voenkov, 22.10.18 23:41: Вить, уж соли , думаю, ты нормально сыпал...перебезчик с других угодий :-)

  В. Максимов "ЖАДНОСТЬ"

 

Жадность. Вячеслав Максимов.апрель 2018. ©

 

      

 

                Границы охотничьих угодий  понятие  условное,  и сродни пословице:   « Гладко было на бумаге,  да забыли про овраги». Собаке и зверьку   не запретишь и, не объяснишь,   что с моего участка они перешли  на  участок  соседа, а с его территории  на мою.  Разными  людишками полнится   тайга,  и  недаром народная мудрость гласит:  «Не купи  дом, а купи соседа». Хорошо, если    охотники в соседях, мужики порядочные.  Но  в  реальности  так не  всегда бывает.

 

     В  деревне Таволга   Кыштовского района, Новосибирской области проживало  не одно  поколение  Вардугиных. Фамилия эта была  у людей на слуху. Но как водится старики поумирали,  а молодежь разлетелась кто - куда из родительских гнёзд. Но   с возрастом,  у многих  появляется желание вернуться  на родину. Вот и Николая Вардугина  потянуло в родные места после выхода на пенсию.  Запало в душу,  как пацаном  ходил  в помощниках  у знаменитого Таволгинского  охотника.  Много полезного и нужного почерпнул Николай   из общения с ним, и приобретенные навыки очень пригодились на  службе в спецназе.  Жаль только,  погиб  тот  охотник,  спасая свою   собаку   из горящего дома.

 

И вот сбылось.

 

      Охотничий  участок Вардугину выделили как   уроженцу  здешних   мест  и по знакомству. Провиант   под  договор дали,  продуктёшками кое-какими   запасся сам.   С техникой  для заброски в тайгу   договорился. Только  участок   достался дальний, имел он  форму треугольника,    примыкая  двумя  сторонами к  Томской    области, а  одной - к участку местного охотника. Остальные участки  уже были распределены.    Начал    Вардугин выяснять,  кто в соседях будет,  и   сразу почувствовал, как неохотно заговорил на эту тему его  старый приятель, заготовитель и арендатор охотничьих угодий  Володя  Шило. Подвыпив, мужики шутили над  Шило,  за рост  его небольшой:   «Шило,  а вот  тебя в мешке, утаишь!», и   довольные гоготали.   Но относились  к  Владимиру  с уважением,  за обстоятельность и честность.  

 

       - Сосед твой,  Николай, не из здешних мест будет -  тянул  канитель Шило -   сам решай как с ним себя  вести. Местные   охотники  его особо не жалуют.  Шлейф   нехороший   за ним тянется и  сплетни ходят, что самострел  в читинской области ставил  на охотоведа, который крепко его наказал.  Вроде ранил  того,  уголовное дело возбуждали,  но  отмазался и переехал к нам  в Таволгу.  Жена у него   богомолка,  слова  лишнего не скажет,  платок вечно надвинет на глаза,  зыркнет из-под него, будто  бритвой  полоснёт, и злоба в глазах  лютая.  Советую, без  визитов к соседу обойтись.  Одиночка он, но добывает и сдаёт хорошо, не заключать с ним  договор, причин у меня нет. Так  что, смотри сам, двое вы в том углу…  

 

 

         - Не повезло   -  думал Вардугин - шагая от заготовителя -    но что поделаешь, другой  тайги нет.    По  границе  с Томской   областью можно поохотиться.  И нечего к соседу   ходить, коль он мутный  такой, да и  некогда по гостям будет расхаживать, припозднился  ты   с  заходом в лес, а  сезон с собаками в Сибири короткий как  клюв  у  синички.       А может, и обидели человека беспричинно, вот и ненавидит  он  всех и вся. Ну да ладно, впереди два месяца  хоть и тяжелых, но желанных  занятий, не до визитов и разговоров будет,  добывать чего-то   надо, коль в лес собрался. 

 

          Сучонка Вардугинская,  основная,  уже  имела опыт  по соболю,      а пристяжка придурковатая  была,  всё  бы ей только  играть. Как у всякого  молодняка  фонтанировала в ней  энергия  и тратила она   её  без смысла и пользы. 

 

     -  Оботрётся, поди, -  думал Вардугин - лишения   многому учат.  Поголодает,  посмотрит на старшую, и поймет, что, да  как  в тайге надо делать, и  как    угольки горячие    из   кострища     вытаскивать,  не обжигая  лапок,  чтобы  ночевать на теплой   земельке…

 

       Клин,  каким вдавался Кыштовский район,  а соответственно и охотничий  участок Вардугина в Томскую  область,  был оборудован двумя избушками   на расстоянии  от границы и  друг от друга   километрах в десяти. 

 

 

 Избушки были исправными. Вардугин их знал. Наверняка, там и утварь  имелась кое какая. А  всё  остальное на себе,  что занёс  тем и питаться,  что занёс на том и спать, что занёс из того  и стрелять,  ну, и зверь  да  птица, конечно.  Котловую   лицензию получил   полулегально  от   заготовителя. Разрешение  Шило  оформил  на себя, а в путевку двоих вписал. В случае удачи, мясо обещал помочь вывезти, с половины.     Ещё,   в точке, где придётся десантироваться,   был  контейнер,  замаскированный, сделанный  из 200 литровой железной бочки,  перевернутый крышкой вниз и прикрученный к  лесине вязальной  проволокой,   как пасынок  к столбу,   чтобы  медведь не  оторвал.  Лишнее  можно будет в нем  оставить, а при необходимости сходить дозаправиться,  если чего не хватит. А если не всё потратит,  черкнуть несколько слов    на куске бересты,  остающимся на охоте, мол, так и так,  я  вышел,  продукты  заберите, кому понадобятся.

 

         Соболя в тот год  было не густо, и длинный он был,  переходы  дневные по 6 -8 километров,  это по прямой,  а накрутит он за день,    мама дорогая!

 

 

Бескормица  и поиск пропитания  всегда    определяли  и определяют жизнь в тайге. И места обитания зверёк    меняет в зависимости от того, что  уродилось:  рябины много - в низинах  держится,  орех богатый  -  в кедрачах  живет,  ягодники с хорошим  урожаем  -  на брусничниках и в болотах промышляет  -  боровую птицу давит. Домов-запусков у соболя   много.  И все он  их  знает, и помнит, и никогда  не плутает в тайге.

 

      -  И вот однажды,    настропалился  следок соболя  на северо- запад,  аккурат,  если глядеть по карте, на  избу  соседа  самострельщика.  И никуда, ни вправо, ни влево  как по  нитке идёт.  Что ты будешь делать!   Собака  за ним  -   взялась  догонять азартно, по следам это  хорошо было видно,  похоже,  не выветрился еще запах зверька.   Поди, не обидится сосед от  одного захода, если придётся границу пересечь,  да  и переночевать у него неплохо бы, и познакомиться заодно.  Может  и не так страшен чёрт как его малюют – думал Вардугин,  поспешая  за собакой.

 

 Время было уже к ночи, и фонарик  должен  был скоро понадобиться.   А тут как раз Вардугин  вышел на квартальный столб и определил свое местоположение. Оказалось, что  избушка его находится  километрах в двенадцати  от  ориентира. Помороковал, вспомнил напутствие Шило, и решил, что лучше   идти восвояси,  обсушиться, отдохнуть,  а поутру, добыть  соболя. Уверен был  -  не уйдет собака от зверька.

 

     Молодая сучонка на поверку оказалась  бестолковой,  только мешала старшей,    следы путала и отвлекала, пришлось  Вардугину  прибрать  её … 

 

       Не испытывая  судьбу, квадратно гнездовым способом,  двинулся  Вардугин  по профилям с фонарём в  руке,   облегчив  себе маршрут.   Не было  у него налобного фонарика. Это сейчас экипировка  охотника, хоть в космос  лети:    дроны,   приборы ночного видения,  спутниковые телефоны,  радио ошейники, навигаторы,   электростанции, … чёрта  лысого только нет.

 

       До своего   тёса на  избу Вардугин  дошёл быстро. По профилям как по дороге,  иди, да иди себе  беззаботно. В этой избушке  радиоприёмника не было,   послушать новости  и  погоду не получалось. Но судя по стелящемуся дыму из трубы  и верховому ветру, бросающему снег с ветвей, погода с часу на час должна была поменяться.  В ночь, как и предполагал Вардугин, разыгралась  метель, да такая сильная, что стекло дребезжало в окошечке,  и порывами ветра  крутило и крутило  с подвывом.

 

        - Следы   бы только  найти, после такой  круговерти - с тревогой думал Вардугин.   

 

      К утру метель стихла.  Избушку Вардугин  покинул ещё затемно   и к месту поворота  пришёл  с  рассветом. Спешил -  слишком короток  зимний световой день.  

 

           Тайга изменилась до неузнаваемости, снегу на деревьях  прибавилось, ветви и лапы обвисли, березки понагнуло.  От досады,  смахнув с квартального   столба снеговую  шапку,  со вздохом  достал компас из внутреннего кармана суконки. Определил  северо западное направление   и пошел  челноком  вправо,  влево, отыскивая   следы погони.  Но, увы, ничего не   было видно, всё похоронила   метель. И в тайге было  глухо, ни  звука. Кедровка только спросонья, потревоженная, заорала над головой.   Вардугин  даже вздрогнул  от неожиданности.  И плюнул в сердцах  – Вот зараза!

 

    Часа три  он   челночил,  кружил,  но  так  ничего и не нашёл,  и решил возвращаться  обратно.  

 

       - Етить  твою мать! Где  искать собаку?-  думал  Вардугин.

 

    - Теперь, только ждать  остаётся, когда сама вернётся.    Молодую   не  надо было прибирать,   она может,  помогла бы найти подружку.  У них ведь природное чутье, и способность ориентировки с человеком  не сравнишь,  или    запах  бы,   где прихватила.  Эх, знатьё бы…     

 

     Что было делать,  вернулся Вардугин  в избушку, попил чаю, перекусил  и в послеобеденное время  поплёлся   самотопом   белковать,  в надежде, что собака услышит  выстрелы  и придёт.  День прождал, впустую. Но,  на  всякий случай сварил  трёх  добытых  белок.  И  уже начал подумывать, о завершении охоты и выходе домой.

 

         Были, правда, во второй  избушке  десятка три капканов.  А     без приманки как?   Да  и  не знал Вардугин досконально участка, чтобы  определиться, где путик  настроить,  да и не капканщик  он  был в душе. Лайчатник  до мозга и костей,  это да,  а капканы -  нет.

 

    Всю  ночь, не сомкнул глаз  Вардугин, вслушивался  в каждый шорох.  Пожалел, что курить бросил,  было бы хоть чем-то  заняться, да подуспокоиться немного.  

 

 

 

          Темно еще было, Вардугин, вероятно,  задремал,  и сквозь  сон услышал,   что   кто-то скулит и  скребётся в дверь,  вскочил как ошпаренный  и  о  балку головой  треснулся,  даже искры из глаз посыпались.  Наощупь   толкнул  дверь,  потом уже фонарик включил.

 

        - Вернулась,  моя кормилица, -  приговаривал   Вардугин, запуская собаку в избушку и,  потирая  ушибленное темя.  Вернулась  умница моя,  молодец, бог с ним с соболем  -  и погладил собачку    по холке…   А шкура на шее  поползла  за его  рукой.   

 

          - Это, что такое?  – удивился Вардугин.  Посветил  собаке на шею, а шкура вкруговую  была  прорезана, и из раны   проглядывало розовое  мясо,  и сукровица была   на  шерсти груди и передних лапах. 

 

    -  Твою  ты мать, это что за хрень  -  выругался Вардугин! Взял в зубы  фонарик,  раздвинул по месту раны  шкуру   к хвосту и к голове, и  увидел под кожей     петлю  из нихромовой  проволоки,   со  скруткой  сбоку.

 

       -  Ах ты, беда,  в петлю попала!  Да,  на кого здесь петли   ставить?!  Зайцев  ни одного следа не встречал. Да ей  зайца и  на дух не надо,   никогда  она за ним  по следу   не ходила, не то чтобы  гонять.

 

  - Ах ты, беда, беда  - восклицал  Вардугин. Аккуратно  пассатижами  перекусил проволоку  и  осторожно вытянул  петлю  из мягких тканей.

 

       - Как вены-то  яремные не порезала, пока освобождалась?  - удивлялся  Вардугин -   Конец,  однако, охоте  -   А  ведь еще недели  две можно бы   соболевать,   снег позволяет.

 

 - Что-то надо  делать? –  начал  соображать Вардугин, водя  лучом фонарика,   по стенам  избушки.   Аптечки нет,   обработать нечем. Только  вода кипяченая и зола.  Иголка   «цыганка» толстая  есть,  нитки есть,  прокипятить  есть в чём,   шкуру  можно прихватить  несколькими стежками,  а   рану  золой присыпать.  Сверху  можно воротник смастерить  из рукавов суконки. Отверстий наделать и  зашнуровать.  Заживет, даст  бог.  Но сначала надо  накормить собачку. 

 

         В мешке поняги по военной привычке всегда  лежала  банка тушенки.  Пока собака хрустела  тушками белок,  налил в  свою чашку  теплой воды,   выложил туда мясо и поставил на печку.   И молча, гладил  её между ушей,   чтобы      не тревожить рану. 

 

   -  Умница моя, -   Вардугин, сглотнул   ком в горле,  стряхнул с ресниц невольно навернувшуюся  слезу – Ишь, как я  привязался к  тебе - проговорил он и стёр не прошеную  влагу  ладонью со щеки.

 

       Собачка съела  и тушенку с бульоном.   Благодарно  посмотрела  на  хозяина   и лизнула  ему руку.

 

       - Молодец, умница -  притянул к себе  собаку Вардугин,   приговаривая:

 

     -  Сейчас всё приготовим и  зашьем тебе шею  в лучшем виде.  И как ты умудрилась  перекрутить нихормовую    проволоку?  Повезло, что  захлёст произошел  сбоку,  если бы внизу,  вены прорезала бы,  и  истекла  кровью. И я бы  тебя не нашел после такой метели. Операцию  сделаем и пойдем смотреть, что там  с тобой  произошло,   где и кто «сердобольный»  такой привязал  нашу собачку? 

 

      - Ну, сволочь,   ходи и оглядывайся, если это ты соседушка –  сквозь зубы зло, процедил Вардугин.

 

     Операция прошла   успешно, собачка немного поскулила, но вытерпела.   Воротник  плотно  охватил  рану, а шнуровка    только несколько ограничила   движения шеей.   Оборачивалась  собачка своеобразно, не голову поворачивала как обычно,  а всем корпусом разворачивалась, как будто кол проглотила,  но воротник снимать  не пыталась. Вот  и хорошо – думал  Вардугин - скорее  края схватятся и  рана  заживет.  А по следу  зверька можно и медленнее ходить,   важен результат.   Довольный   собой,  Вардугин  на место отрезанных рукавов пришил  шерстяные носки с длинными паголенками. Распустил  мысок носка,      смотал в клубок нитку, (пригодится  ещё), и   обметал  место, где отрезал  петельку. Теперь и рукавиц ы не нужны,  втянул кисть  внутрь, вот тебе и варежка.

 

       … Соболя  собачка загнала на участке соседа, под  корни  лиственницы,   в пустоты.  Лежала   и ждала  хозяина  у входа.   Другого   отверстия  соболь не нашёл и сидел как миленький под зорким присмотром лайки  и из-за   боязни   острых зубов.  Понятно, что   лаяла она, звала хозяина. И на  голос ночью пришел  чужой  человек,   добыл  зверька, а собачку привязал  к  тонкой  сосенке,   с уверенностью, что  нихормовую  проволоку,  которая  держит в капкане  соболя и норку    наравне с тросиком, собака не перекрутит и сдохнет от потери крови   или замерзнет  от голода и холода. С точки зрения человека,  расчет был верен,  но  судьба проявила милость - перекрутила собака нихромовый  поводок. 

 

      - Сука ты,  ну и сука! Ну,  твой участок, ну соболя забери себе, а собаку, зачем  губить?  Конкурента убрать хотел,   а после моего  ухода,  оставшихся собольков хотел собрать  с моего участка?     Паскуда!  Недаром заготовитель,   так стремался,   рассказывая о  тебе – бранил  соседа  Вардугин, осматривая место, где была привязана собака. Но дальше никаких следов  не просматривалось.  Кто   был,   откуда пришёл,  куда ушёл? Ничего  не было  видно,  может пришлый кто, как докажешь, что   это сосед?   Эк,  как всё совпало!

 

      Бесснежье простояло еще  две недели, рана у собачки  затянулась,  но Вардугин  переместился  подальше от  соседа,  чтобы не подходить к границе с его участком. 

 

   Хорошо он поохотился…

 

     Выходил  Вардугин  с промысла  как никогда поздно,   с полным   рюкзаком пушнины. И первую  новость, которую  сообщил  ему  заготовитель Шило  при встрече,  была  о соседе:  

 

     – Соседушку - то  твоего    милиция  прямо из тайги увезла  в райцентр.   Охотнику   через участок  от тебя, кто-то отравил собак.  А наш  Флегонтыч  мужик  дюжий и дотошный,   погрузил  мертвых лаек   в  нартушку, встал на лыжи, впрягся в лямки  и вышел   в деревню. Написал  заявление участковому, тот   вызвал  следственную группу.  Провели   вскрытие  и обнаружили яд.  Потом  опергруппа  вездеходом  и пешком добралась  до  твоего  соседушки.  Нашли  в поленнице  у  избушки  баночку с каким-то порошком.  Пока вестей о нём   никаких нет.

 

       Вардугин в свою очередь рассказал Шиле  о петле  и показал   воротник собачий  из двух обрезков суконных  рукавов.

 

       -  Ну, ты Николай  и  хирург, и изобретатель, ну  прям  Пирогов  с  Кулибиным!  – изумился  Шило -  Не пропадёшь с тобой в тайге!

 

        -  Он это сделал, соседушка твой, некому больше. Тоже   пиши заявление  в милицию. Не будет ему больше договора.  Надо  же, и что за человек!  Родила  же такого мать! –  сокрушался    Шило,  заходя за прилавок.

 

          -  Ну  ладно, что теперь говорить,  давай,   будем   принимать   чего   наохотил…

 

                                               

Комментарии

22 июля 2018, 21:30 · voenkov

Спасибо! Интересно!

23 июля 2018, 22:01 · Bort_100

Очень хороший рассказ,к сожалению в жизни и на охоте все больше таких "соседей" появляется!

23 июля 2018, 22:13 · serega

В тайгу на промысел и без аптечки? Cмело....

23 июля 2018, 23:48 · фартовый

Спасибо!!!

24 июля 2018, 12:27 · voenkov

"Не купи дом, купи соседа" - очень верно подмечено и к месту сказано. По нашей улице через дом от меня старая еврейка пыталась продать участок 20 соток с домом и баней. Те деньги, которые она хотела никто не давал... А просила она "по взрослому". Так вот, она разделила участок пополам и продала оба довольно быстро - один с домом, другой - с баней. Участок с баней ближе к моему дому и купила его какая-то отмороженная молодёжь - пьют, орут...но в 22.00 уходят орать в баню. Я уже зуб на них заточил, но пока явного прецедента не возникло... Но мысль, за что Всевышний послал мне самолёты над головой и буйную молодёжь в качестве соседей не оставляет меня...

25 июля 2018, 23:34 · ЗАЛОГИН ВИТЯ-ВАНЯ

Разными  людишками полнится   тайга,  и  недаром народная мудрость гласит:  «Не купи  дом, а купи соседа». Хорошо, если    охотники в соседях, мужики порядочные.  Но  в  реальности  так не  всегда бывает. ЭТИМ ВСЕ СКАЗАНО!! ХОРОШИЙ РАССКАЗ!!

26 июля 2018, 15:45 · lef

Шплошь и рядом такие "соседи" в реальности и дома и на работе да и на охоте тоже!Конец больно резкий,продолжение напрашиваетса.)Описание всего понравилось простое и доходчевое.

31 июля 2018, 21:22 · bominick

Понравился сюжет, прочитал рассказ с большим интересом.


Переход по рубрикам

Самые популярные



Сейчас на сайте

На сайте 1 гость.

Сейчас в чате

В чате никого нет.