voenkov, 18.01.18 21:36: Приветствую ВСЕХ! Мира, добра, равновесия и благополучия! С Крещением!!! Пустите Всевышнего в душу, живите в соответствии с его заповедями - берегите дружбу, цените искренность и прямоту, не воруйте, не изменяйте любимым и близким ни духовно ни физически, не обманывайте, жертвуйте своим во благо ближнего, не жадничайте, отдавайте последнее - это трудно, но по христиански, не лукавьте- ибо уподобитесь говнослову... Помните, любовь и дружба - это дела, а не пиздобольство!!!

  Дела собачьи: практика и закон

Дела собачьи: практика и закон

 

Весной 2017 года находился я в командировке в Уломском охотничьем хозяйстве МВОО ЦО ВУ. Про это хозяйство на Рыбинском водохранилище уже немало написано и рассказано, и все же немного еще раз опишу его. Руководит им Николай Георгиевич Ларин, человек старой закалки, бывший председатель колхоза. Таких хозяйственных людей уже мало где встретишь. Коллектив и Совет МВОО ЦО ВУ относятся к нему с большим уважением.

 

Сама база расположена на живописном берегу Рыбинского водохранилища, в сосновом бору. Место просто шикарное, недаром оно привлекает не только охотников в сезон охоты, но и семьи, которые приезжают сюда отдыхать нередко на месяц, а то и более  по несколько десятков лет подряд, совмещая отдых с рыбалкой, сбором грибов и ягод. Ягоды и грибы, кстати, растут буквально на территории базы.

 

Что касается меня, то я выполняю свою работу по обслуживанию иностранных туристов, можно сказать, развлекаю их, показываю, как прекрасно ловится лишь на один крючок прекрасная и наивкуснейшая сорога, которую повара потом нам жарят.

 

Русские же охотники по плану добывают глухарей, тетеревов, охотятся с подсадной на селезня. Приходят ко мне с просьбой: пусть, мол, ваша собачка достанет добытого селезня. Замечу, что почти во всех поездках меня сопровождает моя курцхаариха Тейси. На вечерней тяге она «королева бала», ищет подранков или добытых в темноте вальдшнепов. По просьбе счастливчиков я по всем правилам снимаю шкурки с добытых глухарей и тетеревов.

 

Это все предыстория, теперь непосредственно сам рассказ.

 

 

 

Тейси и глухарь

 

В очередное утро два моих друга встали рано и поехали с егерями на глухариные тока попытать счастье. Я же засиделся с очередным глухарем, добытым охотником днем ранее. Закончив работу, хотел уже пойти погулять, как вдруг Николай Георгиевич сообщает мне, мол, сейчас за тобой заедет твой друг Лева, поедете искать его глухаря.

 

Как оказалось, он сбил глухаря под песню, но пока подбежал к дереву, тот удрал. Лева остался в качестве ориентира у дерева, а егерь Игорь пошел по перышкам искать птицу.

 

Та выскочила из-под валежины метров через пятьдесят. Егерь, вскидывая ружье, вдруг вспомнил, что в стволе только пулевые патроны. С пулями в стволах он стал ходить после того, как несколько раз на току сталкивался с косолапым, и тот не собирался покидать ток, пугая егеря.

 

Чтобы не разбить трофей пулей, он попытался догнать подранка, однако тот резво удрал.

 

Добрались мы на ток к тому дереву спустя более трех часов. До этого я уже брал на поиски подранков свою собаку – пару раз в Березайском хозяйстве, но там присутствовала еще лайка. Те подранки не убегали по земле, а перелетали, и поэтому лайка дважды находила их на дереве. Моя Тейси до такого уровня еще не доросла.

 

Показав собаке место падения глухаря и дав понюхать капельки крови, я стал наблюдать за ее работой. Буквально за десять минут она прошла весь тот путь, что проделал егерь, и пришла к той самой валежине и стала там копошиться. Я предложил ребятам разойтись от меня в разные стороны на 50-60 метров и прочесывать местность, тем более что мы находились на гриве, по бокам на расстоянии двухсот метров и впереди сушу окружало болото. Глухарь по всем признакам должен остаться на сухом месте.

 

Так мы и пошли цепью: я с собакой посередине, ребята по бокам. Пройдя более сотни метров, я увидел впереди, чуть левее, небольшой пятачок, заросший елочками. Мою догадку о том, что здесь может залечь беглец, опередила Тейси, которая с лаем выгнала из сосняка глухаря. Он с высоко поднятой головой рванул от нее влево, в сторону Левы. Тот уже начал поднимать ружье, как его остановил мой окрик: дай поработать собаке! Ну а далее, как говорится, дело техники: собака подмяла под себя петуха, хотя и получила перед этим по морде удар клювом, что только еще более раззадорило ее!

 

Подойдя к Тейси, я отобрал у нее птицу, затем дал еще раз ее прихватить, сунул лакомство и передал трофей владельцу. Что самое удивительное, более десятка глухарей и тетеревов я перешкурил, курцхаариха подойдет, понюхает птицу и все, лежит себе дальше. Этого же, лежащего в рюкзаке, она всю дорогу охраняла, и потом никого целый день к нему не подпускала, когда он впоследствии висел на стенке! Вот что значит собственный трофей!

 

 

 

Враги и друзья собаководов (эта часть вышла в РОГЕ №1-2 2018 г.)

 

Описав свой добор с собакой подранка глухаря, хотел бы немного остановиться на недавно поднятой городскими депутатами проплаченной акции «зелеными врагами охотников». Почему именно проплаченной, да потому что откуда городским депутатам знать нашу охотничью жизнь со всеми ее нуждами, проблемами и т.д. Только те, кто истинно занимается охотой, может крепко отстаивать наши интересы. В их числе, получается, только некоторые члены партии ЛДПР, а депутат Н.С. Валуев написал большую статью в защиту притравочных станций, прочитав которую, да же человек не имеющий отношение к охоте, поймет глупость большинства наших народных избранников. Большая часть белоперчаточников во главе с Володиным, выходит, затуманена зеленым туманом. Интересно, депутат О.В. Тимофеева и В.Н Епифанова знают, как проходит забой лис, енотов, песцов, норок на фермах, где их выращивают для шубок и гаржеток, в которых они ходят? Наверное, даже и не догадываются, а раз бы съездили для интереса на экскурсию, могу предположить, что на рассмотрение в Думу было бы уже организовано новое предложение о гуманности по отношению к этим клеточным зверькам.

 

Я еще могу понять простых охотников, которые живут на земле и непосредственно имеют контакт с лесными животными. Им можно обойтись без притравочных станций, ну а как же селекция, дипломы, вязки породистых рабочих кобелей и сук? Что, они должны экспертов гонять по лесу и искать вживую кабана, лося, барсука и т.д.? Это абсурд. А как нам, городским жителям, которые выбираются не так часто в лес и которые хотят, чтобы их питомцы знали, с чем им предстоит в лесу встретится? Именно на притравочных станциях мы показываем своим питомцам того или другого животного, на кого рассчитываем впоследствии с ними поохотится либо для ознакомления.

 

Сколько можно уже отбиваться от этих проплаченных наездов, и вообще, наши проблемы не должны касаться депутатов, а также чиновников в регионах, от которых зависят сроки охоты. Региональные департаменты охоты ждут, когда же чиновник назначит открытие сезона. Департаменты должны быть полностью автономными и подчинятся только МПР РФ.

 

В заключении хочу выразить свою благодарность за становление своей собаки, как истинной охотничьей и рабочей, на первых шагах натасчику О. В. Батову, далее клубу «Охота и Собаки» с притравочной станцией под руководством А.Р. Фаткуллина и Н.В. Фаткуллиной.

 

 

 

Большое вам спасибо за мою собаку!

  Зоозащитники или зоорадикалы? Десять аргументов от Валуева в защиту притравочных станций

 
 Внимание!!! Митинг в защиту притравочных станций состоится 13 января в 12.00 в "Гайд Парке".
 
 
Известный депутат не согласен с позицией большинства коллег по нижней палате, которые выступают за запрет традиционных методов подготовки охотничьих собак.
 
Принятый практически единогласно Госдумой законопроект о запрете притравочных станций во вторник, 26 декабря, не получил поддержки в Совете Федерации. Сенаторы, отклоняя инициативу, апеллировали к тому, что закон ударит по всему охотничьему хозяйству. Документ назвали сырым и предложили сформировать согласительную комиссию, чтобы его доработать.
 
Первый зампред председателя комитета Госдумы по экологии и охране окружающей среды Николай Валуев согласен, что законопроект требует доработки. За запрет притравочных станций он не голосовал. Почему Валуев в подробностях объяснил ИА «Политика Сегодня».
 
1. Барсучьи челюсти
 
 
В России существуют исключительно присущие нам породы собак, которые в процессе селекции вырабатывались сотнями лет. Это зверовые: лайки, псовые борзые, гончие. Основная масса норных собак - это европейские: таксы, фокстерьеры.  В чем же проблема этого закона? По замыслу авторов, тренировка должна происходить бесконтактным способом, что не позволяет подготовить собаку к ее прямому функционированию. Нам приводили в пример Европу. Там контактный способ натаски запрещен. Например, норная собака пускается в искусственную нору, но, как правило, не контактирует со зверем.
 
Европейские охотники прекрасно понимают, что если не будут обучать собаку без контакта, то остается лишь надежда на то, что она в условиях реальной охоты вдруг прозреет, сделает хватку и вытащит зверя наружу. Это выглядит как минимум спорно, потому что зверь защищается в норе. Барсук очень часто закапывает собаку. У него настолько сильные челюсти, что одним этот зверь может прокусить штыковую лопату. Мне ребята охотники показывали. Если неподготовленная собака сунется в нору, то она почти труп. Если только охотник ее не откопает.
 
2. Немецкий компромисс
 
В Германии, например, охотники строят искусственную нору, которая ничем не отличается от естественной. Ее внутренние ходы достаточно широкие, чтобы собака там не застряла. В Германии очень высокая плотность лисиц, в отличие от Англии, где охота на лисиц вообще запрещена. Немцы уничтожают лисиц ежегодно, потому что зверь считается переносчиком опасных для человека заболеваний и натуральным природным вредителем. Учитывая, что подготовка должна быть бесконтактной, эта нора выстраивается в охотничьих угодьях. Туда приходят охотники с молодыми собаками и запускают в нору, которая, как правило, уже занята лисицей. Собака все-таки делает эту хватку. Потом, когда собака поедет в другие угодья, этот навык ей очень пригодится. Но это не оформляется, как подготовка охотничьих собак, а как охота. Тем самым они уходят от принципа бесконтактной подготовки. В контексте нового закона у нас так делать не получится. Можно организовывать притравку в вольерах, но охота предполагает добывание зверя. Не стрелять же потом притравочных животных. На это притравщики не пойдут. Они вовсе не изверги, какими их рисуют.
 
3. Лайка против медведя
 
 
Дальше идем по зверовым собакам. Это лайки, псовые гончие, борзые, которые используют на лису, зайца и отчасти по кабану. Их задача – гнать или обозначать голосом зверя, а борзые собаки делают хватку конкретно по зверю. Если мы будем обучать их бесконтактным способом, то они не будут знать, что от них требуется. Мы будем уповать на то, что эти собаки на охоте вдруг прозреют и сделают хватку. Все разновидности лаек являются зверовыми. Используют их по копытному зверю, и также по опасным зверям. Это волки, росомахи и медведи. На притравочных станциях предлагается ставить ограду, где собака не сможет контактировать со зверем. Опять же мы получим незнание собакой повадок зверя. Вероятный исход – это ее гибель на охоте. Лайки зачастую спасают жизнь человеку. Когда медведь бросается на человека вовремя сделавшая хватку лайка может помочь выгадать несколько мгновений, чтобы человек успел собраться и выстрелить. Здесь вопрос жизни и смерти.
 
Как в законопослушных притравках происходит знакомство лаек с медведем. Описываю то, что видел сам. Несколько лаек запускают в вольер с хищником. Медведь – очень резкое животное, которое легко может подловить неопытную собаку и просто напросто загрызть. Тяпнуть медведя за зад решаются, как правило, две собаки из десяти. Когда медведь начинает гонять свору по вольеру, то в этот момент и происходит знакомство лайки с повадками, движениями хищника. Когда мы его отделяем преградой, то собака его повадки изучить не сможет. Аналогичная ситуация с кабанами. Даже если представить, что истории, когда обездвиженного медведя на цепи с выдранными клыками дерут собаки, правдивы, то человек допустивший такое – преступник. Но о таких притравках я не получал ни единого сигнала. Никто до сих пор не написал.
 
4. Клыки и когти
 
Предлагается подготавливать собак бесконтактным способом. Мы получим неподготовленных собак или случаи преступления закона. Уголовное наказание может подпадать под 245 статью УК РФ (жестокое обращение с животными – прим. ред.), которую мы недавно усиливали до пяти лет. Люди будут вынуждены все равно этих собак подготавливать. В Госдуме приводились примеры того, что у зверей на притравочных станциях вырывают когти и клыки. При этом ни одного случая заведенного дела по данным нарушениям не было. Если организатор притравки так поступает со своими подопечными, то он по определению нарушает закон.
 
Возникает вопрос: причем здесь собаки? Не собаки же выдрали когти. Это сделал человек. Но это все базируется на каких-то условных заявлениях зоозащитников, которые зачастую желают мне, чуть ли не смерти в Instagram. Удивительно. Люди людям желают. Сами понимаете. Я прошу назвать конкретные адреса притравок, где находятся звери с выдранными клыками и когтями, но ни одного адреса я до сих пор не получил, чтобы хотя бы отправить туда проверку. На этом базируется доказательная часть, что притравка должна быть бесконтактной.
 
5. Алогичные доводы
 
Сам принцип, который описывается в пояснительной записке, о том, что животные на станциях задираются насмерть, очень спорный. Пишут, что на станциях зарабатываются деньги, но тогда какой смысл для организатора притравки задирать насмерть своих же питомцев. Их нужно кормить и выращивать. Владелец теряет в противном случае. Какой в этом смысл?
 
6. Соколы на страже Кремля
 
К согласию приходить придется. Будет собираться согласительная комиссия. Нужно услышать мнение экспертного сообщества. Я говорю об охотничьем сообществе, а не только о зоозащитников, которых в таком случае я называю зоорадикалами. Мы рискуем получить неработающий закон. Вероятность нарушений крайне высока, потому что в такой преамбуле, в которой его приняла Госдума, контактная подготовка больше проводиться не может. К первому чтению туда же попали ловчие птицы. Но многие забыли, что их используют не только на охоте, а подготавливают для защиты аэропортов и даже московского Кремля. Они защищают от чаек и ворон, которые если попадут в турбину самолету, могут привести к людским жертвам. Неимоверными усилиями удалось убедить исключить из документа хотя бы ловчих птиц.
 
7. Опыт кинологов
 
Служебных собак готовят на живых людях. И собака делает хватку, которая должна делать в момент задержания преступника. Иначе собака не сможет понять, что от нее требуется. Велика вероятность, что в смертельный миг для охотника его собака, подготовленная по бесконтактному принципу, просто будет лаять. Для разъяренного медведя лай собаки – это ни о чем.
 
8. Этика лабораторных испытаний
 
У нас существуют лабораторные животные, на которых, соблюдая правила и подзаконные акты, испытываются действие медицинских препаратов. Зачастую животные гибнут в процессе испытаний, но мы понимаем, что не можем поступить иначе. Эти препараты потом помогут многим людям. В случае с охотничьей собакой речь идет о породе. О выполнении прямых обязанностей конкретной породы, ее основных функций.
 
9. Опасные волкособаки
 
У нас медведей по самым скромным подсчетам численность выше, чем численность волка. Можете представить, насколько медведь опаснее волка. Медведи едят людей. Такие случаев становится все больше. Я за этим слежу. Волков стало больше. Хуже, что появляются волкособаки. Они вообще человека не боятся. Загрызают людей.
 
10. Специфика сельской местности
 
Немалая часть России живет не в городах. Эти люди постоянно сталкиваются с этими животными. Они вынуждены сосуществовать и обороняться. В народе есть понятие пастушьих собак. Это алабаи, волкодавы, которых используют для охраны стада. Этих собак натаскивают на волка. Попадая в отару овец, волк не берет одну овцу, а вырезает всю стадо. Такая жизненная специфика у этого хищника. Волков стараются поймать живьем и на них натаскивают волкодавов. Я бы очень хотел посмотреть, как вы сможете объяснить человеку, для которого эта отара – его работа и средства для существования, что вы его волкодава должны притравливать через сетку. Но закон ставит его в заранее проигрышную позицию.
 
Резюме
 
Нужно собрать всех, кого касается этот закон. Я очень надеюсь, что в согласительной комиссии эти люди будут, и будет найдено устраивающее всех решение. Соблюдать ветеринарные правила и условия содержания диких животных – это задача организаторов притравочных станций. Они должны четко этому соответствовать. Я думаю, что при обсуждении закона члены Совета Федерации мыслили именно такими категориями.
 

 

 
 

  С Рождеством!

Друзья, недруги, равнодушные, злопыхающие и просто мимо проходящие! Поздравляю Вас с Рождеством Христовым! Умейте слушать и слышать; уступайте в мелочах, но будьте непоколебимы в принципиальных вопросах торжества добра и истины; если кого обидели действием или бездействием - извинитесь и не повторяйте ошибок; не разменивайте дружбу на деньги – не будет ни друзей ни богатства; цените врагов – их намерения подчас видны и очевидны, а предательство близких неожиданно и крайне болезненно; любите Родину, чтите мать, уважайте отца, преклоняйте колена во имя памяти дедов и прадедов - прородителей Вашей жизни; боритесь с собственным равнодушием - помогайте, когда это необходимо - когда Вы освободитесь - может быть уже поздно; если Вы не понимаете текущую ситуацию - спросите - не домысливайте сами - Ваша интерпретация может вкорне отличаться от мнения других участников и негативно повлиять на будущее, и не только Ваше; не поддавайтесь на соблазны, избегайте излишеств; не скряжничайте – щедро делитесь со страждущими, ибо помрёте в духовной нищете в обнимку с накоплениями; живите душой, эмоциями, чувствами и отношениями, не позволяйте доминировать сухому сиюминутному рационализму – перечеркнёте перспективу которая сейчас может быть и не очевидна и не видна! С Рождеством!!! Кирилл voenkov.

  Первый сплав

Вчера в супермаркете, стоя в очереди в кассу, встретился взглядом со счастливым человеком, покупавшим полтарашку кваса. Им оказался мужчина лет сорока, одетый в коричневый камуфляжный костюм и по-рыбацки загнутых болотных сапогах, именно «по-рыбацки», потому что голенища были только загнуты пополам и при ходьбе шумно задевали друг друга раструбами. Охотник, завернув болотники, несколько раз согнёт голенища так чтобы, они плотно охватили ногу: так можно бесшумно идти, и семена трав и прочий мусор не попадёт внутрь.

 

Порадовало, что человек покупает не хмельной напиток. Зачем ему искусственный стимулятор веселья, если и так хорошо, и для полного кайфа надо только утолить жажду. Расплатившись на кассе, я вышел за рыбаком из магазина и ещё немного с удовольствием понаблюдал за ним. Он, не торопясь, открутил пробку на бутылке, и также неторопясь, я бы сказал «степенно», с наслаждением начал пить.

 

  Покрасневшее от загара и ветра лицо и слегка пьяные глаза говорили, что их хозяин уже возвращается с рыбалки, а не едет на неё. Непосвященным не понять, почему так счастлив этот человек. Сколько раз так и я, смертельно усталый но донельзя довольный возвращался домой. Проведя несколько дней на лесной реке, достигаешь состояния полного умиротворения. Приходишь к мысли о суетности происходящего, находясь рядом с вечным. Так бывает, когда идешь, занятый невеселыми размышлениями, опустив глаза в землю, и вдруг, споткнувшись, поднимаешь голову и, увидев бездонное голубое небо, застываешь от охватившего тебя восторга. Не хочется никуда спешить и только растворяться в этом состоянии покоя. Наверно нечто подобное на востоке называют «нирваной». Йоги проводят годы в изнуряющих тренировках, чтобы подняться на этот уровень. А оказывается всё так просто и сложно одновременно. Может так действует закон сохранения энергии, когда душевная тяжесть переходит в физическую: ты безмерно устал, а твоя душа наконец то освободилась от земных оков и парит, парит невесомая?
            Глядя на рыбака я вспомнил свой первый сплав и так захотелось еще раз проплыть по лесной реке, когда только ты и медленно струящаяся вода. А узнал и полюбил такую рыбалку я благодаря Владимиру Ивановичу - одному из лучших спиннингистов нашего края.
         С этим замечательным человеком, я познакомился благодаря моей жене – Надежде. Как-то она рассказала, что у её коллеги муж просто «повернут на рыбалке» и как раз сейчас ищет напарника. Наслышанный о его богатых уловах я с радостью воспользовался возможностью попасть на настоящую рыбалку и в назначенное время подъехал познакомиться с новым товарищем по увлечению на его работу. Нужно сказать, что под словосочетанием «повернутый на рыбалке» мне представлялся худосочный ботаник, близоруко щурящийся через толстые линзы огромных очков. Однако навстречу мне вышел уверенный в себе мужчина лет сорока пяти среднего роста и крепкого телосложения хотя и полноватый с красным обветренным лицом, как у моряка дальнего плаванья.

 

-Владимир Иванович – представился он, и крепкое рукопожатие дополнило его схожесть с «морским волком». Прощупав меня несколькими вопросами по поводу знания спиннинговых снастей, будущий напарник удовлетворенно хмыкнул и, пристально глядя мне в глаза, коротко спросил:

 

         - Как относишься к рыбалке сплавом?

 

- Не был, но хочу попробовать, - не раздумывая, отвечаю ему. И сразу интересуюсь деталями:
            - На чём будем сплавляться и по какой реке? Как туда добираться и что с собой брать? Да, еще у меня нет лодки…

 

  - Насчёт лодки не переживай, найду – развеивает мои сомнения мой новый знакомый и начинает объяснение, заканчивая каждую фразу короткими жестами, словно рубя воздух, широкими ладонями.

 


       - Как добираться, тоже не твоя печаль, что с собой взять - дам список, - заканчивает он короткий инструктаж. Обменявшись телефонами договариваемся о предстоящем дне рыбалки.

 

  Мог ли я тогда знать, в какую авантюру ввязываюсь ради призрачной надежды побывать на «настоящей рыбалке» да еще освоить спиннинг под руководством такого мастера! На следующий день через Надежду я получил от нового наставника листок бумаги формата А4, исписанный красной пастой с двух сторон. В списке было перечислено всё, что нужно для сплава: начиная от запасных носков и заканчивая бутылкой водки для лечения всевозможных инфекций. Что поразило в этом перечне снаряжения так это количество соли для засолки пойманной рыбы: по одному килограмму на каждый день сплава. Неужели на спиннинг в наших реках можно поймать столько?

 

  Мой напарник работал главным инженером в строительной организации, и потому вопрос с доставкой к месту рыбалки и обратно решился очень просто. В назначенный день нас со всем многочисленным рыболовным скарбом должен был туда отвезти, а через три дня встретить в условленном месте его личный водитель на микроавтобусе.
              Первый наш сплав должен был пройти по Большому Кундышу. Это небольшая река в соседней Марийской республике, неспешно несущая свои воды в Большую Кокшагу, одному из притоков Волги.

 

Еще в темноте к моему дому подъехала цельнометаллическая газелька и, быстро загрузив вещи, я отправился навстречу приключениям, которые начались гораздо раньше, чем хотелось. На границе Нижегородской и Кировской областей дороги не было! После недавних обильных дождей просёлок превратился в сплошное грязное месиво, куда соваться на нашем неполно приводном автомобиле с низкой посадкой было бессмысленно. «Всё- накрылась рыбалочка!» – пронеслось у меняв голове.

 

  Оказывается, я рано сдался! Совсем не так думал мой неугомонный напарник. Сверившись с бумажной картой, он предложил вернуться километров на тридцать назад и сплавиться по Вае до Усты.

 

   Здесь нужно пояснить, что столь напевные названия нашим рекам дали первые жители этих мест - удмурты. Уста произошла от слова «усто», что в переводе на русский язык означает мастер, искусный в каком-либо деле. Марийцы же, заселившие наш край позднее, это название переиначили на свой лад, дав свое - Уста, означающее буквально то же, что и «усто». Название реки Вая также имеет удмуртские корни и произошло от удмуртского слова «вай», что значит ветка, притока. Марийцы и его переименовали на своё привычное Вая, что означает кайма, или оторочка.

 

  Вая, берёт своё начало в сосновых борах на самом краю Нижегородской области, на ее северо-востоке, и, изрядно пропетляв более сотни километров по почти непроходимым лесам, соединяется со своей старшей сестрой Устой. Питают ее многочисленные ручьи, начинающиеся в торфяных болотах, потому вода в реке хоть и чистая, но имеет характерный тёмный оттенок. До разгула браконьерства она просто кишела рыбой. На немудреные блёсны, сделанные из обычной столовой ложки, используя почти миллиметровой толщины леску, мой дядя запросто ловил в ней метровых щук. К сожалению, сейчас времена изменились в худшую сторону, и надо серьезно поизвращаться, чтобы соблазнить на поклёвку небольшую щучку-травянку, не говоря уж о заветных «крокодилах». Осталась надежда, что в низовьях Ваи, где редко ступает нога человека, можно будет «оторваться по полной».

 

  Наш автомобиль, вдоволь поколесив по асфальту, свернул на просёлочную дорогу и вскоре затормозил у березовой опушки. Дальше уже ехать нельзя – застрянем.
   - Тут недалёко, - успокаивает напарник.

 

Мы выгружаем вещи, договариваемся с водителем о месте и времени встречи, и нагружённые поклажей, направляемся к речке. За пару ходок нам удается всё перетащить.
   -Делай как я! – командует товарищ и начинает распаковывать резиновую лодку. Довольно скоро мы, накачав наши двухместные корабли и основательно загрузив, спускаем их на воду. Рекой этот ручеек назвать можно с большой натяжкой. Извиваясь по заливным лугам, часа через два он наконец-то приводит нас к Вае. Становится просторно – между берегами больше двадцати метров. Теперь можно и порыбачить: собираем спиннинги и начинаем блеснить.

 

 Наблюдаю за товарищем и, пытаясь копировать его движения, методично обстреливаю блесной все заводи. Хотя рыбачить я и начал с пяти лет, но ловил в основном на поплавочную удочку, поэтому в спиннинговой ловле - полный профан. Радуюсь прекрасной возможности получить «мастер-класс» от великого спиннингиста. Однако и у него, и, конечно же, и у меня сегодня НЕ КЛЮЁТ! Кроме того, вскоре в Ваю впадает мощный ручей, несущий такую грязь после проливных дождей, что даже слабые теперь надежды на клев тают безвозвратно как утренний туман.

 

     - Ну и засада! – возмущается напарник, - Я привык по десять килограммов рыбы в день ловить, а тут ни потычки!

 

«Вот свистит, вот свистит!» – думаю про него, но так как мы еще мало знакомы, поэтому дипломатично не озвучиваю свои сомнения в его рыболовных способностях. Обращаю внимание на снасти товарища – его удилище, или как говорят спиннингисты «палка» выпустила одна известная корейская фирма, хорошие блесны и недешевые, явно не китайские воблеры, качественная леска, а вот катушка – обычная невская! Почему при таком засилии в магазинах всевозможных «мясорубок» опытный спиннингист использует такой анахронизм?

 

   - Знаешь, Вов, - звучит ответ, - Когда блесна зацепляется за корягу, я привык катушкой подтягивать себя с лодкой к месту зацепа. А груз, как видишь, получается приличный. Так вот ни одна мясорубка не выдерживает такой нагрузки – ротор рассыпается в «хлам», а невской ни черта не делается!

 

         Плывём по красивейшим местам, где из-за бездорожья люди бывают очень редко, и потому природа здесь практически не тронута человеком. По берегам не встретишь безобразных порубок, чернеющих кострищ. Глаза отдыхают, наблюдая смену пейзажа. Вот задумчивая прохлада омута с дородной березой на берегу, развесившей пряди своих ветвей над тёмной водой, сменяется стремительным перекатом.

 

          Смотришь на струящуюся воду, и на душе становится чисто и спокойно, словно под напором воды смывается всё наносное, остается только настоящее.

 

 В моём былом представлении рыбалка сплавом – это просто прогулка – течение неспешно несет твою лодку, а ты, не торопясь забрасываешь налево и направо блесну. Однако реальность оказалась совсем не такой. В силу своей низкой осадки безкилевая резиновая лодка сильно парусит на ветру, и временами приходится отчаянно грести веслами, чтобы продвигаться вперёд, даже течение не помогает. Кстати о течении, ловить спиннингом и одновременно управлять лодкой с непривычки оказалось сложным занятием: ты крутишь катушку, а в это время твой кораблик так и норовит заплыть куда-нибудь под кусты, а схватишь весла - так блесна надёжно зацепится за корягу на дне. К тому же мой наставник ввиду рыбалки на узких лесных речках использовал короткие весла, поэтому основная нагрузка при гребке приходилась на предплечья и кисти рук.

 

Из задумчивости меня выводит происшедшее далее событие, чудом не закончившееся трагически. Мой товарищ, проплывая под нерукотворным мостом – громадной осиной, своим падением соединившей два берега,пригнулся и как атлант оттолкнулся обеими руками от ее ствола, желая придать лодке ускорение. За ним послышался смачный шлепок. Оказывается, на дереве пригрелась огромная гадюка, и напарник ловко стряхнул её в воду! Просто чудо, что змеюка не упала ему прямо в лодку!

 

- Ни хрена себе! – восклицает несостоявшийся змеелов.

 

Я только молча качаю головой, провожая взглядом стремительно скользящую по водной глади к берегу полутораметровую гадину.

 

- Если бы она в лодку упала, я бы, не раздумывая, в реку выскочил! – продолжает, постепенно приходя в себя напарник.

 

   Я читал, что укусы местных гадюк не смертельны, но проверять, так ли это на самом деле, не хочется. А ползучих тварей здесь порядком! Совсем не хочется высаживаться на песчаные берега, где змеи разных размеров и расцветок от пепельно-серой до угольно черной выползли погреться на солнышке. Некоторые из них, вспугнутые нашим появлением бросаются, в речку. Причём обратил внимание на то, что, если ужик плывёт, высоко подняв голову, словно показывая свои жёлтые пятна, дескать, смотрите все - я неядовитый, а вот гадюка стелется по воде, практически не отрывая голову, словно и тут желает спрятаться. Вокруг много болот, неудивительно, что эта ползучая нечисть водится здесь в изобилии. Но чтоб вот так упасть почти на голову!

 

      Когда солнце основательно скрывается за макушками деревьев, напарник предлагает выбраться на берег и готовить ночлег. Устраиваемся на высоком берегу, в сосновом бору. Здесь нет подлеска, и лёгкий ветерок, свободно гуляя меж медных стволов высоченных сосен, как метлой вымел надоедливое комарье. Переворачиваем вверх дном лодки, даём им просохнуть, и получается великолепное ложе – мягкая и тёплая кровать.

 

      Набираем сушняк, и Владимир Иваныч разжигает костер. Весело потрескивая, пламя жадно набрасывается на сухие сосновые веточки. Мы достаем котелки: у меня это обычный алюминиевый из магазина, а у Владимира Иваныча - пара самодельных, сделанных из металлических банок из под консервов литра на полтора каждый, покрытых толстым слоем копоти с наружи.

 

- Удобная вещь кстати, - хвалится бывалый рыбак: -Тонкие, потому быстро нагреваются и мало весят, да еще и места мало занимают – их можно один в один воткнуть.

 

- Давай и в твоем котелке чай вскипятим, - предлагает он, - А то только в моем одном кипятка нам на двоих не хватит.

 

     Владимир Иванович устраивает все три котелка над огнем, положив в один из них кусок свиного сала с хороший кулак. Мы чистим картошку и лук и ведём не спешный разговор о завтрашней рыбалке. Вот вода закипела, и товарищ осторожно снимает «чайные» котелки, щедро сыпанув в каждый заварки, оставляет их в стороне настаиваться.

 

    Вода в суповом котелке кипит ключом, переливаясь через край в огонь.

 

- Ничего, - поясняет товарищ, - пусть всякая гадость выкипит.

 

Подождав еще немного, он добавляется в кипящий бульон мелко порезанный лук, а чуть позже – картошку, а еще немного погодя высыпает туда пару пакетиков супа быстрого приготовления. Над костром поплыл сносгосшибательный запах. Хочется скорей взять ложку и наконец-то вкусить заветного супчика. В нетерпении сглатываю слюну.

 

-Ну вроде готово, - наконец то заключает кашевар, осторожно отхлебнув горячего варева.

 

Поверьте мне на слово: суп получился обалденный! Мне повезло не раз еще отведать его во время дальнейших наших рыбалок.  После супа мы долго пьем крепкий чай с дымком. Разомлев, зачарованно смотрим на огонь.

 

 Необъяснима магия живого огня. Восхищение им пришло от первобытных людей, для которых он был и защита от холода и зверей и горячая еда – «жизнь» одним словом. Не случайно у кочевых людей  оскорбление очага – плевок в пламя наказывалось смертью.

 

       Темнота обступила со всех сторон. Стало совсем тихо. Только река журчит ниже на перекате. Рядом в омуте громко плеснулась крупная рыба.

 

- Язь играет – поясняет товарищ, - здесь его порядком хватает. Но наши снасти грубоваты для него, да щас на блесну он вряд ли и возьмет.

 

Усталость берет свое, и глаза слипаются.

 

- Ну, Вов, давай спать, вижу уж головой киваешь, еще со сна в костер упадешь, - усмехается товарищ. Он берёт спальный мешок и полностью расстегивает молнию на нём, получается обычное одеяло. На мой вопрос: «Зачем расстегивать мешок, почему бы просто не залезть в него?» Звучит элементарный по простоте ответ: «Я в него не пролажу!».

 

Перед сном по примеру напарника надеваю на голову накомарник, и как оказалось не зря.

 

На рассвете просыпаюcь от комариного гула. Зависнув надо мной, облако кровососов, яростно негодуя, никак не может понять: вот же еда, но через проклятую сетку никак до неё не добраться!

 

Изумительное действие оказывает на организм чистейший воздух соснового бора. Проспав всего несколько часов, после напряженного дня, когда пришлось встать еще до зари и от души поработать веслами, чувствуешь себя бодрым и хорошо отдохнувшим. Позавтракав остатками вчерашнего супа и, залив в термосы обжигающий чай, готовим лодки.

 

    По скрывшейся под водой веточке, воткнутой накануне у самого берега напарником видно, что уровень в реке за ночь поднялся еще сантиметров на двадцать.
- Хреново это, - грустно комментирует старший, - клевать сегодня точно не будет.

 

 Под такой нерадостный прогноз продолжаем сплав. Прополоскав безрезультатно весь свой набор блёсен в мутной ваинской воде, решаю прекратить это бесперспективное занятие и просто сплавляться, любуясь природой.

 

Солнце уже поднялось над соснами, но еще не успело разогнать утреннюю прохладу.  Товарищ плывет впереди метрах в пятидесяти. Вдруг из боковой старицы между нами вклинивается кряковая утка с тремя утятами. Видимо крякуха, не заметив моего напарника, выплыла с выводком и оказалась между нами. Я своей лодкой невольно перекрыл им путь назад. Вначале утки плыли между нашими лодками, из-за узости реки не решаясь проскочить между мной и берегом.

 

«Да не бойтесь Вы – не обижу»- негромко говорю я им, желая успокоить. Однако, испугавшись моего голоса, кряквы как бы вжимаются в воду, но не меняют курса. Они как маленькие кораблики бесшумно скользят по воде. Я наблюдаю за ними: мне интересно, что же предпримет мать для спасения своих детей?

 

Проходит несколько минут. Вдруг утка, громко закрякав, перелетает через меня и садится сзади метрах в двадцати за лодкой. Утята тревожно закрутили головами и продолжают плыть передо мной, сохраняя выбранную дистанцию. Сзади послышалась тревожное кряканье, скорее напоминающее властную команду. Один утенок, словно маленькая подводная лодка, бесшумно исчез под водой и вскоре появился за мной, встретившись с матерью.

 

Утка повторяет сигнал, и второй утенок тем же путем воссоединяется с семьей. Мать этого беспокойного семейства зовет последнего. Он только что-то обиженно пропищал и продолжает плыть передо мной.

 

- Ну ныряй же несмышленыш! Видишь – мама волнуется - приободряю я его.

 

  Встревоженная старка более настойчиво и строго, повторяет команду. И опять утенок виновато пищит и не ныряет. Утка неистовствует! Она начинает громко крякать, словно кричит на неслуха, и на это раз он не может ослушаться!

 

 Но оказывается - он не умеет нырять. И что же он делает? Тут он напоминает мне маленького ребенка, который, боясь темноты, с громким криком пробегает через темную комнату. Нечто подобное совершает и этот маленький путешественник. Он бешено замолотил маленькими крылышками и, не переставая пищать, быстро побежал-поплыл по воде на меня. Проскочив совсем рядом с моей лодкой, он встретился со строгой матерью. Утка удовлетворенно крякнула, и выводок поплыл по своим делам.

 

Я расхохотался, радуясь за утиное семейство, и взявшись за весла начал быстрее грести, чтобы догнать товарища.

 

Владимир Иванович не прекращает методично блеснить слева и справ перед собой и его упорство наконец вознаграждается: на его серебристую колебалку позарился-таки двухсотграммовый юркий голавлик.

 

Дальше - вниз по течению, впадающие ручейки превращают и без того мутную воду реки просто в болотную жижу. Рыбалка становится бессмысленной. Поэтому мы принимает решение завершить сплав досрочно, благо здесь действует сотовая связь. У автомобильного моста через Ваю назначаем место встречи с нашим транспортом.

 

В ожидании машины моем и просушиваем лодки, и укладываем их в мешки. Как раз успеваем управиться до приезда машины.

 

- Ну что Вов, - обращается ко мне напарник, - в следующий раз сплавимся по речке Чёрной? Не побоишься – будет, не как щас, очень трудно?

 

 

 

- Нет, не побоюсь! – не колеблясь, стразу же соглашаюсь, уже познав всю прелесть такой рыбалки.

 

       

 

 август 2015

  Щука

Щука. Рассказ из далекого детства

   
Целый месяц мы с отцом делали лодку. Конечно больше прилагал усилий отец, а я был как бы на подхвате. Да и какой с меня спрос-шесть лет мальчишке. Но все равно, старался я на все сто-то шерхебель подать, затем рубанок, где калевочкой краишки у досок обкатать. Олифу в баночке помешать, чтобы черное железо проолифить.
Все делалось по серьезному-на века. Напилили по шаблону заготовки для шпангоутов, склеили казеиновым клеем, который долго варили на керосинке. Стамесочкой поправили, наждачкой подшлифовали. В пазы завели борта, приладили по будущему днищу широкую доску. Затем накроили железо и, используя неимоверное количество гвоздей, пришили железо к каркасу будущей лодки. В швах подкладывали мешковину, пропитанную ярко-красным свинцовым суриком.
 Скамеечка в носу, в середине и сидение в кормовой части. Приладили уключины для весел. Покрасили в серый цвет и белой краской на скуле вывели название: Щука. Лодка неделю сохла, пока мы из толстых досок строгали весла. Последний штрих-деревянные решеточки на дно-что бы железо не продавить.

Вот и готова лодка. Заглядение !

Отвезли на коляске ее к речке, благо не далеко. Река Дубна протекала в трехстах метрах за огородами. Спустили на воду. Ребят собралось поглазеть на такое чудо!-лето, купальный сезон в разгаре. Я был в центре внимания-такой лодки ни у кого не было. Вообще лодок тогда было не много. А здесь -такая красавица!

В берегу была закопана ось от вагона. Вот к ней цепочкой мы и пристегнули наше сокровище.

Вечером отец обрадовал: "Ну что Валька, завтра утречком поедем пробовать. Ты будешь на веслах, а я блесенку покидаю".

Приготовили спиннинг. Я катушку смазал машинным маслом, отец блЕсна начистил, ниточки красненькие привязал на тройнички.

Не помню-спал ли я в ту ночь, но с рассветом мы были уже на берегу и складывали снасти в лодку. Солнышко замелькало розовым по редким облакам, не густой туман оторвался от воды, над которой, иногда задевая ее крыльями, носились ласточки береговушки, ловя утреннюю мошкару.

-"Ну садись. Греби тихонечко, веслами не греми. Держись середины, а я буду кидать к берегам в разные стороны."

Отец нацепил самодельную медную блесенку и приготовился к забросу. Я, как учили, вывел осторожно лодку на середину и, где подгребая, где табаня веслом, старался держать лодку носом по течению. Течение было не быстрым и позволяло обловить все укромные места, в которых могла бы притаиться щука.

Отец кидал блесну классно. Коротко взмахивал или где из под руки, резко направлял медяшку в нужную сторону, притормаживал катушку большим пальцем и укладывал блесну в намеченную точку. Поклевок не было. Уже совсем рассвело, туман растаял и мы подплывали  к Корякову, где шумел в камнях перекат, за который спускаться не планировалось.

-"Давай ка гребани пару раз. Вон к той травке-видишь?"-отец указал направление кивком головы.

Я развернул лодку и подал корму в нужную сторону. Спиннинг, изогнувшись бамбуковым концом, метнул, сверкнувшую красным, металлическую рыбку под самую стену камышей.

Отец поддернул леску и повел блесну поигрывая ей, заманивая притаившихся хищниц. Блесна заиграла уже под самым бортом и отец, с досадой мотнув головой, приподнял медяшку над водой.

Мы сразу не поняли, что произошло-из под лодки в тучах сверкающих брызг выпрыгнуло в воздух чудовище и проглотило блесну. Видел я такое в зоопарке, в Москве и оно называлось крокодил. Катушка в отцовской руке забилась ручками по пальцам. Снасть потащило в глубину. Отец, бледнея лицом, совсем ослабив натяжение лески, скомандовал мне убрать весла.

-"Валька! Бери подсачник!"-донеслось до меня.

Но я уже сжал двумя руками древко сачка, вглядывался в темную воду, стараясь угадать, где находится рыбина. Затормозив катушку отец стал подтаскивать щуку к лодке. Та сопротивлялась, рвалась, выпрыгивала свечкой, разевая огромную пасть, обнажая зубы и красные жабры. Блесна зацепилась за жаберную крышку одним крючком тройника и хищница могла в любое мгновение сорваться. Лодку таскало из стороны в сторону.

Неожиданно щука устремилась к лодке, затевая очередной маневр и когда до неё оставалось около полутора метров, я сунул под нее круг подсачника. В следующее мгновение чудовище, видно напуганное преградой, взмыло над водой и перелетев через борт лодки свалило меня на дно, ударом головы в живот, оцарапав тройником. И я вместе с щукой забился на решетках, быстро сориентировался и накрыл ее своим телом, обняв скользкое, сопливое тело руками и ногами. Сверху навалился отец и исход поединка был решен в нашу пользу.

Вот это была добыча! Сама залетела!

Отец, конечно и раньше приносил хороших щук, но даже он не помнит, что бы кто-то ловил таких огромных. Всю обратную дорогу я сжимал руками добычу, а отец управлялся с веслами. Для меня вес щуки был велик и отец взвалил ее на себя. Голова щуки торчала из за плеча, а хвост почти касался земли. Я гордый и весь перепачканный шел рядом.

Целый день потом к нам приходили друзья отца и мои, соседи и удивлялись такой рыбине.

Все шутили:-" Андреич на Щуке щуку привез."

Нашли какой-то ржавый безмен на десять килограмм, но делений явно было мало.

В то далекое время фотоаппараты была редкость и запечатлеть удивительный экземпляр удалось только в памяти.
 



 

 

  РАЙ

 

Рай. глава из повести В стране можжевёловых ягод

   
-Ну а ты оставайся! Сторожи дом, лови рыбу, отдыхай в общем-изрек Михалыч.

-Сетенку мы тебе оставим, как поставить знаешь. Через пару дней подъедем. Предупредим,чтобы тебя не тревожили. Бывай!

ГАЗ-52, пожужжал стартером, выбросил из глушака синеватый клуб дыма, с хрустом включилась передача и, переваливаясь с боку на бок, машина исчезла за горушкой.
Минут пятнадцать еще слышалось далекое надрывное гудение, вой буксующих колес в низинной грязи - Михалыч на ура брал трудно проходимые участки.

 И вот всё стихло. Я остался один на один с собой, в окружении почти не тронутой природы, с клочком цивилизации в виде охотничьего деревянного домика, в заднюю стену которого, плескалась полноводная, весенняя речка Шуя.
Спустился к воде-вправо река просматривалась на сколько хватало взгляда. Влево, метров через семьсот угадывался разлив-проточное озеро Шуесалми и дальше, по прямой, окаймленное затопленными сосновыми воротами, русло Няльмы. У ног закручивала воронки холодная, коричневатая по болотному вода, облизывая голубые бока лодки, на высоких бортах которой, сушились вёсла. Мотор принципиально оставлять не стал. Зачем нарушать тишину. Пусть отдыхает вместе со мной.Объявлялось время покоя.

Серо-голубое вечернее небо опустилось на верхушки высоченных елей и огромных сосен, зацепилось за них, обнаруживая на западе узкий оранжевый край заходящего солнца. Вдоль реки, как в тоннеле, иногда проносились, что-то лопоча, поскрипывая, посвистывая, утки.Постепенно темнело, воздух сырел, пробрасывало сквозняком, шум воды усиливался, звуки обнажались, трепетали, как оголенные нервы. Спать не хотелось, присел в лодке на банке и погрузился в недолгую июньскую ночь.

Под утро запалил костер, вскипятил чайник. Сыпанул, не жалея, заварки, добавил брусничных веточек. Напился в волю. Собрал с собой рюкзак, топор, бросил сетку в нос лодки, солидолом смазал уключины и погреб, неспеша, встречать восход.
Аккуратно, без брызг,  окунал весла в воду, отталкивался от неё. Лодка отзывалась лёгким ходом, раздвигая сонную воду, парЯщую прохладным туманом. Вдоль берега виднелись кремовые клочки пены, шевелились под струями ветви затопленного прибрежного кустарника, упруго играли сваленные бобрами осины со срезанными сучьями, полоскался тёмно-зеленый брусничник. На выходе в озеро, из воды, торчал огромный двойной пень, обшарпанный уплывшими льдинами, дрожащий от напряжения. Молочный туман был настолько плотный, что берегов  не просматривалось-погрёб на удачу, просто вперед. Минут через пятнадцать, порывом несильного ветерка, туман наконец-то разредило, потянуло свежестью и вдруг обдало теплом. Проснувшееся солнышко уже катилось на горку, дарило радость, согревало окружающий мир заботливыми лучами, заставляло жмуриться. Чуть не задев меня, из остатков тумана выскочила стайка чирков, резко ушла вверх и пропала в солнечных бликах.

Раздолье! Чайки метались над водой, иногда резко падая, тыкались головами в утреннюю рябь и медленно поднимались, унося в клювах мелкую рыбёшку. Соперницы противно, возмущенно орали, налетали на счастливчиков, пытаясь отнять добытое.
В открывшемся голубом небе пара воронов, недовольно переругиваясь и налетая друг на друга, выясняла отношения. То и дело, чуть не задевая поверхность крыльями проносилась беспокойная чернеть.

Вот и Няльма. Её затопленная пойма отгородилась от озера грядой невысокого, корявого сосняка с угнетенными вершинами, на которых черными гроздьями развесились косачи, неугомонно булькая и шипя, радуясь наступившему утру.
Протиснулся с лодкой между деревьями и очутился на акватории,заключённой в объятия нескончаемых сосняков, прорезанной поперек грядами, тонущими в русле реки.

Загрёб в небольшую заводинку и опустил сетку вдоль берега, перекрыв доступ к затопленному багульнику, розовеющему вершинками над коричневой водой. Гряда сосняка выкарабкывалась из весеннего половодья, поднималась беломошным ковром, прикрытым тёмно-зеленым брусничником, в каменных россыпях, обрамленных  приземистым еловым подростом.

Ткнул лодку в перепутанный березовый стланник и вылез на сухое. Солнце поднялось уже достаточно высоко и грело во всю, на радость всему миру, отдавая свое тепло соскучившейся за зиму природе. Продравшись через дикарник, забрался на самый верх гряды и очутился в редком, сосновом бору.Под ногами пружинил еще не жесткий  ягель, иногда скользящий на камнях под подошвами сапог.

Неспеша побрёл по тропинке, вилявшей поверху, огибая куртины можжевельника,на ветках которого виднелись прошлогодние ягоды, огромные валуны, вросшие в землю, перешагивал, обходил, упавшие, почерневшие от времени, полусгнившие стволы сосен. Впереди противно заорал куропач и замелькали рыжими спинками бегущие белые птицы. Взлетели стайкой и запорхали невысоко над землей бабочками, плюхнулись недалеко в мох, как будто и не было. Осторожно подкрадываясь,еще раз спугнул куропаток, нарушив покой своим появлением.

Выбрав местечко повыше и посуше, улегся прямо на мох, на спину, раскинул руки и закрыл глаза. Тело распрямлялось, выравнивалось, заполняло каждую неровность поверхности земли, мох пружинил, отталкивал меня, погружая в невесомость. Снизу обдало прохладой, запахами сфагновых выделений. Сверху, сквозь кроны вековых сосен, пробивалось горячее солнышко, слепило через закрытые веки-пришлось отвернуть голову. Щека прислонилась к шершавому ягелю. Пошарил пальцами, нашёл сосновые сдвоенные иголки и сунул их между зубов, пожевал. Рот наполнился смолёвым вкусом, слегка отдавая прелым. В нагревшемся воздухе парИл фитонцидный угар, переплетенный скипидарным запахом, слышалось смутное пощелкивание лопающихся сосновых иголок, не выдержавших давления молодой смолы. С разлива доносилось далёкое бормотание тетеревов, писклявые всхлипы чаек, клекот вОронов в полуденном небе. В мире разлилась бесконечная тишина. Сознание заволокло, подернуло весенней аурой, мозг отключился и я уснул.

Проснулся от озноба-спину смутило холодом - не лето. Надышался кислородом, можжевеловым духманом. В теле появилась необычайная легкость - будто зарядился от источника нескончаемой, солнечной энергии. Прозрачный голубой воздух дышал теплом, свежестью первых незатейлевых цветов.
Вернулся к лодке и неспешно опуская вёсла в воду, поплыл к оставленной сетке. Поплавки дергались. На небольшой глубине было видно, как ворочаются несколько крупных рыбин, запутавшихся в карманах полотна. Попалось семь лещей. Достаточно-куда их?

Довольный погреб  на базу. Запалил костер. Вдоль берега нашел несколько подгнивших снизу, нетолстых ольшин, обломал сухие стволы и намельчил топором. Рыбу разрезал по хребту, выбросил внутренности, присолил. Сдобрил веточками брусники со сморщенными прошлогодними ягодами, добавил в каждую рыбину  кисточку можжевелового побега. Слегка обмазал тушки подсолнечным маслом. На дно коптильни разложил ольховых щепочек, установил решётку, на которую поместилась только пара лещей. Захлопнул крышку и приладил над несильным огнем костра. Приткнул сбоку чайник.

Скоро из под крышки коптильни заструился синеватый дымок. Пошевелил палочкой костер, умерил пламя. Недалеко от базы, в полузатопленной низинке, среди бурелома, в прошлогодних гнилых листьях, надергал охапку медвежьего лука, ополоснул в реке. На отскобленный добела стол из сосновых досок навалил нехитрой снеди. Черный хлеб, банка овощного маринованного ассорти, головка чеснока, крупная соль в льняном мешочке, пачка индийского чая, кусковой, колотый сахар. В литровой аранжевой кружке заварил чай, из коптильни вытащил двух шоколадных, с золотым отливом лещей, раскрыл их. Запах копченой рыбы перебил на мгновение запах соснового бора, перемешался с ним и распахнул врата в мир чревоугодия.

Пир на весь мир!

За долгий вечер перекоптил остальную рыбу. Несколько раз прикладывался к деликатесу, захмелел. Спать в домик не пошёл - разложил спальник под стеной на густом брусничнике, так что бы наблюдать убегающю воду. Нанесло прохладой, над речкой полетели сгустки тумана.

Проснулся от невнятного шума. Потер глаза. Медленно возникло изображение, появилась резкость. Над водой плыл туман. Перевёл взгляд на деревья и обалдел  - два черных петуха устроились на сосне, теребили ветки, обрывали иголки и смешно тряся бородами, закидывали головы, заглатывали жесткий корм. Завтракали не торопясь, высматривали иголки  позеленее, иногда шаркали клювами по толстым веткам. Боковым зрением заметил еще одного глухаря - на земле, который вышагивал среди старых пней и клевал редкие ягоды брусники. До него было не больше десяти метров. От увиденного в горле пересохло, тело внезапно свело судорогой и я не сдерживаясь закашлял. Одна птица от неожиданности оступилась и чуть не свалилась, поправив равновесие короткими взмахами крыльев. Тот лухарь, что был на земле, выпрямился, вытянул шею и косил глазом в мою сторону. Не заметив ничего опасного, покрутив головами, птицы продолжили заниматься своим делом.

-Доброе утро, страна! - заорал я разбудив всю округу. Выскочил из спальника и понесся за глухарем, который присел, споткнулся  пару раз, захлопал крыльями и лавируя между соснами скрылся из виду. Два других тоже не засиделись и умчались с глаз долой.

Не раздумывая, быстро разделся и прыгнул с берега в высокую воду. Обожгло, проснуло каждую клеточку, разбудило. Замахал руками и выбрался на берег, пробежался недалеко, стряхивая остатки сна. Пошаманил у котровища, поправил не сгоревшие остатки, поджог сосновые щепочки, потянуло дымком. Подвесил чайник. Особо не торопился - впереди целый день, суливший новые впечатления, которые надо было пропустить через сознание, посмаковать, уложить по своим полочкам в голове, запомнить.

Туман над Шуей поднялся, утренняя серость отступила, на востоке прорезалась светлая полоска, изломанная темным подзором тайги по горизонту. Забрался в лодку и пошлепал в верх по течению. Не таился, гремел веслами, с силой рвал их на себя, будоража окрестности. Сзади меня что-то изменилось. Оглянулся. Из ворот Няльмы выкатился на озеро огромный огненный шар, полыхая краями, бысро увеличиваясь в размерах.
 
Солнце было оглушительно, подавило все звуки,  запахи, напряглось и оторвавшись от верхушек сосен, запрыгнуло в бездонное небо, расплавило его, устремилось ввысь. Жарило так, что пришлось раздеться.
 Поколесил по заливам, пошугал уток, бросил весла и развалился на дне лодки позагорать. Не сильным ветерком лодку прибило в залив. Она тихонько зашуршала дном и бортами по затопленному стланнику, остановилась. Нанесло тяжелым запахом багульника. Привстал и осмотрелся вокруг. Недалеко от лодки розовые вершинки шевелились, стебли под водой ходили ходуном, над водой то и дело появлялись черные хребты крупной рыбы. Сильно волнило. Лещ нерестится.
 Стая приблизилась к лодке и окружила её. Вгляделся в воду. Огромные, золотые рыбки, поглощенные брачными играми, не обращали на меня никакого внимания. Пузатые самки заигрывали с самцами, неспешно уплывали от них, внезапно останавливались, позволяя прислониться к тугим бокам, ложились на бок, ускользали и снова останавливались. Самцы, в брачном оперении из шипов, покрывающих тело, как ракушки борты корабля, тыкались мордами в животы самок,  всячески понуждая их к рыбьей любви. Те, разомлев, отвечали, упругими, короткими струями выпуская из животов тысячи бледно желтых икринок. Лещи сходили с ума, окутывали их белым туманом молоки, застывали на месте, шевеля черными плавниками, разевая рты, вздрагивая жабрами.
 
Медленно опустил обе руки в воду, наклонив лодку, почти касаясь лицом поверхности воды. К руке подплыл лещ, потыкал её шипами и вдруг губами захватил распрямившиеся в воде волосы, потянул. Прислонялся несколько раз, принимал вертикальное положение, терся. Аккуратно подвел под него вторую руку и ладонью приподнял рыбу. Она нехотя посопротивлялась, вывернув серебристо желтое тело и нырнула вглубь за самкой, застрявшей между веток багульника, трепещавшей плавниками от нетерпения.

Насмотревшись вдоволь, стараясь меньше шуметь, покинул место нереста и погреб прочь.

Вечером подъехал Михалыч. Сидя за столом, прихлебывая чай, рассказывал ему, как принимал роды у лещей. Михалыч слушал, поглядывал на меня с недоверием, улыбался. Махнул рукой в сторону:
-Видишь?
У забора торчали два небольших,метра по полтора,деревца,явно искуственного происхождения.
-Карликовые яблоньки.Этой весной зацветут.Яблоки первые нальются.
Отхлебнул из кружки,мечтательно заключил:
-И будет тебе рай.....
 



  Башкирский мультик про охотников :-)

  Охота на осенних уток "на просах".

Вот и октябрь… Сильно холодает. Водяная растительность начинает  отмирать. С севера начинает понемногу тянуть северная перелётная утка. И вот тут начинается самая интересная и добычливая охота на уток –  охота «на просах».
Эта охота сродни весенней гусиной охоте. Так же происходит в полях, вдали от водоёмов, на утиных кормёжках. Во времена  СССР это была очень увлекательная охота.В те времена проса сеяли много. А так как  уборка проса в наших краях ведётся в самую последнюю очередь – охота была очень добычлива. Утка имеет очень большую склонность именно к просу (или дикой просянке). И набивает просом зобы очень и очень плотно. Очень быстро жиреет на таком корме.Поэтому  именно на просе была самая самая утиная охота  и самые вкусные осенние утки.Причём на просяные поля летает не только кряква но и другие виды уток.
Сейчас конечно проса сеется  немного по сравнению с посевами в СССР.Да и утки не столь много сколько было раньше… Но всё равно такой способ имеет место быть. Я опишу эту охоту применительно к своей местности.
Охота довольно затратная по топливу – приходится первое время много ездить по полям. Да и по боеприпасам. Об этом скажу ниже.
Итак-  у нас на дворе октябрь. Утка местная начинает мешаться в стаях  с пролётной. Они вместе сбиваются в стаи голов по 150-200 а то и больше. Становятся ооочень сторожкие и садятся только на большие водоёмы и Волгу. Причём на голые песчаные косы островов. К любым кустам на косах относятся очень насторожено. Часто стаи вообще садятся на середину Волги и подъехать к ним или подкрасться нет вообще никакой возможности. Но кормится они по прежнему летают в поля. В основном выбирают просяные. Садятся и на убранные кукурузные поля, но больше тяготеют всё таки к просу. Тут приходится брать хороший бинокль и уезжать в степи – искать поля кормёжки. Такие поиски могут занять до недели.   Я выезжал на разведку часам к 12 дня.  Доезжал до первых просяных полей и садился наблюдать. Т.к орошения полей в последние годы  практически нет –воды в полях соответственно тоже. Отсутствие воды заставляет утку сниматься с полей и улетать на водоём, в последние годы чаще на Волгу- попить воды. Утки конечно пролететь и сто км на кормёжку  не сложно. Но всё таки осенняя утка тяжела на подъем и так далеко не летает.Максимум удаления от мест водопоя км в 50. Вот в этом радиусе и ищу просяные поля.  Усиленно кормится утка на поле где то в течении 30-40 мин потом как по команде вся стая – голов в 200-300 (со стороны кажется что это вороны!) поднимается и летит на водопой. Вот тут самое главное заметить место подъёма стаи и не спутать стаю уток со стаей грачей или ворон ( опытный охотник не спутае – по машке крыльев). Если в течении 1.5-2 часов на поле подъёма  стаи не наблюдалось можно смело ехать к другим полям.Утка поздней осенью кормится усиленно в течении всего светового дня. Если стая поднялась  — самое главное заметить приблизительное место подъёма.  Теперь у нас есть где то 1-1.5 чтобы просто найти это место – до возвращения стаи. Важно не только доехать и найти место посадки  стаи на поле но и уйти с поля не натоптав там сильно. Утка конечно не так сторожка как гусь но всё таки тоже не дура и если ей что то не понравится может просто не сесть на этом поле. Тогда придётся снова искать её. Но обычно успеваешь доехать до предполагаемого места и дойти(именно дойти!) до места посадки стаи. Определить место кормёжки в поле не сложно – вокруг много перьев и утиного помёта. Найдя  такое место нужно уйти с поля и убрать машину хотя бы в посадки вдоль поля. Дальше нужно  сидеть и ждать уток. Нужно установить переодичность появления стаи по времени хотя бы приблизительно. И в следующий отлёт стаи с этого места нужно идти на место посадки и делать окопчик для маскировки (как весной на гуся ) или если на поле есть солома – притащить пару –тройку охапок.  Если на поле копна соломы отсутствуют  вообще, то тогда придётся копать и маскировать окоп. Тащить с другого поля солому бесполезно – появление копны  на поле где её не было очень настораживает стаю и она скорее всего не сядет на это место. А вот если на поле есть копёшки  то перемещение их не настораживает сильно утку. Так. Копёшку мы переместили или выкопали окопчик. Уходим с места и наблюдаем следующий прилёт уток. Если стая не насторожилась и не улетела сразу (а только малость сместилась ) можно охотится в этот же день. Если немного хоть сместилась то стоит подождать дня два и тогда охотится – утка за это время привыкает . Важно так же замечать с какой стороны приходит стая.чтобы она не застала врасплох. Зрение у утки хорошее  но она хорошо видит только перемещение предметов – если предмет неподвижен утка как правило летит  и садится без опаски.
У нас всё сложилось и утка наша не насторожилась. В следующий отлёт стаи на водопой набиваем патронташ максимальным количеством патронов и идём ложится в окопчик или зарываться в копёшку.  Маскируемся максимально! И лежим или сидим и ждём… 
Стая как правило приходит и даёт несколько кругов над местом посадки.На посадку стая идёт не вся сразу а частями – это важно учитывать! Самое главное в этот момент – не спешить с выстрелами! И когда почувствуем что утки уже садятся (а садятся они в полном смысле на голову  охотника и с частотой гороха – сыплются с неба!) встаём во весь рост и начинаем стрелять.удача охотника зависит от умения быстро перезарежать ружьё. Стая пугается и смешивается- верхние эшелоны уток  которые идут на посадку мешаются с теми утками которые только ещё собираются зайти. В воздухе возникает толчея.  Прицельно стрелять  редко получается и заряды идут в гущу стаи. Краем глаза стараемся заметить всех подранков – на убранном поле это не сложно. Суматоха такая продолжается не более 3-4 мин ( в зависимости от количества уток в стае). Потом стая взмывает вверх на недосягаемую высоту и уходит. Всё! Больше она не вернётся сюда по крайней мере неделю, а скорее что и вообще не вернётся. Бросаем ружьё и бежим (именно бежим!) собирать подранков. Надо сказать что утка хоть и кажется неповоротливой – бегает ооочень быстро!
Заряды для этой охоты  нужны бесконтейнерные  и желательно с дробью от 4 и ниже до 6… Почему? Стрельба ведётся на близких дистанциях(15-20 м) и нужно создать максимальную осыпь. Двустволки в такой охоте предпочтительней  автоматов – перезаряжать двустволку быстрее и проще чем снаряжать автомат – пятизарядку( с помповыми не охотился – не знаю).
Кто то может сказать что это браконьерская охота т. к имеет место быть большое количество подранков. Ну во первых – подранки подбираются на поле все(это не сложно), а во вторых – эта охота ничем не отличается от весенней гусиной. Гусиную то никто браконьерской то  надеюсь не считает????wink
Такая охота скоротечна и требует серьёзной подготовки поэтому  я считаю её более спотривной чем даже охоту с подсадной или чучелами. Но какое удовольствие получаешь если всё складывается так как надо!!!!!!!!!!!!
Погода и ветер в этой охоте не столь важен. Но всё таки лучше выбирать сухую погоду с минимальным ветром – самому же комфортнее. Можно только добавить  что в пасмурные дни утка идёт более низко чем в солнечные.
А осенняя утка откормленная на просах ооочень жирна и вкусна!!!smiley
Желаю всем удачной охоты!!!!

 

 

  Вот так рождаются легенды и слухи.....)))))

Как рождаются  легенды и слухи ? Да на самом деле – элементарно! В этом году чуть сам не стал создателем такой легенды. А было вот как..
Есть у нас заливные пойменые озёра (я не раз о них писал ранее).В них после половодья остаётся довольно много рыбы всякой – от окуня до сазана.  Зимой  эти озёра чаще всего  «сгорают» от  большого  количества донных отложений  и рыба соответственно  погибает вместе с озером. Жаль конечно но ничего не поделать…  Донных отложений настолько много что практически никакие мероприятия не спасают . На такие озёра у нас народ в основном и ездит с сетёшками. Рыбоохрана тоже как то особо по ним не лютует  - всё равно рыбу не спасти так пусть хоть выловят её – всё какая польза будет.  В основном  рыбъе царство в таких озёрах представлено небольшими щучками (до 1 кг отъедаются за лето!!) ,карасём (гибридом –как мы его называем) ,сазаном (нередко ооочень солидных размеров) и частенько – ротаном (этот вырастает в таких местах до 800 гр весом!) . Как правило карася в таких местах больше всего. Много в таких озёрах ондатры , бобра ,норкии водяной крысы.Бобр  в них не живёт но  «наведывается»  из проточных озёр (порой км за 4-6).Чего уж он в них делает – не знаю. А так как этих зверей  никто не ловит и на них не охотятся, то они себя чувствуют полными хозяевами – даже человека за человека не принимают. Для них в таких местах что человек что дерево на берегу  - по их разумению  это одно и то же.)))
Вот и я приспособился ездить на такое озеро по мере надобности  за карасём – тем более что в этом сезоне рыбы в Волге как то небогато совсем.
И вот начиная где то с начала осени в сетях стала обнаруживаться погрызыная рыба…. Как то поначалу у меня это удивления особого не вызывало .В реках таким   «делом» занимаются раки.Но в пойменых озёрах раков нет как правило именно  по причине зимних  «заморов». Чувствует рак как то , что в этом озере ему жить будет плохо. В таких же озёрах но хоть малость проточных  его много довольно. Ну думаю и в это озеро затесались  рачки – видимо случайно попали.  Может так бы и думал дальше … Но тут как то рано утром снимая сетку на глубине где то в полметра обнаружил обглоданный скелет  щучки … Одна голова осталась и чистый скелетик…  Вот тут то до меня как то дошло – щучка то не менее килограмма при жизни была…..  Это какой же рак то был что успел её за ночь так обглодать то???????  Или стая раков???? Или…. Вообще неизвестно что это… !!! Как то по спине холодок прошёл когда  рассматривал скелетик – следы то ли от зубов то ли ещё от чего были не только на остатках мяса но и на костях…..  Бобры рыбой не питаются вообще.Этим только дрова подавай!! И ведь неплохо жир то на дровах нагуливают!!!)))  Ондатра ,водяная крыса  и в особенности норка конечно грешат  рыбоедством  но под водой (а  скелетик был на глубине полметра где то) они  есть точно не будут – вытащат добычу на берег (они у меня регулярно сети грызли  пока мы с ними не «договорились»))) Так кто же это мог быть…. В голову полезла всякая мысль о раках – мутантах , рыбах – мутантах ,пираньях которых якобы лавливали в Волге , и всякой нечистой силе… А что? Места глухие.. А в Волгу в последнее время чего только не сбрасывают !! И не только отходы….
  Лет пять – шесть назад под  Саратовом один «бизнисьмен»  местный пару крокодилов в Волгу выкинул.Ну надоели они ему  дома!!! Так их на протяжении лета регулярно видели на островах под  Саратовом.Их видели реально!!! Живых!! Даже  какой то научный работник с биофака Саратовского госуниверситета в интерьвью журналистам сказал, что крокодилы вполне могут выжить в условиях нашей Волги – жратвы полно а на зиму и в спячку можно залечь.
Так что мысли ,сами понимаете,лезли в голову одна экзотичнее другой.. И как то веселей от этих мыслей не становилось…
Озеро было  довольно большой и я знал .что бываю я там с ловом не один.  Встретил в городе ещё рыбака и спросил на прямую не было ли у него чего подобного.Конечно было!- сказал он. Это же раки  «хулиганят»!! Ты разве сам не знаешь?? – сказал он в заключении. Но после того как я ему растолковал что озеро то  «заморное» и раков там быть не может и что крупноватые рыбки для раков то и то что уж больно чисто обгладывются… Тут и он задумался и сказал ,что лучше бы я ему про это не говорил – теперь и ему как то не по себе стало… 
И вот уже через какое то время в городе появились в среде рыбаков слухи о  «мутантах из пойменых озёр»..  Уже практически сформировались легенды о  «мутантах- пираньях» которые  прекрасно прижились в наших волжских условиях и грызут рыбу в сетях у рыбаков,а в скором времени (наверное когда поъедят всю рыбу и станут покрупнее) примутся и за самих рыбаков.)))
Даже  ездить по ночам на эти озёра стало меньше народу…
А  разгадка оказалась нааамного проще и прозаичнее.))
Как то в начале октября я подзадержался на этом озере до темноты. Были уже глубокие сумерки когда я решил проверить  сетку на предмет удачной постановки,т.е рыбы.Хорошо ещё луна подсвечивала малость.  Подплыл на лодке и стал её  перебирать в воде практически на ощупь – рыбу видно ,а выпутать ей при хороших навыках это дело техники и тренировки. И вот практически у берега (как раз где глубина около полуметра)  почувствовал сильные рывки….  Ну думаю –сазан не иначе..  И вдруг из воды вынимаю что то большое, тёмное ,холодное да ещё и щевелящееся!!!! Первые мысли были – вот и водяного споймал… конец мне теперь…съест он меня!!! Но добычу в лодку всё таки закинул и уже в лодке ,при тусклом свете луны, увидел что это не водяной ,а обыкновенная  (но довольно крупная !) черепаха!!! И что самое главное – она вцепилась пастью в щучку (ну не знаю почему черепахам уж щучки по нраву…) и не выпускает её никак.  Так вот кто рыбу то обгладывал!!! А я то про этих  зверей то и забыл совсем!!!
 А их у нас довольно много…  Видимо и в пойменых озёрах их достаточное количество.А что? Еды много. А заморы им не страшны – зимуют они на берегу в норах. Народу мало и их никто не беспокоит.  Они всеядны но больше предпочитают животную пищу.А уж к зиме и само собой нужно жирку то поднакопить!!  Рыба  она ведь шустрая и ей не нравится что её есть то собираются и видимо гоняться черепахе как то несподручно за ней.А тут халява такая- рыбка в сетке – еда сама пришла !!Чего бы не подзакусить то??????? А так как сетки ставишь практически на одном и том же месте то черепахи и привыкли столоваться регулярно попавшейся рыбой.  Черепах крайне редко попадаются в сети и очень скрытные ,поэтому никто и не мог подумать  про них.
Ну вообщем ,кое как выпутал её (когда дрожь в коленках улеглась))) ) ,а она ещё к тому же буйная была и прятаться в панцирь совсем не хотела… И щуку выпускать не хотела..А когда я её отнял всё таки ,цапнула меня  за палец ( довольно неприятное ощущение – вроде зубов- какая то пластинчатая  щётка  вместо зубов -  нет, а царапины и синяк остались),и это ещё не считая того что изрядно меня поцарапала – когти у неё длинные и острые. Отбросил я её подальше от лодки. Но на следующий день скелетики рыб снова были в этом месте… Видимо или она вернулась или сородичи подвалили на бесплатную кормёжку.)))
Вот так и была развенчана  уже практически легенда  о  «мутантах пойменых озёр»…
Правда я никому не стал рассказывать о своём открытии. Пусть  слух живёт и дальше!!! А может  кто рыбу грызёт и кроме черепах……. Всё может быть….)))))
В дальнейшем  ,разговаривая со старым рыбаком, рассказал ему этот случай. Он сказал что раньше черепах было в разы больше и такой «грабёж» в сетях был не в диковинку. Было время черепах ловили специально и именно на свежую рыбку и именно осенью.
Вот так рождаются местные слухи и легенды!!))))

  Осенняя охота на пролётных уток на речных косах.

Ну вот и приходит пора поздней осени… Птицы улетают  на тёплые юга. И вот в это время начинается  наверное самая   интересная  охота на уток – охота на перелётах на речных косах.   Этот способ  сродни охоте  весенней  на гусей -  так же  нужно быть  «безбашенным»  фанатом чтобы любить эту охоту!smiley

 

Утка в это время  большими стаями идёт с севера – пора перелёта. Стаи садятся на отдых именно на  голые песчаные косы волжских островов.На чистую воду утки садятся неохотно.Но днём они всё таки большей частью  сидят на чистой воде.Подобраться к ним там – это больше из области фантастики. Даже на скоростных импортных катерах. Редко когда удаётся   подобраться к стае до её взлёта с воды. А ещё сложнее предугодать направление движения стаи после взлёта – утка не обязательно в это время летает по прямой. Часто  стая делает такие развороты и кульбиты, что бекасы  могут обзавидоваться!smiley

 

Но ближе к вечеру  утка всё таки начинает больше тяготеть к песчаным косам. Причём к совсем голым – без какой либо растительности. Подобраться к ним  конечно можно но уж оооочень сложно!  Вряд ли кому удасться долгое время прикидываться «брёвнышком».утки хоть и глупые но раскусят такое в момент!

 

Значит остаётся только одно – копать скрадок в песке и садиться ждать удачу. Вот тут и начинается  хитрость  прежде всего в сооружении скрадка.

 

Копать сырой песок дело нехитрое. Сложнее укрепить стенки скрадка. Дело в том что  сырой песок на волжских косах сильно пропитан водой. А уже где то на глубине метр – полтора вообще идёт «плывун» так называемый. Т.е стенки нашей  выкопанной ямки оплывают и рушаться….  Причём – чем ближе к воде тем сильнее… А нужно ведь как можно ближе  к урезу воды… Укреплять стенки  досками или ветками – бесполезно. Да и сидеть (лежать ) в воде практически осенью тоже малоприятное занятие..  Самый лучший выход нашли ещё наши предки. Они закапывали  где то наполовину ( или даже на три четверти ) в песок  бочки деревянные.Скрадок из бочки.Только бочки должны быть обязательно  с  днищем. В противном случае внутри бочки  без дна.закопанной на урезе воды  уровень  «плывуна» (жидкого песка) быстро поднимется  до уровня   песка на косе.  Раньше в старые года с бочками было проще – они были разных размеров. И можно было подобрать бочку по себе и своей комплекции. Что наши предки и делали. В деревянных бочках сидеть было относительно комфортно – они сохраняли хоть какое то тепло, а это немаловажно на продуваемой всеми ветрами косе.И звуки из них хорошо глушились.Чего нельзя было сказать о металлических бочках.  В металлических  200 л сидеть оооочень некомфортно. Они маловаты для среднего охотника. А бочек на 300- 400 л. хотя бы  наша  промышленность не выпускала…. Сейчас с этим стало проще. Появилось  множество пластиковых бочек различной ёмкости. И подобрать  — труда не составляет. Только нужно учитывать один момент. Так как мы закапываем бочку с дном в песок с водой  нужно учитывать что на бочку действует  выталкивающая сила воды в песке(архимедова сила).Пусть не так заметно как  в чистой воде но всё таки эта сила действует.Если деревянные бочки  выталкивались из песка медленно – они и сами намокали и вес их увеличивался.Металлические выталкивались более медленно. Пластиковые  выталкиваются песком с водой  быстрее всех. Это тоже нужно учитывать и следить за этим. А то в какой то момент можно просто лишиться скрадка – унесёт ветром или смоет волной (шторма осенние бывают в наших краях сильные)  ну или кто то  «прихватизирует».)))

 

Стоит заранее заметить косу на которой ночуют утиные стаи. Это легко  увидеть пройдясь по косе – будет очень много следов утиных, перьев и кала. И не на все косы почему то осенью садятся перелётные стаи.

 

Ну всё. Бочку мы под себя нашли и наполовину ( на три четверти)  закопали в песок на косе. Сильно маскировать её не стоит. Обычно её такой и оставляют. Во первых – утки не местные  на косах а перелётные и если объект не движется и не  производит резких звуков они на него внимания не обращаю.А во вторых – сильные ветра просто снесут какую либо маскировочную  «надстройку» из веток или камыша. Единственное что хорошо бы достать  так это кусок армейской летней  маскировочной сетки и накрыть им сие сооружение. Это будет самая лучшая маскировка!

 

Можно конечно в бочке если она позволяет  сделать сектор обстрела(вырезать в пластике окошко). Но как правило стрельба ведётся практически в одном направлении и для стрельбы лучше подниматься во весь рост, а в бочке сидеть и ждать. Как правило сектор обстрела один и тот же.

 

Потом одеваемся потеплее (осенью на косах  холодно) и  где то часа в 2-3 пополудни  садимся в наш  скрадок – бочку   ждать.  Лучше не курить, не делать резких движении, не вылазить из скрадка без крайней необходимости. Не производить резких звуков. Потому что совсем неизвестно с какой стороны может прийти стая. А зрение у уток  хорошее! И увидев какое либо движение они попросту пролетят мимо. Неплохо рассадить по косе десяток чучелов. Причём как на песке так и на воде. Профиля  как то утки больше игнорируют – к чучелам идут охотнее. Обязательно нужно иметь с собой хороший манок или  лучше уметь манить голосом ( это не сложно и более похоже получается ). Пользоваться манком лучше когда утки находятся на  расстоянии  не менее 100 м от охотника – ближе они распознают фальш в манке. Подсадных в этой охоте лучше не использовать – легко поранить т. к утки налетают и садятся толпой.практически без облёта. Утки начинают приходить на косу  где то ближе к вечеру. Причём при ясной погоде утки  приходят позже, при пасмурной могут прийти  и ещё до зари.  Увидев или скорее услышав стаю – она двигается с характерным свистом  (охотники знают) стоит немного поманить манком. Стая как правило садится на косу без всякого облёта.не так как летом.  Сначала стая садится на воду – вне досягаемости выстрела  и довольно далеко от чучелов. Утки осенние всё таки сторожкие. Потом они успокаиваются и подплывают  на дальность выстрела. Не стоит спешить с выстрелом.потому как неизвестно когда придёт следующая стая.взамен вспугнутой. Вот тут конечно хороши ружья – автоматы, многозарядки!!! Встаём во весь рост в бочке и стреляем. Патроны лучше бесконтейнерные, совершенно обычные с дробью  не ниже 4 номера. Можно конечно и 3 и 2 бить (осенняя утка крепка на рану) но  дробовая осыпь у тройки и двойки намного меньше. Да и стреляем  с нормального расстояния. Мне всегда хватало 4. Стая поднимается, а мы вылазаем побыстрее из бочки и бежим собирать добычу. Потом залазаем назад и ждём дальше.

 

Лёт утки продолжается  до темноты и   по самой темноте. И если ночь спокойная и лунная то стрелять можно и всю ночь если терпения хватит и будет желание мёрзнуть.smiley

 

В  прошлом (как мне рассказывали старики)  такой утиный промысел практиковался  у всех охотников в деревнях  вдоль Волги. У каждого охотника была своя коса и своя бочка.И лезть в чужой скрадок было сродни лезть в чужой огород. Последствия могли быть серьёзные. На такой охоте  деревенская семья охотника обеспечивала себя мясом практически на всю зиму.И именно на такой охоте имели распространения ружья – утятницы ( с длинными стволами и расширениями на концах стволов). Но это было дааавно…. Сейчас и стаи стали меньше… И кос стало меньше… Да и  утки  почему то поголовье не растёт в последние годы.

 

Можно только добавить что таким способом можно охотится и на осеннем гусином пролёте. Но  это уже более тяжёлая охота! Гусь осенью садится на косы  не ранее 10-12 часов ночи ., и как правило это уже время  второй половины ноября.Ночью уже морозцы чувствительные в это время. И ветра сильные, а гусь для посадки выбирает самую противную погоду – с ветром и  морозцем и  снегом с дождём. Вот тогда он садиться безбоязненно! Но и у охотника должно быть огромное терпение всё это вынести. Поэтому я и  пишу что осенняя гусиная охота сродни весенней  — и там и там нужно быть фанатом этой охоты!!smiley


Переход по рубрикам

Самые популярные



Сейчас на сайте

На сайте 1 гость.

Сейчас в чате

В чате никого нет.