЧС (Федеральный закон от 21 декабря 1994 г. №68 – ФЗ «О защите населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера»). В данном законе отсутствует определение понятия «нахождение в условиях ЧС». В отличие от расхожего мнения «зеленоватых и бесноватых» животные не обладают правоспособностью, у них нет обязанностей, а, стало быть, нет и прав. Права – категория человеческая. Полагаю, что, опираясь на закон, правильнее говорить о животных, находящихся в зоне ЧС.
    Чрезвычайные ситуации подразделяются по различным признакам. По сфере возникновения (техногенные, природные, социально-политические…). По ведомственной принадлежности (на транспорте, в строительстве, в сельском хозяйстве…). По характеру лежащих в основе событий (авария, пожар, землетрясение…). По масштабу возможных последствий – локальные, объектовые, региональные, глобальные (Постановление Правительства РФ от 21.05.2007 г. №307 «О классификации чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера»).
    Возникает вопрос: какое отношение может иметь ограничение охоты к животным, находящимся в зоне ЧС, объявленной по социально-политическим причинам? На транспорте или в строительстве? Если причиной введения ЧС стал человеческий голод, то получается, надо «добить» людей, запретив им охоту. А нашествие саранчи? Военные действия? Наводнение и водоплавающая дичь? Волки и волки?
3) Лесной пожар. Здесь я вижу проявление недостатка ФЗ-209 приведённого под цифрой 8. Асоциальность!
    Небольшой экскурс:
В пункте 11 Типовых правил охоты в РСФСР 1988 года прописано: «Работники научных организаций, экспедиций и другие лица, направляемые в охотничьи угодья (далее - ОУ) по служебным делам, в закрытые для охоты сроки, могут находиться в угодьях с охотничьим оружием… по письменным разрешениям государственных органов управления охотничьим хозяйством». В соответствии с Инструкцией о порядке добычи диких копытных животных (далее – ДКЖ) по разрешениям (лицензиям) на территории РСФСР (Приказ Главохоты РСФСР от 22 августа 1984 г. №316) разрешения на отстрел выдавались для организации общественного питания в летний период экспедициям, изыскательским партиям, бригадам охотников-промысловиков, бригадам охотников-волчатников, бригадам и группам охотнадзора, работающим в отдалённых местностях… Кроме этого существовало Положение о порядке выдачи разрешений на охоту в научных, культурных и хозяйственных целях (Приказ Главохоты РСФСР от 6 июля 1961 г. №146) Не могу ни привести попутно ещё одну выдержку из Инструкции по добычи ДКЖ. «Начальники управлений и госохотинспекций… имеют право… по обоснованным просьбам участников Великой отечественной войны продлевать срок действия неиспользованных разрешений, полученных ими для охоты…».
Приведённые документы хорошо иллюстрируют присутствие социальной заботы в сфере охотничьего хозяйства в советское время. Вот интересно, возьмёт ли кто-нибудь из руководителей охотничьей отрасли на себя смелость заявить, что у нас не осталось ветеранов-охотников?
    Но я немного отвлёкся.   При чём же тут пожары?
    В зоне авиационной охраны лесов (наземная охрана – около 16,4%; наземная охрана в сочетании с авиапатрулированием – около 10,5%; авиационная охрана – около 47,2%; неохраняемая – около25,9% от площади лесного фонда) борьба с лесными пожарами ведётся, в первую очередь, силами парашютно-десантной пожарной службы (ПДПС) ФБУ «Авиалесоохрана», а также  ПДПС субъектов РФ. При возникновении лесных пожаров, введении режима ЧС в лесах (Постановление Правительства РФ от 17 мая 2011 г. №376 «О чрезвычайных ситуациях в лесах, возникающих вследствие лесных пожаров»), в соответствии с межрегиональными планами маневрирования лесопожарных формирований производиться заброска к местам пожаров работников ПДПС.
    Всем известно, что лесной пожар – это страшно. Но не все это видели. Люди же работают на пожарах порой в сложнейших условиях, часто рискуя жизнью, неделями не покидая тайгу, спасая лес (в том числе и охотничьих животных), населённые пункты, зимовья охотников и т.д. Думаю, не ошибусь, что, не смотря на качественное снабжение, работники ПДПС могут оказываться в ситуациях, когда речь идёт о добывании себе пищи. К примеру, из-за сложных метеоусловий или задымлённости «вертушка» может долго не прилететь. Да мало ли что может быть! Совершенно очевидно, что  указанной категории работников, в силу объективных причин, необходимо иметь при себе охотничье оружие и иметь право охотиться во время исполнения служебных обязанностей, по крайней мере, на так называемые массовые виды дичи (рябчик, зайцы, белка, ондатра и т.п.). Кроме того оружие может понадобиться для обороны от тигров, медведей, бешенных животных. Можно ещё заметить, что «знающие люди» охотятся не во время пожара, а «бьют зверя» несколько позже, когда ушедшие от пожара животные, после того как «всё успокоится», начинают возвращаться к своим территориальным участкам.
    Не смотря на то, что ряд социальных вопросов сейчас отнесён к компетенции региональных органов власти, считаю, что разработка механизмов наделения правом охоты на массовые виды дичи (в закрытые сроки) работников экспедиций, лесоохраны и других организаций (перечень нуждается в разработке), а также ветеранов (и других заслуженных людей) необходимо рассматривать на федеральном уровне. Кроме того, наделение правом охоты в закрытые сроки (легализация) работников (естественно не всех, а только охотников (имеющих ОБЕФО)) ПДПС (и др.), при качественной проработке механизма, позволит получать некоторую информацию о состоянии охотничьих ресурсов в отдалённых и труднодоступных уголках нашей родины.
    Таким образом, недостатки ФЗ-209 зачастую не учитываются при принятии подзаконных актов. Тем самым недоработки закона закрепляются в других документах. Отдаю себе отчёт, что порой это неизбежно. Но в тех случаях, когда это возможно, давайте постараемся не развивать эти недостатки в подзаконной документации.

 

Пушкин А.В.  биолог-охотовед

 

Литература

 

1. Краев Н.В. Предписания о приравнивании к охоте исключают презумпцию невиновности //Современные проблемы природопользования, охотоведения и звероводства. – Киров, 2012. – С.271
2. Макарова Д.С., Пушкин А.В. О некоторых проблемах в сфере терминологии охотничьего законодательства //Современные научные тенденции в животноводстве, охотоведении и экологии. – Киров: ФГБОУ ВПО Вятская ГСХА, 2012. – С. 109 – 115.
3. Целыхова Е.К. Неоднозначная дичь нашего закона //Национальный охотничий журнал охота. – 2012 - №5 (50). – С.12 – 14.

 

  О некоторых особенностях современного понимания роли охоты для граждан России.

   Прочитав в  одном из охотничьих журналов за 2010 г. цитаты высказываний г-на Трутнева хочется отметить положительное понимание министром некоторых проблем охотничьего хозяйства страны. Явно выражено понимание многогранности и сложности такого понятия как «охота». Принимаются во внимание природоохранный, экономический, исторический и социальный аспекты. Министром подтверждается готовность к проведению большой совещательной работы - «надо смотреть, надо думать».
    Тем не менее на мой взгляд в глубине некоторых высказываний кроется довольно одностороннее понимание социальной составляющей понятия охота. Но обо всём по порядку.
   «Опыт зарубежных стран показывает, что коммерческая охота-это прежде всего охота трофейная». С этим трудно не согласиться. Тем более - «опыт зарубежных стран». В последнее время вообще в порядке вещей представлять охотничье хозяйство прежде всего как сферу бизнеса, сферу услуг. Очевидно в этих же целях в охотничьей прессе основной линией является формирование понимания у охотников, что трофейное направление в охоте - это правильная охота, а «мясное» направление-это охота неправильная. Однако путание смысла понятий правильно-неправильно и выгодно-невыгодно является общей тенденцией современного мира. Выгодно-значит правильно, невыгодно-значит явно неправильно! Это нужно учитывать. К сожалению это типичный социальный, психологический аспект современного потребительского общества.
  Всем известно, что существует великое множество определений понятия охота. Но давайте не будем забывать классиков и помнить, что « охота-это прежде всего состояние души»!
  «По оценкам, в России порядка 4 млн. охотников-это очень серьёзная цифра. И проблема доступности, возможности реализовать право на охоту – проблема социальная»….»Однако, говоря про социальный аспект, я всё же хотел бы подчеркнуть, что речь идёт о традициях, о справедливости, о реализации законных прав, но не о добыче пропитания, не об обеспечении семьи мясом на зиму. Есть весьма малочисленные сообщества, для которых продукты охоты – действительно «хлеб насущный», но к основной массе охотников это не относится».
  В вышеприведённой цитате вновь можно заметить возвышение трофейной охоты перед «мясной». Ещё раз вспоминая классиков, хочется добавить, что «охота – это лучший способ общения с природой». «Лучший» - именно потому, что в отличии от простого наблюдения или созерцания природы – охотник (рыбак, грибник) сам участвует в естественных процессах в природе происходящих. Он становится её частью, занимает, можно сказать, на время определённую экологическую нишу. Включается историческая память и человек вновь становится следопытом, исследователем природы и добытчиком пропитания для своей семьи. А добытчик – это хозяин, который бережно относиться к добываемым животным, думая о сохранении их для будущего использования. И такие охотники относятся к охоте как к определённому труду, требующему знаний, опыта, умения и сноровки. Они идут в лес с ружьём или капканами не ради забавы или в угоду моде, а именно по велению души. Здесь же существует целый пласт охотничьей культуры, формирующий бережное отношение к природе и основан он именно на понимании охоты как добычи пропитания. Ещё в детстве, не взяв в руки ружьё, я уже слышал и запомнил, что нельзя стрелять больше дичи чем сможешь съесть, а к той дичи, которую добыл, относись бережно и используй её полностью. Раз уж добыл утку, лишил её жизни, используй всю, вплоть до пуха, в хозяйстве всё пригодиться. Так формируется бережное отношение. Многие из таких охотников (которых трудно назвать неправильными) относятся с некоторой долей сарказма и недоверия к нынешней пропаганде трофейной охоты. И действительно, с их точки зрения порой кажется смешным убийство зверя не ради мяса, а чтобы « померится с друзьями рогами».
  Конечно же трофейное направление в охоте развивать необходимо. Но делать это нужно крайне аккуратно. Мы не Европа и менталитет у нас свой! И столь массовым явлением как на западе на Руси трофейная охота станет навряд ли. Пропаганда развития трофейной охоты и веяния моды уже сделали своё дело. Некоторые скупают трофеи и устраивают в своих домах «кладбища костей». Другие всячески подделывают на выставках свои экспонаты чтобы получить больше баллов. Неумеренный отстрел наиболее трофейных особей приводит к антиселекции в группировках и популяциях животных.
  Необходимо помнить, что трофей – это показатель доблести охотника в борьбе со зверем. Таково это понятие с древности. И ценность трофея в идеале должна быть прямопропорциональна сложности добывания зверя, а у охотников за трофеями должен быть действующий, применимый и применяемый этический кодекс. «В понятие « Охотничье трофейное дело» входит целенаправленное ведение охотничьего хозяйства на получение трофеев лучшего качества с использованием адресной биотехнии, в том числе подкормки, селекционного отстрела, планирования добычи, позволяющих  формировать жизнестойкую популяцию зверей, пропаганда правильной охоты, оценка трофеев и её совершенствование, проведение выставок, поддержание баз данных о трофеях и охотничьей культуры, изучение трофейных характеристик животных ( Положение об охотничьих трофеях в РФ. 2010 г.).
   Министр говорит, что «есть весьма малочисленные сообщества, для которых продукты охоты – действительно «хлеб насущный», но к основной массе охотников это не относиться». С этим можно согласиться если понимать «хлеб насущный» - это когда люди живут исключительно за счёт охоты. Существенным же подспорьем в обеспечении семьи продовольствием охота является для многих. Это промысловики, большое количество сельских жителей, люди с малым материальным достатком, что в наше время не редкость. К последней категории относятся иногда даже студенты (на стипендию не проживёшь, а пушнина какой-никакой а заработок). Кроме того есть люди, которые просто живут охотой, просто им так нравится, охота их кормит. И ни чего предосудительного здесь нет. Животный мир – общенародное достояние. Кто-то живёт огородом, а кто-то лесом и рекой. «Баба в огороде, мужик в лесу».
  Как пример могу привести двух дедов, двух братьев, в одном из районов Кировской области. Ушли лет 15 назад в тайгу, один избу себе срубил, второй чуть по реке ниже землянку вырыл. Живут лесом и рекой. Дичь не переводится, но и без мяса не бывают. Раз в месяц идут за пенсией, покупают муку, ещё кое-что из провизии, да иногда что для охоты необходимо. Раньше и путёвки ведь брали, когда порядок был. Живут же в тайге потому что так нравиться, по душе им такая жизнь. И к природе относятся бережно, поучиться можно. И это не редкий случай. А сколько таких добровольных таёжников в районе, в области, в стране?
Почему же министр считает, что для охотников «речь идёт не о добыче пропитания, не об обеспечении семьи мясом на зиму»? Кто же более «чист и светел, кто душою не солгал»? Охотник законно добывший с вышки трофейного кабана и получивший медаль за клыки. Или же другой охотник, также законно добывший кабана с лайками на мясо. И будет он кормить этим диким ( полезным и экологически чистым) мясом зимою свою семью. И в принципе оба правы, у обоих правильные и законные мотивы. Лишь иногда возможно второй охотник расценит первого как человека с излишним тщеславием. Но в целом охотники друг друга поймут. В этом и есть многогранность охоты.
На мой взгляд ошибочно считать, что охота является основой жизни и деятельности лишь коренных малочисленных народов с традиционным природопользованием. Охота  - это не забава, не модное увлечение, не просто стрельба. Для многих это образ мышления и смысл жизни. И обеспеченные люди уходят в тайгу и живут там охотой по велению души. И очень для многих россиян продукция охоты – это заработок и подспорье к столу. Одна из основных задач – беречь моральный облик охотника, потеряв который  мы потеряем наверняка больше для охотничьего хозяйства, чем грозила бы потеря даже какого-либо вида животных. А облик моральный у российского охотника свой, не западный, и именно его и надо беречь!
В заключении хочу привести цитату*  из книги известного российского охотоведа В.А.Чащухина: «Так называемой цивилизованной частью человечества выражены сожаление об их (коренных и малочисленных народах – А.П.) социально-экономической отсталости и озабоченность их судьбами. На фоне столь высокопарных заявлений нельзя умолчать о цене явно обозначенного противоречия между социально-экономической отсталостью и высокой экологической культурой коренных народов. Она исключительно велика – это целостность окружающей человека естественной среды, сохранение естественных источников жизнеобеспечения и невосстановимых в случае утрат природных ценностей. Таков один из путей развития части человеческого рода, пожелавшей остаться на лоне природы без её существенного трансформирования в угоду меркантильных интересов. Это образ жизни в соответствии с естественными процессами…». Также и многие представители народонаселения страны сами и добровольно выбирают подобный путь и живут в единстве с природой. Хочется пожелать специалистам управляющим охотничьим хозяйством не забывать, что мы живём в России и охота для нас не то же самое, что охота для европейца.
*-В.А. Чащухин, «Человек и охотничьи животные: изменение среды обитания» /ВНИИОЗ,РАСХН. Киров 2010. А.В.Пушкин,биолог-охотовед.

Статьи пользователя

Перейти к альбомам пользователя →

Сейчас на сайте

На сайте 1 гость.

Сейчас в чате

В чате никого нет.