voenkov, 26.04.18 16:29: Утром сегодня вытащил три огромных пакета с охотничьими вещами и рюкзак. А там...всё съела моль. За зиму охуярила всю охотничью одежду!!! Всё перестирали, что высохнет-возьму. Хорошо что накануне тесть двумя комплектами летней военной формы подогрел. Он бывший подпол на пенсии. Форма пролежала двадцать лет. Будет что одеть :-) завтрв в пять утра выезжаю к Деду из Дмд не спеша. Буду к трём часам дня.

  Курдома - Вовина речка

 

 

      Вова влюбился в Курдому с первого взгляда! И не мудрено: его первая рыбалка – состоялась именно на этой реке. Как начало волшебного заклинания прозвучало для Вовы её название, когда папа назвал речку, куда они поедут рыбачить. Только вот ждать этого события сыну пришлось долго - полгода – с начала декабря, с самого дня своего рождения, на который родители подарили ему две настоящие бамбуковые удочки - большой дефицит в середине 70-х! Ах, какой же это был подарок! Вова проснулся, а рядом на одеяле лежат два удилища: каждое с резной деревянной ручкой, мотовильцем и красно синими поплавком. Подарок этот был, конечно, не случайный: Вова, с тех пор как себя помнил, просто бредил рыбалкой. А какая рыбалка без удочки? Вот он и выпрашивал у родителей купить ему удочку, а тут сразу две подарили! Не буду рассказывать, как медленно тянулось время в ожидании лета. Сколько раз будущий рыболов представлял себя на берегу реки вытягивающим огромную рыбину.

 

        Наступило лето. Папа, измученный просьбами сына, наконец–то пообещал завтра взять его в лес на покос. Конечно, косить будут папа и его отец - Вовин дед, а Вова будет РЫБАЧИТЬ! Все дело в том, что дедов покос (взрослые почему-то называют его «участок») находится в лесу рядом с речкой, богатой рыбой. День за сборами на рыбалку пролетел незаметно. А вот вечером Вова долго не мог уснуть – вспоминал все ли подготовлено для завтрашней рыбалки, не забыл ли чего.

 

        Вставать пришлось рано – путь предстоял не близкий. Но от одной мысли о рыбалке юный рыболов взбодрился, и все торопил папу скорей отправляться на участок. Добирались туда на папином велосипеде. Вова хорошо устроился на одеялке, обмотанном вокруг верхней рамы, и нисколько не устал. Вначале они ехали по асфальту, а затем свернули на полевую дорогу. Когда она привела их к лесу, папа спешился и повёл велосипед в поводу, сын тоже пошёл пешком. Светлый березняк как то резко сменился густым тёмным лесом, осинником, так назвал его папа. Высокие деревья, подступив к самой дороге, закрыли солнце. Сразу стало сумрачно и прохладно, так как лес не успел еще освободиться от утренней росы. Воздух вокруг путешественников зазвенел от тучи комаров. Папа отломил веточку и дал Вове отмахиваться от них. Оживленно разговаривая, отец с сыном пошли по обочине лесной дороги. Неожиданно впереди сделалось светло, и перед ними открылась большая поляна. По её краю было устроено ограждение, как в мультиках про деревню: вместо столбушек использовались перекрещенные колья, к которым в два ряда проволокой прикрутили жерди. Это и был дедов участок. Вове он показалось огромным. Впереди, шагах в двухстах, на взгорке чернел небольшой рубленный домик с массивными ставнями. Дедушка огородил его забором из вертикальных жердин, прибив их гвоздями к прожилинам. Справа, в сотне шагов по низинке, заросшей осокой, протекала речка. Везде из травы торчали еловые пни, огромные, выше Вовиного роста, так как лес здесь срубили в очень снежную зиму. Со стороны дороги трава была уже скошена, поэтому идти оказалось легко. А какой стоял чудный запах разнотравья, изрядно приправленный ароматом переспевшей земляники! От нее красно было у пней, и мальчишка побежал было к ним.

 

 -Вова, стой! – неожиданно крикнул папа. Звонкое эхо многократно отразилось от деревьев.

 

 -Почему? Там же ягоды?- искреннее возмутился Вова.

 

 -Подожди, я посмотрю, вдруг там змея!

 

      От испуга мальчик замер на месте. Папа, положив велосипед, подошел к пеньку. Вернувшись, он протянул полную горсть ароматной земляники сыну. Пока тот ел ягоды, папа рассказал, что здесь живут змеи - гадюки, которые могут ужалить. Поэтому нужно внимательно смотреть под ноги, чтобы не наступить на них. Кроме того, что они ползают в траве, гадюки любят греться на пеньках. Значит, понял Вова, от пеньков лучше держаться подальше.

 

 Услышав голоса путешественников, из-за домика вышел дедушка. И хоть ему было уже изрядно за шестьдесят, и полученные в войну два тяжёлых ранения давали о себе знать, осанку дед сохранил «офицерскую»: никогда не горбился и при ходьбе спину держал всегда прямо.

 

 

 

-Помощники приехал! – обрадовался он гостям и пригласил их:

 

 

 

-Шурик, Володя! Идёмте чай пить!

 

 

 

Перед избушкой дымился костерок. Над ним на слеге1, перекинутой через рогульку, висел черный от копоти, когда-то бывший зеленым чайник. Рядом на вкопанных в землю столбиках был сделан стол и две лавочки. Дедушка принес из домика три железных кружки, кулёк конфет – сосулек, пачку печенья и пакет кускового сахару. Папа осторожно снял с шеста чайник и разлил по кружкам чай красного цвета с каким-то приятным и знакомым запахом.

 

 

 

- Это чай из веточек и листьев черной смородины, объяснил папа, - а красный, потому что долго кипел.

 

 

 

- Шурик, сказал дедушка Вовиному отцу, - сейчас начнем косить низину у реки, а Володя пусть рыбачит. Как раз будет у нас на виду.

 

 

 

Почаёвничав, каждый занялся своим делом: папа взял одну из кос и начал ее точить, а дедушка отвязал от велосипеда Вовину удочку и, захватив консервную банку с червями, пошел с внуком по тропке к реке. По прокошенному коридору в осоке рыболовы вышли к заливчику, наполовину затянутому хвощём. Сюда дедушка ходит за водой. Берег здесь пологий, и глубина небольшая, поэтому не опасно оставлять мальчика одного. Вот шагов через тридцать вниз по течению Курдома разливается на всю ширь, аж метров на двадцать! Не смейтесь - для пятилетнего мальчишки это огромное расстояние. Если свалить растущую на берегу самую большую ель, падая, она только-только достанет вершиной своей до противоположной стороны. Из-за отбрасываемой тени деревьев вода там кажется чёрной. Хотя на самом деле она прозрачная как слеза. Неподвижно встав на берегу и присмотревшись, можно увидеть стаи крупных окуней, время от времени важно проплывающих по середине реки. Черемухи, наклоняясь к воде с противоположных берегов, сцепились кронами, образуя сплошной свод. Белка легко сможет перебежать по импровизированному мосту на другую сторону.

 

 Дедушка, размотав леску и ловко насадив на крючок вертлявого навозного червяка, плавно забросил снасть к кувшинкам, затем передал удочку внуку и объяснил:

 

 - Вова, смотри на поплавок - как он уйдет под воду, так сразу и тащи!

 

 Внук с нетерпением взял удочку и, не отрываясь, стал смотреть на поплавок. Не успел шорох шагов деда стихнуть за спиной, как поплавок присел и, ускоряясь, поплыл в сторону. «Это же - поклёвка!» - молнией сверкает мысль. Вова резко дёргает удочку, и она приятно сгибается от живой тяжести. Еще немного, и он вытягивает из воды отчаянно бьющуюся серебристую рыбку. Хотя размер её меньше ладони взрослого человека, Вове она кажется огромной. Он протягивает рук, чтобы взять добычу, но та слетает с крючка и падает обратно в речку, обдав мальчишку брызгами! Бросив удочку, маленький рыболов, расстроенный от потери, бежит к взрослым рассказать о случившемся.

 

 Дедушка объясняет внуку, что это была сорожка2, и, гладя маленького рыболова по голове, успокаивает его:

 

 - Не плач, Володя: ты еще поймаешь рыбу да еще и намного больше этой! Просто не надо спешить- дай рыбке поглубже заглотить червя.

 

 Успокоившись, мальчик возвращается к речке и, не без труда насадив нового червяка на крючок, забрасывает снасть. «Ну, все! – азартно думает Вова, - рыба, ты только клюнь, я не буду спешить, подожду, когда лучше зацепишься, и точно тебя поймаю!» Время идет, вот и солнце поднялось над лесом. Большая синяя стрекоза нагло уселась на неподвижный поплавок. А рыба не клюет: то ли сорвавшаяся с крючка сорожка увела за собой всю стайку, то ли вода в речке нагрелась, и у рыб пропал аппетит.

 

 «Вжик! Вжик!» - все ближе слышна папина коса, врезаясь в сочную траву. Вот, наконец,

 

 появляется папа, заканчивая широкое прокосиво3. Воткнув косу косо'вищем4 в землю, он подходит к сыну. «Что-то не клюет» - жалуется Вова папе. На что тот задумчиво отвечает:

 

 - Ну и ладно. Знаешь, Вов, на рыбалке поймать рыбу не самое главное…

 

 - Ты шутишь папа? Как рыбу не главное поймать?- недоумевает Вова.

 

 - Нет, не шучу! Ты посмотри какая красота вокруг: поляна вся в цвету, ивы к воде склонились косы свои купают. Да и сама речка, ты только поссмотри, серебром на солнышке переливается… А воздух какой – дышишь и не надышишься. Дома, сидя на диване, этой красоты не увидишь! Не поймал рыбку, ну и ладно - пусть живет. Главное все это увидеть и прочувствовать…

 

 Смысл сказанного папой Вова поймет много позже а потом попробует объяснить его своим детям, а Курдома с того заветного дня станет для него любимой рекой. Причем с каждой встречей с ней он будет все сильнее влюбляться в эту речку невеличку, которая как застенчивая красавица, скрываясь от пылких взглядов кавалеров, прячется от солнца и луны под кронами деревьев, лишь иногда робко осмеливается появиться под открытым небом…

 

   

 

1 слега – длинная жердь.

 

 

 

2 сорожка- местное название плотвы

 

 

 

3 прокосиво- прокошенная за один раз полоса среди травы.

 

 

 

4 косовище – черенок косы

 

 

  Дела собачьи: практика и закон

Дела собачьи: практика и закон

 

Весной 2017 года находился я в командировке в Уломском охотничьем хозяйстве МВОО ЦО ВУ. Про это хозяйство на Рыбинском водохранилище уже немало написано и рассказано, и все же немного еще раз опишу его. Руководит им Николай Георгиевич Ларин, человек старой закалки, бывший председатель колхоза. Таких хозяйственных людей уже мало где встретишь. Коллектив и Совет МВОО ЦО ВУ относятся к нему с большим уважением.

 

Сама база расположена на живописном берегу Рыбинского водохранилища, в сосновом бору. Место просто шикарное, недаром оно привлекает не только охотников в сезон охоты, но и семьи, которые приезжают сюда отдыхать нередко на месяц, а то и более  по несколько десятков лет подряд, совмещая отдых с рыбалкой, сбором грибов и ягод. Ягоды и грибы, кстати, растут буквально на территории базы.

 

Что касается меня, то я выполняю свою работу по обслуживанию иностранных туристов, можно сказать, развлекаю их, показываю, как прекрасно ловится лишь на один крючок прекрасная и наивкуснейшая сорога, которую повара потом нам жарят.

 

Русские же охотники по плану добывают глухарей, тетеревов, охотятся с подсадной на селезня. Приходят ко мне с просьбой: пусть, мол, ваша собачка достанет добытого селезня. Замечу, что почти во всех поездках меня сопровождает моя курцхаариха Тейси. На вечерней тяге она «королева бала», ищет подранков или добытых в темноте вальдшнепов. По просьбе счастливчиков я по всем правилам снимаю шкурки с добытых глухарей и тетеревов.

 

Это все предыстория, теперь непосредственно сам рассказ.

 

 

 

Тейси и глухарь

 

В очередное утро два моих друга встали рано и поехали с егерями на глухариные тока попытать счастье. Я же засиделся с очередным глухарем, добытым охотником днем ранее. Закончив работу, хотел уже пойти погулять, как вдруг Николай Георгиевич сообщает мне, мол, сейчас за тобой заедет твой друг Лева, поедете искать его глухаря.

 

Как оказалось, он сбил глухаря под песню, но пока подбежал к дереву, тот удрал. Лева остался в качестве ориентира у дерева, а егерь Игорь пошел по перышкам искать птицу.

 

Та выскочила из-под валежины метров через пятьдесят. Егерь, вскидывая ружье, вдруг вспомнил, что в стволе только пулевые патроны. С пулями в стволах он стал ходить после того, как несколько раз на току сталкивался с косолапым, и тот не собирался покидать ток, пугая егеря.

 

Чтобы не разбить трофей пулей, он попытался догнать подранка, однако тот резво удрал.

 

Добрались мы на ток к тому дереву спустя более трех часов. До этого я уже брал на поиски подранков свою собаку – пару раз в Березайском хозяйстве, но там присутствовала еще лайка. Те подранки не убегали по земле, а перелетали, и поэтому лайка дважды находила их на дереве. Моя Тейси до такого уровня еще не доросла.

 

Показав собаке место падения глухаря и дав понюхать капельки крови, я стал наблюдать за ее работой. Буквально за десять минут она прошла весь тот путь, что проделал егерь, и пришла к той самой валежине и стала там копошиться. Я предложил ребятам разойтись от меня в разные стороны на 50-60 метров и прочесывать местность, тем более что мы находились на гриве, по бокам на расстоянии двухсот метров и впереди сушу окружало болото. Глухарь по всем признакам должен остаться на сухом месте.

 

Так мы и пошли цепью: я с собакой посередине, ребята по бокам. Пройдя более сотни метров, я увидел впереди, чуть левее, небольшой пятачок, заросший елочками. Мою догадку о том, что здесь может залечь беглец, опередила Тейси, которая с лаем выгнала из сосняка глухаря. Он с высоко поднятой головой рванул от нее влево, в сторону Левы. Тот уже начал поднимать ружье, как его остановил мой окрик: дай поработать собаке! Ну а далее, как говорится, дело техники: собака подмяла под себя петуха, хотя и получила перед этим по морде удар клювом, что только еще более раззадорило ее!

 

Подойдя к Тейси, я отобрал у нее птицу, затем дал еще раз ее прихватить, сунул лакомство и передал трофей владельцу. Что самое удивительное, более десятка глухарей и тетеревов я перешкурил, курцхаариха подойдет, понюхает птицу и все, лежит себе дальше. Этого же, лежащего в рюкзаке, она всю дорогу охраняла, и потом никого целый день к нему не подпускала, когда он впоследствии висел на стенке! Вот что значит собственный трофей!

 

 

 

Враги и друзья собаководов (эта часть вышла в РОГЕ №1-2 2018 г.)

 

Описав свой добор с собакой подранка глухаря, хотел бы немного остановиться на недавно поднятой городскими депутатами проплаченной акции «зелеными врагами охотников». Почему именно проплаченной, да потому что откуда городским депутатам знать нашу охотничью жизнь со всеми ее нуждами, проблемами и т.д. Только те, кто истинно занимается охотой, может крепко отстаивать наши интересы. В их числе, получается, только некоторые члены партии ЛДПР, а депутат Н.С. Валуев написал большую статью в защиту притравочных станций, прочитав которую, да же человек не имеющий отношение к охоте, поймет глупость большинства наших народных избранников. Большая часть белоперчаточников во главе с Володиным, выходит, затуманена зеленым туманом. Интересно, депутат О.В. Тимофеева и В.Н Епифанова знают, как проходит забой лис, енотов, песцов, норок на фермах, где их выращивают для шубок и гаржеток, в которых они ходят? Наверное, даже и не догадываются, а раз бы съездили для интереса на экскурсию, могу предположить, что на рассмотрение в Думу было бы уже организовано новое предложение о гуманности по отношению к этим клеточным зверькам.

 

Я еще могу понять простых охотников, которые живут на земле и непосредственно имеют контакт с лесными животными. Им можно обойтись без притравочных станций, ну а как же селекция, дипломы, вязки породистых рабочих кобелей и сук? Что, они должны экспертов гонять по лесу и искать вживую кабана, лося, барсука и т.д.? Это абсурд. А как нам, городским жителям, которые выбираются не так часто в лес и которые хотят, чтобы их питомцы знали, с чем им предстоит в лесу встретится? Именно на притравочных станциях мы показываем своим питомцам того или другого животного, на кого рассчитываем впоследствии с ними поохотится либо для ознакомления.

 

Сколько можно уже отбиваться от этих проплаченных наездов, и вообще, наши проблемы не должны касаться депутатов, а также чиновников в регионах, от которых зависят сроки охоты. Региональные департаменты охоты ждут, когда же чиновник назначит открытие сезона. Департаменты должны быть полностью автономными и подчинятся только МПР РФ.

 

В заключении хочу выразить свою благодарность за становление своей собаки, как истинной охотничьей и рабочей, на первых шагах натасчику О. В. Батову, далее клубу «Охота и Собаки» с притравочной станцией под руководством А.Р. Фаткуллина и Н.В. Фаткуллиной.

 

 

 

Большое вам спасибо за мою собаку!

  Первый сплав

Вчера в супермаркете, стоя в очереди в кассу, встретился взглядом со счастливым человеком, покупавшим полтарашку кваса. Им оказался мужчина лет сорока, одетый в коричневый камуфляжный костюм и по-рыбацки загнутых болотных сапогах, именно «по-рыбацки», потому что голенища были только загнуты пополам и при ходьбе шумно задевали друг друга раструбами. Охотник, завернув болотники, несколько раз согнёт голенища так чтобы, они плотно охватили ногу: так можно бесшумно идти, и семена трав и прочий мусор не попадёт внутрь.

 

Порадовало, что человек покупает не хмельной напиток. Зачем ему искусственный стимулятор веселья, если и так хорошо, и для полного кайфа надо только утолить жажду. Расплатившись на кассе, я вышел за рыбаком из магазина и ещё немного с удовольствием понаблюдал за ним. Он, не торопясь, открутил пробку на бутылке, и также неторопясь, я бы сказал «степенно», с наслаждением начал пить.

 

  Покрасневшее от загара и ветра лицо и слегка пьяные глаза говорили, что их хозяин уже возвращается с рыбалки, а не едет на неё. Непосвященным не понять, почему так счастлив этот человек. Сколько раз так и я, смертельно усталый но донельзя довольный возвращался домой. Проведя несколько дней на лесной реке, достигаешь состояния полного умиротворения. Приходишь к мысли о суетности происходящего, находясь рядом с вечным. Так бывает, когда идешь, занятый невеселыми размышлениями, опустив глаза в землю, и вдруг, споткнувшись, поднимаешь голову и, увидев бездонное голубое небо, застываешь от охватившего тебя восторга. Не хочется никуда спешить и только растворяться в этом состоянии покоя. Наверно нечто подобное на востоке называют «нирваной». Йоги проводят годы в изнуряющих тренировках, чтобы подняться на этот уровень. А оказывается всё так просто и сложно одновременно. Может так действует закон сохранения энергии, когда душевная тяжесть переходит в физическую: ты безмерно устал, а твоя душа наконец то освободилась от земных оков и парит, парит невесомая?
            Глядя на рыбака я вспомнил свой первый сплав и так захотелось еще раз проплыть по лесной реке, когда только ты и медленно струящаяся вода. А узнал и полюбил такую рыбалку я благодаря Владимиру Ивановичу - одному из лучших спиннингистов нашего края.
         С этим замечательным человеком, я познакомился благодаря моей жене – Надежде. Как-то она рассказала, что у её коллеги муж просто «повернут на рыбалке» и как раз сейчас ищет напарника. Наслышанный о его богатых уловах я с радостью воспользовался возможностью попасть на настоящую рыбалку и в назначенное время подъехал познакомиться с новым товарищем по увлечению на его работу. Нужно сказать, что под словосочетанием «повернутый на рыбалке» мне представлялся худосочный ботаник, близоруко щурящийся через толстые линзы огромных очков. Однако навстречу мне вышел уверенный в себе мужчина лет сорока пяти среднего роста и крепкого телосложения хотя и полноватый с красным обветренным лицом, как у моряка дальнего плаванья.

 

-Владимир Иванович – представился он, и крепкое рукопожатие дополнило его схожесть с «морским волком». Прощупав меня несколькими вопросами по поводу знания спиннинговых снастей, будущий напарник удовлетворенно хмыкнул и, пристально глядя мне в глаза, коротко спросил:

 

         - Как относишься к рыбалке сплавом?

 

- Не был, но хочу попробовать, - не раздумывая, отвечаю ему. И сразу интересуюсь деталями:
            - На чём будем сплавляться и по какой реке? Как туда добираться и что с собой брать? Да, еще у меня нет лодки…

 

  - Насчёт лодки не переживай, найду – развеивает мои сомнения мой новый знакомый и начинает объяснение, заканчивая каждую фразу короткими жестами, словно рубя воздух, широкими ладонями.

 


       - Как добираться, тоже не твоя печаль, что с собой взять - дам список, - заканчивает он короткий инструктаж. Обменявшись телефонами договариваемся о предстоящем дне рыбалки.

 

  Мог ли я тогда знать, в какую авантюру ввязываюсь ради призрачной надежды побывать на «настоящей рыбалке» да еще освоить спиннинг под руководством такого мастера! На следующий день через Надежду я получил от нового наставника листок бумаги формата А4, исписанный красной пастой с двух сторон. В списке было перечислено всё, что нужно для сплава: начиная от запасных носков и заканчивая бутылкой водки для лечения всевозможных инфекций. Что поразило в этом перечне снаряжения так это количество соли для засолки пойманной рыбы: по одному килограмму на каждый день сплава. Неужели на спиннинг в наших реках можно поймать столько?

 

  Мой напарник работал главным инженером в строительной организации, и потому вопрос с доставкой к месту рыбалки и обратно решился очень просто. В назначенный день нас со всем многочисленным рыболовным скарбом должен был туда отвезти, а через три дня встретить в условленном месте его личный водитель на микроавтобусе.
              Первый наш сплав должен был пройти по Большому Кундышу. Это небольшая река в соседней Марийской республике, неспешно несущая свои воды в Большую Кокшагу, одному из притоков Волги.

 

Еще в темноте к моему дому подъехала цельнометаллическая газелька и, быстро загрузив вещи, я отправился навстречу приключениям, которые начались гораздо раньше, чем хотелось. На границе Нижегородской и Кировской областей дороги не было! После недавних обильных дождей просёлок превратился в сплошное грязное месиво, куда соваться на нашем неполно приводном автомобиле с низкой посадкой было бессмысленно. «Всё- накрылась рыбалочка!» – пронеслось у меняв голове.

 

  Оказывается, я рано сдался! Совсем не так думал мой неугомонный напарник. Сверившись с бумажной картой, он предложил вернуться километров на тридцать назад и сплавиться по Вае до Усты.

 

   Здесь нужно пояснить, что столь напевные названия нашим рекам дали первые жители этих мест - удмурты. Уста произошла от слова «усто», что в переводе на русский язык означает мастер, искусный в каком-либо деле. Марийцы же, заселившие наш край позднее, это название переиначили на свой лад, дав свое - Уста, означающее буквально то же, что и «усто». Название реки Вая также имеет удмуртские корни и произошло от удмуртского слова «вай», что значит ветка, притока. Марийцы и его переименовали на своё привычное Вая, что означает кайма, или оторочка.

 

  Вая, берёт своё начало в сосновых борах на самом краю Нижегородской области, на ее северо-востоке, и, изрядно пропетляв более сотни километров по почти непроходимым лесам, соединяется со своей старшей сестрой Устой. Питают ее многочисленные ручьи, начинающиеся в торфяных болотах, потому вода в реке хоть и чистая, но имеет характерный тёмный оттенок. До разгула браконьерства она просто кишела рыбой. На немудреные блёсны, сделанные из обычной столовой ложки, используя почти миллиметровой толщины леску, мой дядя запросто ловил в ней метровых щук. К сожалению, сейчас времена изменились в худшую сторону, и надо серьезно поизвращаться, чтобы соблазнить на поклёвку небольшую щучку-травянку, не говоря уж о заветных «крокодилах». Осталась надежда, что в низовьях Ваи, где редко ступает нога человека, можно будет «оторваться по полной».

 

  Наш автомобиль, вдоволь поколесив по асфальту, свернул на просёлочную дорогу и вскоре затормозил у березовой опушки. Дальше уже ехать нельзя – застрянем.
   - Тут недалёко, - успокаивает напарник.

 

Мы выгружаем вещи, договариваемся с водителем о месте и времени встречи, и нагружённые поклажей, направляемся к речке. За пару ходок нам удается всё перетащить.
   -Делай как я! – командует товарищ и начинает распаковывать резиновую лодку. Довольно скоро мы, накачав наши двухместные корабли и основательно загрузив, спускаем их на воду. Рекой этот ручеек назвать можно с большой натяжкой. Извиваясь по заливным лугам, часа через два он наконец-то приводит нас к Вае. Становится просторно – между берегами больше двадцати метров. Теперь можно и порыбачить: собираем спиннинги и начинаем блеснить.

 

 Наблюдаю за товарищем и, пытаясь копировать его движения, методично обстреливаю блесной все заводи. Хотя рыбачить я и начал с пяти лет, но ловил в основном на поплавочную удочку, поэтому в спиннинговой ловле - полный профан. Радуюсь прекрасной возможности получить «мастер-класс» от великого спиннингиста. Однако и у него, и, конечно же, и у меня сегодня НЕ КЛЮЁТ! Кроме того, вскоре в Ваю впадает мощный ручей, несущий такую грязь после проливных дождей, что даже слабые теперь надежды на клев тают безвозвратно как утренний туман.

 

     - Ну и засада! – возмущается напарник, - Я привык по десять килограммов рыбы в день ловить, а тут ни потычки!

 

«Вот свистит, вот свистит!» – думаю про него, но так как мы еще мало знакомы, поэтому дипломатично не озвучиваю свои сомнения в его рыболовных способностях. Обращаю внимание на снасти товарища – его удилище, или как говорят спиннингисты «палка» выпустила одна известная корейская фирма, хорошие блесны и недешевые, явно не китайские воблеры, качественная леска, а вот катушка – обычная невская! Почему при таком засилии в магазинах всевозможных «мясорубок» опытный спиннингист использует такой анахронизм?

 

   - Знаешь, Вов, - звучит ответ, - Когда блесна зацепляется за корягу, я привык катушкой подтягивать себя с лодкой к месту зацепа. А груз, как видишь, получается приличный. Так вот ни одна мясорубка не выдерживает такой нагрузки – ротор рассыпается в «хлам», а невской ни черта не делается!

 

         Плывём по красивейшим местам, где из-за бездорожья люди бывают очень редко, и потому природа здесь практически не тронута человеком. По берегам не встретишь безобразных порубок, чернеющих кострищ. Глаза отдыхают, наблюдая смену пейзажа. Вот задумчивая прохлада омута с дородной березой на берегу, развесившей пряди своих ветвей над тёмной водой, сменяется стремительным перекатом.

 

          Смотришь на струящуюся воду, и на душе становится чисто и спокойно, словно под напором воды смывается всё наносное, остается только настоящее.

 

 В моём былом представлении рыбалка сплавом – это просто прогулка – течение неспешно несет твою лодку, а ты, не торопясь забрасываешь налево и направо блесну. Однако реальность оказалась совсем не такой. В силу своей низкой осадки безкилевая резиновая лодка сильно парусит на ветру, и временами приходится отчаянно грести веслами, чтобы продвигаться вперёд, даже течение не помогает. Кстати о течении, ловить спиннингом и одновременно управлять лодкой с непривычки оказалось сложным занятием: ты крутишь катушку, а в это время твой кораблик так и норовит заплыть куда-нибудь под кусты, а схватишь весла - так блесна надёжно зацепится за корягу на дне. К тому же мой наставник ввиду рыбалки на узких лесных речках использовал короткие весла, поэтому основная нагрузка при гребке приходилась на предплечья и кисти рук.

 

Из задумчивости меня выводит происшедшее далее событие, чудом не закончившееся трагически. Мой товарищ, проплывая под нерукотворным мостом – громадной осиной, своим падением соединившей два берега,пригнулся и как атлант оттолкнулся обеими руками от ее ствола, желая придать лодке ускорение. За ним послышался смачный шлепок. Оказывается, на дереве пригрелась огромная гадюка, и напарник ловко стряхнул её в воду! Просто чудо, что змеюка не упала ему прямо в лодку!

 

- Ни хрена себе! – восклицает несостоявшийся змеелов.

 

Я только молча качаю головой, провожая взглядом стремительно скользящую по водной глади к берегу полутораметровую гадину.

 

- Если бы она в лодку упала, я бы, не раздумывая, в реку выскочил! – продолжает, постепенно приходя в себя напарник.

 

   Я читал, что укусы местных гадюк не смертельны, но проверять, так ли это на самом деле, не хочется. А ползучих тварей здесь порядком! Совсем не хочется высаживаться на песчаные берега, где змеи разных размеров и расцветок от пепельно-серой до угольно черной выползли погреться на солнышке. Некоторые из них, вспугнутые нашим появлением бросаются, в речку. Причём обратил внимание на то, что, если ужик плывёт, высоко подняв голову, словно показывая свои жёлтые пятна, дескать, смотрите все - я неядовитый, а вот гадюка стелется по воде, практически не отрывая голову, словно и тут желает спрятаться. Вокруг много болот, неудивительно, что эта ползучая нечисть водится здесь в изобилии. Но чтоб вот так упасть почти на голову!

 

      Когда солнце основательно скрывается за макушками деревьев, напарник предлагает выбраться на берег и готовить ночлег. Устраиваемся на высоком берегу, в сосновом бору. Здесь нет подлеска, и лёгкий ветерок, свободно гуляя меж медных стволов высоченных сосен, как метлой вымел надоедливое комарье. Переворачиваем вверх дном лодки, даём им просохнуть, и получается великолепное ложе – мягкая и тёплая кровать.

 

      Набираем сушняк, и Владимир Иваныч разжигает костер. Весело потрескивая, пламя жадно набрасывается на сухие сосновые веточки. Мы достаем котелки: у меня это обычный алюминиевый из магазина, а у Владимира Иваныча - пара самодельных, сделанных из металлических банок из под консервов литра на полтора каждый, покрытых толстым слоем копоти с наружи.

 

- Удобная вещь кстати, - хвалится бывалый рыбак: -Тонкие, потому быстро нагреваются и мало весят, да еще и места мало занимают – их можно один в один воткнуть.

 

- Давай и в твоем котелке чай вскипятим, - предлагает он, - А то только в моем одном кипятка нам на двоих не хватит.

 

     Владимир Иванович устраивает все три котелка над огнем, положив в один из них кусок свиного сала с хороший кулак. Мы чистим картошку и лук и ведём не спешный разговор о завтрашней рыбалке. Вот вода закипела, и товарищ осторожно снимает «чайные» котелки, щедро сыпанув в каждый заварки, оставляет их в стороне настаиваться.

 

    Вода в суповом котелке кипит ключом, переливаясь через край в огонь.

 

- Ничего, - поясняет товарищ, - пусть всякая гадость выкипит.

 

Подождав еще немного, он добавляется в кипящий бульон мелко порезанный лук, а чуть позже – картошку, а еще немного погодя высыпает туда пару пакетиков супа быстрого приготовления. Над костром поплыл сносгосшибательный запах. Хочется скорей взять ложку и наконец-то вкусить заветного супчика. В нетерпении сглатываю слюну.

 

-Ну вроде готово, - наконец то заключает кашевар, осторожно отхлебнув горячего варева.

 

Поверьте мне на слово: суп получился обалденный! Мне повезло не раз еще отведать его во время дальнейших наших рыбалок.  После супа мы долго пьем крепкий чай с дымком. Разомлев, зачарованно смотрим на огонь.

 

 Необъяснима магия живого огня. Восхищение им пришло от первобытных людей, для которых он был и защита от холода и зверей и горячая еда – «жизнь» одним словом. Не случайно у кочевых людей  оскорбление очага – плевок в пламя наказывалось смертью.

 

       Темнота обступила со всех сторон. Стало совсем тихо. Только река журчит ниже на перекате. Рядом в омуте громко плеснулась крупная рыба.

 

- Язь играет – поясняет товарищ, - здесь его порядком хватает. Но наши снасти грубоваты для него, да щас на блесну он вряд ли и возьмет.

 

Усталость берет свое, и глаза слипаются.

 

- Ну, Вов, давай спать, вижу уж головой киваешь, еще со сна в костер упадешь, - усмехается товарищ. Он берёт спальный мешок и полностью расстегивает молнию на нём, получается обычное одеяло. На мой вопрос: «Зачем расстегивать мешок, почему бы просто не залезть в него?» Звучит элементарный по простоте ответ: «Я в него не пролажу!».

 

Перед сном по примеру напарника надеваю на голову накомарник, и как оказалось не зря.

 

На рассвете просыпаюcь от комариного гула. Зависнув надо мной, облако кровососов, яростно негодуя, никак не может понять: вот же еда, но через проклятую сетку никак до неё не добраться!

 

Изумительное действие оказывает на организм чистейший воздух соснового бора. Проспав всего несколько часов, после напряженного дня, когда пришлось встать еще до зари и от души поработать веслами, чувствуешь себя бодрым и хорошо отдохнувшим. Позавтракав остатками вчерашнего супа и, залив в термосы обжигающий чай, готовим лодки.

 

    По скрывшейся под водой веточке, воткнутой накануне у самого берега напарником видно, что уровень в реке за ночь поднялся еще сантиметров на двадцать.
- Хреново это, - грустно комментирует старший, - клевать сегодня точно не будет.

 

 Под такой нерадостный прогноз продолжаем сплав. Прополоскав безрезультатно весь свой набор блёсен в мутной ваинской воде, решаю прекратить это бесперспективное занятие и просто сплавляться, любуясь природой.

 

Солнце уже поднялось над соснами, но еще не успело разогнать утреннюю прохладу.  Товарищ плывет впереди метрах в пятидесяти. Вдруг из боковой старицы между нами вклинивается кряковая утка с тремя утятами. Видимо крякуха, не заметив моего напарника, выплыла с выводком и оказалась между нами. Я своей лодкой невольно перекрыл им путь назад. Вначале утки плыли между нашими лодками, из-за узости реки не решаясь проскочить между мной и берегом.

 

«Да не бойтесь Вы – не обижу»- негромко говорю я им, желая успокоить. Однако, испугавшись моего голоса, кряквы как бы вжимаются в воду, но не меняют курса. Они как маленькие кораблики бесшумно скользят по воде. Я наблюдаю за ними: мне интересно, что же предпримет мать для спасения своих детей?

 

Проходит несколько минут. Вдруг утка, громко закрякав, перелетает через меня и садится сзади метрах в двадцати за лодкой. Утята тревожно закрутили головами и продолжают плыть передо мной, сохраняя выбранную дистанцию. Сзади послышалась тревожное кряканье, скорее напоминающее властную команду. Один утенок, словно маленькая подводная лодка, бесшумно исчез под водой и вскоре появился за мной, встретившись с матерью.

 

Утка повторяет сигнал, и второй утенок тем же путем воссоединяется с семьей. Мать этого беспокойного семейства зовет последнего. Он только что-то обиженно пропищал и продолжает плыть передо мной.

 

- Ну ныряй же несмышленыш! Видишь – мама волнуется - приободряю я его.

 

  Встревоженная старка более настойчиво и строго, повторяет команду. И опять утенок виновато пищит и не ныряет. Утка неистовствует! Она начинает громко крякать, словно кричит на неслуха, и на это раз он не может ослушаться!

 

 Но оказывается - он не умеет нырять. И что же он делает? Тут он напоминает мне маленького ребенка, который, боясь темноты, с громким криком пробегает через темную комнату. Нечто подобное совершает и этот маленький путешественник. Он бешено замолотил маленькими крылышками и, не переставая пищать, быстро побежал-поплыл по воде на меня. Проскочив совсем рядом с моей лодкой, он встретился со строгой матерью. Утка удовлетворенно крякнула, и выводок поплыл по своим делам.

 

Я расхохотался, радуясь за утиное семейство, и взявшись за весла начал быстрее грести, чтобы догнать товарища.

 

Владимир Иванович не прекращает методично блеснить слева и справ перед собой и его упорство наконец вознаграждается: на его серебристую колебалку позарился-таки двухсотграммовый юркий голавлик.

 

Дальше - вниз по течению, впадающие ручейки превращают и без того мутную воду реки просто в болотную жижу. Рыбалка становится бессмысленной. Поэтому мы принимает решение завершить сплав досрочно, благо здесь действует сотовая связь. У автомобильного моста через Ваю назначаем место встречи с нашим транспортом.

 

В ожидании машины моем и просушиваем лодки, и укладываем их в мешки. Как раз успеваем управиться до приезда машины.

 

- Ну что Вов, - обращается ко мне напарник, - в следующий раз сплавимся по речке Чёрной? Не побоишься – будет, не как щас, очень трудно?

 

 

 

- Нет, не побоюсь! – не колеблясь, стразу же соглашаюсь, уже познав всю прелесть такой рыбалки.

 

       

 

 август 2015

  Вот так рождаются легенды и слухи.....)))))

Как рождаются  легенды и слухи ? Да на самом деле – элементарно! В этом году чуть сам не стал создателем такой легенды. А было вот как..
Есть у нас заливные пойменые озёра (я не раз о них писал ранее).В них после половодья остаётся довольно много рыбы всякой – от окуня до сазана.  Зимой  эти озёра чаще всего  «сгорают» от  большого  количества донных отложений  и рыба соответственно  погибает вместе с озером. Жаль конечно но ничего не поделать…  Донных отложений настолько много что практически никакие мероприятия не спасают . На такие озёра у нас народ в основном и ездит с сетёшками. Рыбоохрана тоже как то особо по ним не лютует  - всё равно рыбу не спасти так пусть хоть выловят её – всё какая польза будет.  В основном  рыбъе царство в таких озёрах представлено небольшими щучками (до 1 кг отъедаются за лето!!) ,карасём (гибридом –как мы его называем) ,сазаном (нередко ооочень солидных размеров) и частенько – ротаном (этот вырастает в таких местах до 800 гр весом!) . Как правило карася в таких местах больше всего. Много в таких озёрах ондатры , бобра ,норкии водяной крысы.Бобр  в них не живёт но  «наведывается»  из проточных озёр (порой км за 4-6).Чего уж он в них делает – не знаю. А так как этих зверей  никто не ловит и на них не охотятся, то они себя чувствуют полными хозяевами – даже человека за человека не принимают. Для них в таких местах что человек что дерево на берегу  - по их разумению  это одно и то же.)))
Вот и я приспособился ездить на такое озеро по мере надобности  за карасём – тем более что в этом сезоне рыбы в Волге как то небогато совсем.
И вот начиная где то с начала осени в сетях стала обнаруживаться погрызыная рыба…. Как то поначалу у меня это удивления особого не вызывало .В реках таким   «делом» занимаются раки.Но в пойменых озёрах раков нет как правило именно  по причине зимних  «заморов». Чувствует рак как то , что в этом озере ему жить будет плохо. В таких же озёрах но хоть малость проточных  его много довольно. Ну думаю и в это озеро затесались  рачки – видимо случайно попали.  Может так бы и думал дальше … Но тут как то рано утром снимая сетку на глубине где то в полметра обнаружил обглоданный скелет  щучки … Одна голова осталась и чистый скелетик…  Вот тут то до меня как то дошло – щучка то не менее килограмма при жизни была…..  Это какой же рак то был что успел её за ночь так обглодать то???????  Или стая раков???? Или…. Вообще неизвестно что это… !!! Как то по спине холодок прошёл когда  рассматривал скелетик – следы то ли от зубов то ли ещё от чего были не только на остатках мяса но и на костях…..  Бобры рыбой не питаются вообще.Этим только дрова подавай!! И ведь неплохо жир то на дровах нагуливают!!!)))  Ондатра ,водяная крыса  и в особенности норка конечно грешат  рыбоедством  но под водой (а  скелетик был на глубине полметра где то) они  есть точно не будут – вытащат добычу на берег (они у меня регулярно сети грызли  пока мы с ними не «договорились»))) Так кто же это мог быть…. В голову полезла всякая мысль о раках – мутантах , рыбах – мутантах ,пираньях которых якобы лавливали в Волге , и всякой нечистой силе… А что? Места глухие.. А в Волгу в последнее время чего только не сбрасывают !! И не только отходы….
  Лет пять – шесть назад под  Саратовом один «бизнисьмен»  местный пару крокодилов в Волгу выкинул.Ну надоели они ему  дома!!! Так их на протяжении лета регулярно видели на островах под  Саратовом.Их видели реально!!! Живых!! Даже  какой то научный работник с биофака Саратовского госуниверситета в интерьвью журналистам сказал, что крокодилы вполне могут выжить в условиях нашей Волги – жратвы полно а на зиму и в спячку можно залечь.
Так что мысли ,сами понимаете,лезли в голову одна экзотичнее другой.. И как то веселей от этих мыслей не становилось…
Озеро было  довольно большой и я знал .что бываю я там с ловом не один.  Встретил в городе ещё рыбака и спросил на прямую не было ли у него чего подобного.Конечно было!- сказал он. Это же раки  «хулиганят»!! Ты разве сам не знаешь?? – сказал он в заключении. Но после того как я ему растолковал что озеро то  «заморное» и раков там быть не может и что крупноватые рыбки для раков то и то что уж больно чисто обгладывются… Тут и он задумался и сказал ,что лучше бы я ему про это не говорил – теперь и ему как то не по себе стало… 
И вот уже через какое то время в городе появились в среде рыбаков слухи о  «мутантах из пойменых озёр»..  Уже практически сформировались легенды о  «мутантах- пираньях» которые  прекрасно прижились в наших волжских условиях и грызут рыбу в сетях у рыбаков,а в скором времени (наверное когда поъедят всю рыбу и станут покрупнее) примутся и за самих рыбаков.)))
Даже  ездить по ночам на эти озёра стало меньше народу…
А  разгадка оказалась нааамного проще и прозаичнее.))
Как то в начале октября я подзадержался на этом озере до темноты. Были уже глубокие сумерки когда я решил проверить  сетку на предмет удачной постановки,т.е рыбы.Хорошо ещё луна подсвечивала малость.  Подплыл на лодке и стал её  перебирать в воде практически на ощупь – рыбу видно ,а выпутать ей при хороших навыках это дело техники и тренировки. И вот практически у берега (как раз где глубина около полуметра)  почувствовал сильные рывки….  Ну думаю –сазан не иначе..  И вдруг из воды вынимаю что то большое, тёмное ,холодное да ещё и щевелящееся!!!! Первые мысли были – вот и водяного споймал… конец мне теперь…съест он меня!!! Но добычу в лодку всё таки закинул и уже в лодке ,при тусклом свете луны, увидел что это не водяной ,а обыкновенная  (но довольно крупная !) черепаха!!! И что самое главное – она вцепилась пастью в щучку (ну не знаю почему черепахам уж щучки по нраву…) и не выпускает её никак.  Так вот кто рыбу то обгладывал!!! А я то про этих  зверей то и забыл совсем!!!
 А их у нас довольно много…  Видимо и в пойменых озёрах их достаточное количество.А что? Еды много. А заморы им не страшны – зимуют они на берегу в норах. Народу мало и их никто не беспокоит.  Они всеядны но больше предпочитают животную пищу.А уж к зиме и само собой нужно жирку то поднакопить!!  Рыба  она ведь шустрая и ей не нравится что её есть то собираются и видимо гоняться черепахе как то несподручно за ней.А тут халява такая- рыбка в сетке – еда сама пришла !!Чего бы не подзакусить то??????? А так как сетки ставишь практически на одном и том же месте то черепахи и привыкли столоваться регулярно попавшейся рыбой.  Черепах крайне редко попадаются в сети и очень скрытные ,поэтому никто и не мог подумать  про них.
Ну вообщем ,кое как выпутал её (когда дрожь в коленках улеглась))) ) ,а она ещё к тому же буйная была и прятаться в панцирь совсем не хотела… И щуку выпускать не хотела..А когда я её отнял всё таки ,цапнула меня  за палец ( довольно неприятное ощущение – вроде зубов- какая то пластинчатая  щётка  вместо зубов -  нет, а царапины и синяк остались),и это ещё не считая того что изрядно меня поцарапала – когти у неё длинные и острые. Отбросил я её подальше от лодки. Но на следующий день скелетики рыб снова были в этом месте… Видимо или она вернулась или сородичи подвалили на бесплатную кормёжку.)))
Вот так и была развенчана  уже практически легенда  о  «мутантах пойменых озёр»…
Правда я никому не стал рассказывать о своём открытии. Пусть  слух живёт и дальше!!! А может  кто рыбу грызёт и кроме черепах……. Всё может быть….)))))
В дальнейшем  ,разговаривая со старым рыбаком, рассказал ему этот случай. Он сказал что раньше черепах было в разы больше и такой «грабёж» в сетях был не в диковинку. Было время черепах ловили специально и именно на свежую рыбку и именно осенью.
Вот так рождаются местные слухи и легенды!!))))

  Вовина речка

Вова влюбился в Курдому с первого взгляда! И не мудрено: его первая рыбалка – состоялась именно на этой речке. Как начало волшебного заклинания прозвучало для Вовы её название, когда папа назвал речку, куда они поедут рыбачить. Только вот ждать этого события сыну пришлось долго - полгода – с начала декабря, с самого дня своего рождения, на которое родители подарили ему две настоящие бамбуковые удочки - большой дефицит в середине 70-х! Ах, какой же это был подарок! Вова проснулся, а рядом на одеяле лежат два удилища: каждое с резной деревянной ручкой, мотовильцем и красно синими поплавком. Подарок этот был, конечно, не случайный: Вова, с тех пор как себя помнил, просто бредил рыбалкой. А какая рыбалка без удочки? Вот он и выпрашивал у родителей купить ему удочку, а тут сразу две подарили! Не буду рассказывать, как медленно тянулось время в ожидании лета. Сколько раз Вовка представлял себя на берегу реки вытягивающим огромную рыбину.

Наступило лето. Папа, измученный просьбами сына, наконец–то пообещал завтра взять его в лес на покос. Конечно, косить будут папа и его отец - Вовин дед, а Вова будет РЫБАЧИТЬ! Все дело в том, что дедов покос (взрослые почему-то называют его «участок») находится в лесу рядом с речкой, богатой рыбой. День за сборами на рыбалку пролетел незаметно. А вот вечером Вова долго не мог уснуть – вспоминал все ли подготовлено для завтрашней рыбалки, не забыл ли чего. Вставать пришлось рано – путь предстоял не близкий. Но от одной мысли о рыбалке Вова взбодрился, и все торопил папу скорей отправляться на участок.

Добирались туда на папином велосипеде. Вова хорошо устроился на одеялке, обмотанном вокруг верней рамы, и нисколько не устал. Вначале они ехали по асфальту, а затем свернули на полевую дорогу. Когда она привела их к лесу, папа спешился и повёл велосипед в поводу, и сын тоже пошёл пешком.

Светлый березняк как то резко сменился густым тёмным лесом, осинником, так назвал его папа. Высокие деревья, подступив к самой дороге, закрыли солнце. Сразу стало сумрачно и прохладно, так как лес не успел еще освободиться от утренней росы. Воздух вокруг путешественников зазвенел от тучи комаров. Папа отломил веточку и дал Вове отмахиваться от них. Оживленно разговаривая, отец с сыном пошли по обочине лесной дороги. Неожиданно впереди сделалось светло, и перед ними открылась большая поляна. По её краю было устроено ограждение, как в мультиках про деревню: вместо столбушек использовались перекрещенные колья, к которым в два ряда проволокой прикрутили жерди. Это и был дедов участок. Вове он показалось огромным. Впереди, шагах в двухстах, на взгорке чернел небольшой рубленный домик с массивными ставнями. Дедушка огородил его забором из вертикальных жердин, прибив их гвоздями к прожилинам. Справа, в сотне шагов по низинке, заросшей осокой, протекала речка. Везде из травы торчали еловые пни, огромные, выше Вовиного роста, так как лес здесь срубили в очень снежную зиму. Со стороны дороги трава была уже скошена, поэтому идти оказалось легко. А какой стоял чудный запах разнотравья, изрядно приправленный ароматом переспевшей земляники! От нее красно было у пней, и мальчишка побежал было к ним.

-Вова, стой! – неожиданно крикнул папа. Звонкое эхо многократно отразилось от деревьев.

-Почему? Там же ягоды?- искреннее возмутился Вова.

-Подожди, я посмотрю, вдруг там змея!

От испуга мальчик замер на месте. Папа, положив велосипед, подошел к пеньку. Вернувшись, он протянул полную горсть ароматной земляники сыну. Пока тот ел ягоды, папа рассказал, что здесь живут змеи - гадюки, которые могут ужалить. Поэтому нужно внимательно смотреть под ноги, чтобы не наступить на них. Кроме того, что они ползают в траве, гадюки любят греться на пеньках. Значит, понял Вова, от пеньков лучше держаться подальше.

Услышав голоса путешественников, из-за домика вышел дедушка. И хоть ему было уже изрядно за шестьдесят, и полученные в войну два тяжёлых ранения давали о себе знать, осанку дед сохранил «офицерскую»: никогда не горбился и при ходьбе спину держал всегда прямо.

-Помощники приехал! – обрадовался он гостям и пригласил их:

-Шурик, Володя! Идёмте чай пить!

Перед избушкой дымился костерок. Над ним на слеге*, перекинутой через рогульку, висел черный от копоти, когда-то бывший зеленым чайник. Рядом на вкопанных в землю столбиках был сделан стол и две лавочки. Дедушка принес из домика три железных кружки, кулёк конфет – сосулек, пачку печенья и пакет кускового сахару. Папа осторожно снял с шеста чайник и разлил по кружкам чай красного цвета с каким-то приятным и знакомым запахом.

- Это чай из веточек и листьев черной смородины, объяснил папа, - а красный, потому что долго кипел.

- Шурик, сказал дедушка Вовиному отцу, - сейчас начнем косить низину у реки, а Володя пусть рыбачит. Как раз будет у нас на виду.

Почаёвничав, каждый занялся своим делом: папа взял одну из кос и начал ее точить, а дедушка отвязал от велосипеда Вовину удочку и, захватив консервную банку с червями, пошел с внуком по тропке к реке.

По прокошенному коридору в осоке рыболовы вышили к заливчику, наполовину затянутому хвощём. Сюда дедушка ходит за водой. Берег здесь пологий, и глубина небольшая, поэтому не опасно оставлять мальчика одного. Вот шагов через тридцать вниз по течению Курдома разливается на всю ширь, аж метров на двадцать! Не смейтесь - для пятилетнего мальчишки это огромное расстояние. Если свалить растущую на берегу самую большую ель, падая, она только-только достанет вершиной своей до противоположной стороны. Из-за отбрасываемой тени деревьев вода там кажется чёрной. Хотя на самом деле она прозрачная: как слеза. Если встать на берегу, то присмотревшись, можно увидеть стаи крупных окуней, время от времени важно проплывающих по середине реки. Черемухи, наклоняясь к воде с противоположных берегов, сцепились кронами, образуя сплошной свод. Белка легко сможет перебежать по импровизированному мосту на другую сторону.

Дедушка, размотав леску и ловко насадив на крючок вертлявого навозного червяка, плавно забросил снасть к кувшинкам, затем передал удочку внуку и объяснил:

- Вова, смотри на поплавок - как он уйдет под воду, так сразу и тащи!

Внук с нетерпением взял удочку и, не отрываясь, стал смотреть на поплавок. Не успел шорох шагов деда стихнуть за спиной, как поплавок присел и, ускоряясь, поплыл в сторону. «Это же - поклёвка!» - молний сверкает мысль. Вова резко дёргает удочку, и она приятно сгибается от живой тяжести. Еще немного, и он вытягивает из воды отчаянно бьющуюся серебристую рыбку. Хотя размер её меньше ладони взрослого человека, Вове она кажется огромной. Он протягивает рук, чтобы взять добычу, но та слетает с крючка и падает обратно в речку, обдавая его брызгами! Бросив удочку, маленький рыболов, расстроенный от потери, бежит к взрослым рассказать о случившемся.

Дедушка объясняет внуку, что это была сорожка**,гладя маленького рыболова по голове, успокаивает его:

- Не плач, Вова: ты еще поймаешь рыбу да еще и намного больше этой! Просто не надо спешить- надо дать рыбке поглубже заглотить червя.

Успокоившись, Вова возвращается к речке и, не без труда насадив нового червяка на крючок, забрасывает снасть. «Ну, все! – азартно думает Вова, - рыба, ты только клюнь, я не буду спешить, подожду, когда лучше зацепишься, и точно тебя поймаю!» Время идет, вот и солнце поднялось над лесом. Большая синяя стрекоза нагло уселась на поплавок. А рыба не клюет: то ли сорвавшаяся с крючка сорожка увела за собой всю стайку, то ли вода в речке нагрелась, и у рыб пропал аппетит.

«Вжик! Вжик!» - все ближе слышна папина коса, врезаясь в сочную траву. Вот, наконец, появляется папа, заканчивая широкое прокосиво***. Воткнув косу косо'вищем**** в землю, он подходит к сыну. «Что-то не клюет» - жалуется Вова папе. На что тот задумчиво отвечает:

- Ну и ладно. Знаешь, Вов, на рыбалке поймать рыбу не самое главное…

- Ты шутишь папа? Как рыбу не главное поймать?- недоумевает Вова.

- Нет, не шучу! Ты посмотри какая красота вокруг: поляна вся в цвету, ивы к воде склонились косы свои купают. Да и сама речка, ты только поcсмотри, серебром на солнышке переливается… А воздух какой – дышишь и не надышишься. Дома, сидя на диване, этой красоты не увидишь! Не поймал рыбку, ну и ладно - пусть живет. Главное все это увидеть и прочувствовать…

Смысл сказанного папой Вова поймет много позже и даже повторит его своим детям, а Курдома с того дня станет для него любимой рекой. Причем с каждой встречей с ней он будет все сильнее влюбляться в эту речку невеличку, которая как застенчивая красавица, скрываясь от пылких взглядов кавалеров, прячется от солнца и луны под кронами деревьев, лишь иногда робко осмеливается появиться под открытым небом…

 

.

* слега – длинная жердь.

**сорожка- местное название плотвы

***прокосиво- прокошенная за один раз полоса.

****косовище – черенок косы 

  И зверю в глаза посмотрел

       Пришлось мне в начале апреля  ехать по делам в Нижний на электричке и чтобы скоротать время купил в привокзальном киоске журнал про охоту. Уж не помню его название, но не в этом суть.

 

 

Под монотонный перестук вагонных колес так увлекся чтением, что вздрогнул от неожиданно раздавшегося вопроса:

 

           - Не помешаю?

 

          - Нет конечно, ответил я, недовольно отрываясь от журнала. Напротив на сиденье усаживался крепкий с виду старик. Навскидку ему можно было дать  не больше семидесяти, но  выцветшие глаза, бывшие когда-то зелеными, говорили о более почтенном возрасте своего хозяина.

 

           Я уж хотел продолжить чтение, но не тут то было.

 

         - Вроде книжку охотничью читаешь?- поинтересовался новый  попутчик и немного помолчав добавил:

 

           -Думаю по охоте скучашь, ничеё скоро откроют.

 

           - А вы тоже охотник, раз про сроки открытия знаете? – спросил я у него.

 

           -Говоришь тоже охотник?! Да рази можешь ты знать каким охотником я был?

 

           В то время вся округа знала  Костю Доронина!

 

          Как река вставала, так до самой весны, до половодья  меня из лесу хрен выгонишь!

 

         Сколь лося, медведя, не считая мелочевки взял- ого!- счас даже и не скажу. Азартен и удачлив был вот и охотился…Только вот в один  раз как отрезало – бросил охоту.

 

           - Старый стал, вот и бросил – прокомментировал я.

 

      - Старый? Да намного моложе тебя был, как это случилось! Было тогда мне.., задумался старик,- годов двадцать семь или двадцать восемь, но точно не тридцать и работал я тогда капитаном-рулевым…Что смеешься? – спросил собеседник, заметив недоверчивую  усмешку у меня на лице.

 

          - Была  такая должность капитан-рулевой: в одни руки гонял катером плоты по Ветлуге-реке по большой воде, а когда вода на убыль уходила – другая работа находилась.

 

           - Ну так вот, в один день, вернее утро шел я на своем катерке в верховья Ветлуги за плотами. Весна – настроение хорошее – душа поет. Сам знашь, как весной дышится: воздух как вино – не дышать, а пить такой хочется. Кровь молодая бурлит…

 

          Да вот, иду себе потихоньку, дизелёк тарахтит. Туман утрешний над водой облаками стелется. И захожу я в очередной изгиб реки, а там…

 

Мать честная!!! Бычара , ну лось значит,  в реку заходит – переплыть на другой берег собиратся.

 

           Ветра то нет, вот и звук моего движка зверюга из-за поворота не расслышал. Ох и бык.!!! Сколько их брата перебил, а такого лосяру видать не приходилось: здоров - пудов за двадцать точно будет. А красивый какой: сам весь коричневый а на передних ногах – прям носочки белые.

 

           Увидел я его, и в башке все помутилось- азарт меня разобрал: прибавил обороты и на полном ходу на быка попёр. Ветлуга то в том месте  неширокая – метров тридцать не будет, вот лось и решил не ворОчаться- поплыл, а может, подумал – не сезон  - не тронут его. Я же сам в зверя обратился, только про мясо думаю. Только катер пусть и ходко бежит, но он же не торпеда, вот лось и увернулся. Я сразу стоп машина и малый задний. К борту лося течением прибило, Пытается он назад развернуться, а такой махине не так быстро это сделать. Схватил я багор, замахнулся и тут в глаза звериные посмотрел…А там слезы! Пот холодный меня прошиб: как  ведром воды ледяной окатило. Нет - не так должен бой свой последний бык лесной принимать! Так  паскудно на душе у меня сделалось. Боясь не успеть, дал полный вперед а сам все на лося смотрю, оборачиваюсь. Видел я, как, шатаясь, вышел он на отмель и, не останавливаясь, пошел к лесу.

 

           Никому я тогда про встречу эту не сказывал- стыдно за себя было. Только вот в том же году осенью, как время свободное выдалось, поспешил я в лес с собачкой своею - Дымкой. До чего же умна она была: по мелочевке не шла- быстро отучил. только по крупняку работала, чисто зверовая собака. Вот слышу: взлаивает моя Дымкана одном месте, значит:  лося крутит. Я уж это  по лаю определил. Короткими перебежками, чтоб не подшуметь, подбежал я к тому месту и вижу: в осиннике хороший такой бык топчется. Дымка умница вкруг него кружится и ходу ему не дает. Тут уж и я не сплошал,  деревьями прикрываясь, неслышно подкрался на убойное расстояние и давай мушку своей ижевки под лопатку зверю подводить. И вот надо же, случилось такое: лося того в весенней реке вспомнил, вспомнил как слеза из глаза его катилась! Опустил двустволку - не могу выстрелить и все тут. Сам как дитя малое заплакать готов. Гаркнул что было мочи быку  «дескать беги от сюдова» , а сам развернулся и домой пошел. Пробовал и другие разы на охоту сходить, думал отпустит. Ан нет - не отпустило: как только ружье на зверя какого навожу, сразу слезы лосинные вспоминаю и руки сами собой опускаются…  Понял я тогда: все - шабаш- отохотился, продал ружье, да собаку в хорошие руки отдал. А ты говоришь: «Старый стал», – нет парень,  просто взял свое…

 

- А вот и моя станция - выходить пора – заторопился на выход собеседник, -Ну ладно, бывай. А на прощанье пожелаю тебе удачи охотничьей и чтоб зверя бить в меру. 

  Последний медведь

          Имя этого охотника-зверовика в шестидесятые годы было известно далеко за пределами родного Тоншаевского района Горьковской области. В то время здешние леса изобиловали разнообразным зверьём. Особенно много было медведя, которого марийцы, составлявшие значительную часть охотников, не били, почитая за прародителя. Боясь неточностями в рассказе исказить реальный образ Ивана… , фамилию героя называть не буду. От отца Николая, от предков своих унаследовал Иван выдающиеся способности и страсть к охоте. Хотя многие мужики в глухой Тоншаевской тайге жили лесом, но таких охотников среди них не было. Пройдя Великую Отечественную войну и не раз смотревший смерти в лицо, Иван чёрта лысого не боялся - плевать ему было на запреты, и встреть он лося на Красной площади в Москве – завалил бы, не задумываясь. К тому же, имея изворотливый ум и общительный характер, наладил наш герой надежные связи со всей, как сейчас говорят «вертикалью власти», начиная от районного и заканчивая областным руководством. А все почему? Модна стала охота. Вслед за незабвенным Леонидом Ильичём Брежневым потянулись к охоте за крупным зверем и другие советские начальники. Очень кстати пришелся этот расторопный высокий жилистый мужик, умело проводивший охоты на берлогах: проходили они и добычливо и безопасно для участников. Поэтому даже высокие начальники из Горького не раз наезжали к нему. Часто поступали от них и заказы на лесное мясо. Вот почему Иван беспрепятственно охотился, когда хотел и на кого хотел. Кроме покровительства высокопоставленные охотники щедро делились охотничьим припасом. Однажды после одной из охот, когда был добыт уж очень крупный медведь, получил Иван и во все королевский подарок - новенький ИЖ-12.
 

          В начале декабря, возвращаясь с охоты, наткнулся он на медвежью берлогу, устроенную под выворотнем огромной ели посреди небольшой полянки. Удивительно близко - всего в паре километров от родной деревни Шукшум устроился зимовать Потапыч, а до лесовозной дороги от сюда вообще было «рукой подать». Потому и решил Иван приберечь берлогу для заезжих гостей. Но в том году у них видно были другие планы на охоту и к Ивану так никто и не собрался. К исходу января, пока февральские вьюги не намели огромные сугробы, решил он сам взять косолапого. А так как сложности для себя в такой охоте не видел, никого кроме сына Юрки брать не стал. Юре к тому времени уже исполнилось шестнадцать лет. С ружьем парнишка не хуже многих взрослых обращался: умело бил утку в лет, а этой осенью еще по чернотропу с первого выстрела со своего номера положил сохатого. Так что дедовская курковая тулка по праву принадлежала подрастающему охотнику. Вот и решил Иван спытать сына на «настоящей» охоте.
          -- А чего – подумал он, -со мной для него риску никакого, а характер закалится. Вона, когда я первого медведя убил, немногим старше Юрка был.
          И тут, то ли от воспоминаний той давней охоты, а может от предчувствия беды сделалось на душе не хорошо. Что скрывать: люди, живущие лесным промыслом, народ суеверный. Вон сосед Колька- взрослый мужик, а на охоту не пойдёт, если во время сборов рассыплет патроны, вроде пустяковина – а для него верный знак: с охоты пустым вернешься.
          - Да ну –ерунда это всё, отогнал Иван плохие мысли и стал готовиться к завтрашней охоте.
          Сегодняшним утром, подойдя на сколько можно близко, чтобы не подшуметь к берлоге, по желтоватому инею, окутавшему ивовый кустик возле ее чела – убедился – медведь всё ещё здесь.
Еще на рассвете они с Юркой вышли из дому. На небе догорали запоздалые звезды, на востоке занималась заря. Белку – шуструю белую с черным пятнышком сучёнку Иван предусмотрительно привязал за ошейник. Под лёгкий морозец охотники споро дошли по набитой лесовозами дороге до приметной раздвоенной сосны от которой влево заскользили на широких самодельных лыжах. Красное солнце озарило вершины деревьев, когда подошли к заветной поляне. Тут Иван шёпотом наказал сыну:
          -Ты встань тут у березки: миша , если что, от нас рванёт через поляну в ельник, вот и держи чистину на мушке, а я ближе подойду – осмотрюсь. Как махну рукой, отвязывай Белку.
Увидев, чернеющую провалом берлогу с цепочкой следов уходящих в чащу – Иван разочарованно подумал :
          -Ушел косолапый! Зря я вчерась близко подходил.
Поворачиваясь, чтобы подозвать Юру, он увидел его силуэт в нескольких метрах слева. Хотя тот должен стоять справа и намного дальше. Иван недовольно подумал:
          - Когда он успел подойти? Я же ему на месте наказал стоять...
          И тут молнией сверкнула мысль:
          - Да это же медведь !
          А тот словно узнав, о чем думает охотник, уже прыжками летел к нему. Скинув ижа с плеча , Иван не успел вложить его приклад в плечо, как от чудовищной силы удара ружьё полетело далеко в сугроб. Подоспевшая Белка отчаянно повисла на медведе, тот недовольно рявкнул от боли и, мгновенно развернувшись, мощной оплеухой убил вредную собаку. Этой ничтожной заминки хватило Ивану, чтобы сорвать ватник и накинуть его на левую руку. Зверь, встав на дыбы, двинул на человека. Из глубины его маленьких ничего не выражающих глазок на охотника смотрела сама Смерть.
 

         -Врешь, не возьмешь! - крикнул ей Иван и шагнул навстречу.
          Из разинутой пасти опахнуло смрадом. Резко сунув в нее защищенную теперь левую руку, правой - охотник схватился за рукоять ножа, висевшего у пояса. Зубы зверя мгновенно сомкнулись. Дикая боль пронзила прокушенную в нескольких местах руку. Рванув за нее, медведь повалил Ивана и сверху навалился всей своей тушей. На какое-то время рыхлый снег отсрочил неминуемую гибель. Наконец придавив охотника лапами, зверь стал жадно тянуться пастью к его голове. Защищая лицо, Иван опять сунул в ненавистное хайло израненную руку, задыхаясь от боли и непомерной тяжести, услышал крик подоспевшего Юрки:
          -Папка ! Куда стрелять?!
          Оказывается, сын не струсил, не убежал и боялся не за себя – боялся ненароком застрелить отца.                     Подбежав к месту схватки, Юрка сквозь слёзы бессилия ловил мушкой одностволки бок медведя.
          - Бей! Юрка бей! В баашку ему бей! – из последних сил прохрипел Иван. Теряя сознание, он все же дотянулся до ножа и по рукоятку всадил в бок медведю. Тот, отпустив изжеванную руку, дико взвыл, подняв голову. Этим моментом и воспользовался сын, успев выстрелить. Иван уже не слышал, как гулко грохнул выстрел, не видел, как рухнул сражённый сыном медведь. Быстро сменив отстрелянную гильзу, Юра, старательно прицелившись, в упор еще раз приложился свинцовой пулей в ухо зверю. Медведь не шевелился. Упираясь прикладом ружья в снег, и используя его как рычаг, сын смог скатить медведя с отца. Тот весь в крови – не дышал.
          -Папка!!!!- заорал Юрка на весь лес, размазывая слёзы, - Не умирай!
          Сняв с себя фуфайку, Юра накрыл ей отца и бросился за подмогой в деревню. Хрипя, задыхаясь, он, не останавливаясь, пробежал весь обратный путь. Заскочив на конный двор, Юра прохрипел:
          - Дядька Петя! Запрягай скорей! Там медведь…папку задавил!
          Мужики быстро запрягли лошадь и поспешили на помощь. На одних санях охотника и медведя привезли из леса в деревню. По телефону из сельсовета вызвали скорую. К чести областного руководства, не забывшего прежних заслуг охотника, к его спасению были привлечены лучшие врачи. Долго еще длилась в сознании охотника схватка с медведем. Пугая медсестер и соседей по палате, кричал в бреду Иван:
          - Не возьмешь, гад!- и бил, бил воображаемым ножом в сердце врага.
          Только через полгода выписался охотник из больницы. Левую руку хирурги хоть и спасли, но полностью восстановить ее работоспособность не смогли. Поэтому с БольшОй охотой Ивану пришлось завязать. Так что тот медведь стал для него последним.
          Изредка выбирался Иван постоять на утку, да посидеть с мужиками у вечернего костра. Сын Юра охотился до последней минуты своей жизни: в прошлом году на глухарином току остановилось сердце охотника…
 

 

  Собачникам

Лапа моя лапа, Носа моя носа, Я научусь плакать  Тихо и безголосо.  Я научусь думать Много и без истерик,  Гордость запру в трюмы И научусь ВЕРИТЬ! Чуда моя, чуда, Рада моя рада, Хочешь, с тобой буду Весь выходной рядом? Хочешь, прижмись с лаской Мокрым своим носом. Хочешь про снег сказку? Только ЖИВИ, песа.

  Секач

   Он стоял и слушал. Впереди было открытое место, за которым его мог поджидать враг. Старый секач, о почтенном возрасте которого говорил его громадный размер, и седина, густо покрывшая нижнюю часть рыла, чувствовал, что впереди - опасность. Не было ветра, чтобы прихватить запах сигаретного дыма или ненавистного человеческого пота. Стояла гнетущая тишина. Кабан осторожно вышел  из-за ели - впереди лесовозная дорога и в два прыжка можно проскочить её, а дальше -  мелкие ёлочки  надежно укроют его. Надо сделать эти два прыжка. Грохот выстрела и жгучая боль в правой задней ноге слились в воедино. Не дожидаясь второй пули, кабан волчком крутнулся на месте и вернулся  в укрытие. Следующего выстрела не последовало.

 

      Боль жгла, и кровь толчками уходила из раны. Надо отдышаться. Он вспомнил, про увиденный большой муравейник на пути сюда и вернулся к нему. Мощным рылом расшвыряв снег и верхний  слой муравьища*, он улёгся на мягкую хвою. Прошло несколько минут, и тут послышался монотонный шорох снега. Такой звук издает человек, когда идёт по снегу на лыжах. Человек в одиночку без  собак  решил  преследовать его. Да, сегодня секачу  явно везёт! Сначала охотник промахнулся по неподвижной цели , а вот и сам  стал мишенью: cейчас обидчик ответит за всё.
        Толя  - самый молодой член охотничьей бригады Олега,  упросил взять его на загонную охоту на лося. Бригадир все время подсмеивался над его недавно купленной одноствольной Ижевкой, называя ее «кочергой». Как обычно бывает, новичка отправили на самый крайний номер, куда сохатый «в принципе» не должен выйти. Оттоптав площадку, чтоб не скрипел снег, Толя стал ждать зверя. Он почти не шевелился, не курил и даже дышать старался через раз. Наградой за терпение и стал выход на его номер кабана. Секач и так был огромный, а из-за вздыбленной щетины, Толе даже показалось, что в холке он ему будет по плечо. В первый миг охотник, даже подумал пропустить кабана, но мысль, что подстрелив такого зверя, заслужит славу матерого кабанятника и навсегда избежит насмешек насчет своей неопытности – победила сомнения. Вскинув ружье, и целясь в правую лопатку, он выстрелил. Увидев, как просел после выстрела секач, и как сильно окрасился кровью снег, Толя бесшабашно решил, что серьёзно ранил зверя и теперь в одиночку легко доберет его.
     Кабан подпустил преследователя  поближе и атаковал. Мелкий ельник надежно скрывал его от глаз врага, для кабаньей же туши далеко за центнер весом он не являлись препятствием. Толя поздно заметил опасность  - летящую на него в клубах взметаемого снега живую торпеду. Выстрел навскидку не причинил нападающему вреда. В последний момент охотник прыгнул с лыжни  в сторону и этим спас себе жизнь. Секач наотмашь полоснул острым клыком мелькнувшую перед рылом ногу и помчался дальше.  Он не видел, как барахтался в рыхлом снегу человек. Можно конечно вернуться и добить врага, но на это уйдут драгоценные мгновения, и тогда подойдут люди, которые, как волки, редко охотятся поодиночке. Надо использовать выигранное время, чтобы оторваться от погони.
      Атака забрала слишком много сил, и подранок не смог уже  уйти далеко. Пробежав от дороги шагов двести, он залёг в мелком осиннике, развернувшись рылом назад к своему входному следу. Он думал, что охотникам, занятым спасением своего товарища уже будет не до него. Если бы кабан мог знать, что происходит сейчас  на просеке, то, наверное, собрал бы свою волю в кулак и ушёл, на адреналине но  ушел бы. Шанс спастись у него был: хотя рана сильно болела, но она была не смертельна и уже перестала кровить. Сейчас в лесу лег  глубокий снег, нет наста,  и люди не смогут долго преследовать  его.
      В это время на дорогу, прихрамывая, выбрался обидчик секача. Услышав выстрелы, к нему подошли друзья.
- Что, Толь, из своей кочерги рябчиков стреляешь? - посмеивались они, еще  не разглядев его помятого вида.
-Да какие там рябчики! Такого кабанищу  заранил! Вон как мне клыком валенок распахал – перебивая их, сбивчиво начал рассказывать Анатолий.
Выслушав его, Олег выматерился и сурово добавил:
– Врезать бы тебе дураку… Радуйся, что жив остался! Разве льзя в такой чапыге* в одиночку раненного секача тропить?!!! И сам подставился и нам работы наделал! Раненный кабан далеко первый раз не уходит. Нужно было подождать, может сам дошёл бы, а нет, так мы бы с собаками его быстро добрали. А сейчас ищи его по лесу!
-Ладно, - смилостивился он, - оставайся здесь. Всё равно сейчас от тебя толку  никакого! Колюха, пускай собак. Может подранок  не далеко ушел!
     Толя,  бледный как мел, с трясущимися руками попытался закурить. Только сейчас до него стал доходить смысл происшедшего. И через тридцать лет еще не раз проснётся он в холодном поту, когда во сне  ещё раз переживёт атаку секача.
    Две лайки азартно повизгивая, крутились у ног охотников. Спущенные с поводков, они как разжатые пружины метнулись по кабаньему следу вперёд.
- Тута он, не далеко ушел !-обрадовался Олег, услышав вскоре их азартный лай рядом в лесу. Охотники бросились вслед за собаками. Резкий собачий визг заставил всех вздрогнуть.
     В густом осиновом подросте лайкам было трудно увёртываться от острых как бритва  кабаньих клыков, и секач быстро расправился с ними. Одной собаке он распорол брюхо, второй -  располосовал правую ляжку, когда заметил подбегающего человека. До спасительного молодого ельника было гораздо ближе, чем  до охотника.  Но старый кабан был боец и решил принять бой, возможно последний в своей жизни. Он был страшен в этом броске: забыв про боль в раненной ноге,  понесся, как огромное пушечное ядро, желая растерзать и смять противника. С его  раскрытой пасти клочьями летела пена,  красные от напряженья глаза впились в цель .
      Грохнул выстрел, и сразу за ним другой. Мощное тело сразу перестало слушаться. По инерции зверь пролетел еще несколько метров и упал почти у ног  Олега. Тот, переломив двустволку и выкинув пустые гильзы, торопливо нашаривал в кармане патроны.  Ползком секач попытался дотянуться загнутым как восточный кинжал клыком хотя бы до валенка ненавистного врага. Раскатистый выстрел подоспевшего Николая   навсегда успокоил лесного великана...

 


- Ну и зверюга! – восхищенно бросил он Олегу, вытирая пот со лба.
- Колька ты видел, видел:  как он на меня пошел?! – прохрипел тот в ответ, облизывая пересохшие губы, - Ведь мог уйти в ёлочки, а он на меня повернул – настоящий мужик был! Уважаю!
Муравьище* - муравейник(местн), *Чапыга –бурелом
 

 



  ЛОСЬ - БУКСИРОВЩИК.

          Случилась сия история уже давненько… Во времена моей разгульной "браконьерской " жизни на славной реке Волга.

 

          Было у нас на острове что то типа стана. Ну там сетки перебрать, ушицу сварить… Когда -никогда выпить и закусить на природе. Стан, как и положено, был неплохо спрятан в чаще острова от постороннего глаза т.е от рыбоохраны.

 

          А места довольно дикие.Зверья вокруг хватало всякого.  Мы зверьё не трогали и они нас тоже. Но ружья на стан с собой брали. Когда рыба надоедала и хотелось мясного они и выручали-утёшки рядом в старицах было навалом.А были вокруг не только утёшки.И кабаны и лоси  частенько посещали остров. Зверьё это очень неплохо плавает.Кабаны и лоси легко переплывают Волгу, причём даже не один раз за день. Как они это делают со своими копытами мне до сих пор интересно.

 

          Ну так вот сама история… Как то осенью (где то в середине октября дело было...) мы решили на стане немного отдохнуть от рыбалки и малость гульнуть. Наварили ухи настоящей накоптили рыбки иииии… засиделись почти до утра у костра. А уже было далеко не тёплые деньки и по ночам были заморозки. Ну вообщем так у костра и уснули где то под утро...

 

          Где то в седьмом часу утра( светать начинало) меня кто то трясёт за плечо. Просыпаться совсем не хотелось… Но трясут настойчиво! Пришлось продрать всё таки глаза… Костер же почти погас но всё таки даёт малость освещения.В этом освещении вижу мужика(вроде даже знакомого!) совершенно мокрого-с бушлата вода течёт. Пригляделся-ну да!-один из знакомых рыбаков-охотников. Только не из нашей ватаги. Стоит зубами от холода стучит, аж сказать ничего не может! Разбудил я остальных, пошарили мы малость "по сусекам" нашли наше НЗ(бутылку самогона), налили мужику(а то он уже синеть начинал...). Ну и с расспросами к нему-ты, мол, откуда здесь и почему мокрый??? "Моржом" что ли стал втихаря и теперь вплавь до стана добираешься, чтобы лодку зазря не гонять???? Он вроде порозовел, обрёл дар речи и говорит:

 

          -Ребяты! Помогите лодку из леса до воды вытащить!!!

 

Тут уже наша очередь пришла удивляться!!

 

          — Из леса??? До воды??? И как ты туда попал?? Вроде тумана не было да и не пъяный ты… А далеко в лес то уехал??? Ты себе новый мотор что ли купил типа амфибии????

 

           - И чего тебя в лес то на лодке потянуло-реки мало????

 

          -Да не я уехал!!! Лось лодку утащил!!!

 

          -О как!!! Достал ты его видать сильно если лось на угон твоей посудины пошёл!!! Колись на кой лосю лодка с мотором!!!!

 

          -Да ладно вам издеваться то!!

 

 

 

 Я чуть не утонул через него!!! Расскажу -не поверите!!

 

          И рассказывает следующее...

 

 

          Выехал он ещё в сумерках с базы.Хотел пораньше с сетями управится. Когда выезжал на саму Волгу разглядел в предрассветных сумерках большого лося(это он по рогам рассудил что он большой. кстати -не ошибся...) который спокойно, никого не трогая, переплывал русло Волги.Курс он держал на наш остров… Они у нас частенько такими заплывами занимаются… Мужик конечно же подрулил к лосю на своей "казанке".Тот на него никакого внимания не обращает и прёт как пароход своим курсом. У мужика сразу же в голове защевелились мысли по поводу того, что вот столько мяса рядом и практически зря пропадает… Надо бы его добыть… Ружье у него было с собой ну а патроны с пулями у всякого охотника всегда в заначке есть(хоть и инспекция лютует по этому поводу...)-мало ли чего может случится то на Волге… Вот он значит зарядил ружье и тут в голову ему пришла ещё одна мысль-а ну как он(лось) убитый то потонет!!! Он же его не достанет тогда… Опять же -сколько мяса зазря пропадёт… Ну  и тут его посещает его ещё одна мысль(как оказалось потом -совсем глупая...)-следовать за лосём и когда он до берега доплывёт-тут и стрелять его на выходе.!!! Нет.Сама по себе мысль то неплохая, но вот её воплощение в жизнь… Чтобы не отстать от лося(а плывёт он быстро!) он накинул на лосиные рога верёвку от носового якоря лодки. Накинул и ещё притянулся немного. Лось конечно недовольно фыркает, но (куда денешься!) тащит лодку за собой как заправский буксир. Мужик зарядил ружьё и встал в лодке ,.чтобы видеть приближение берега и не упустить момент выстрела. И уже пора бы и выстрелить, но мужик всё ждал чтобы лось поближе к берегу его подволок.Чтобы с вытаскиванием туши из воды недолго мучится. Не учёл он только одного… У лося ноги нааамного длиннее человеческих и силищи у него(даже уставшего после заплыва..) всё таки в разы больше… В общем-лось  коснулся дна реки копытами намного раньше чем ожидал мужик. И сразу взял с места в карьер!!! Рванул лодку так, что мужик как стоял с ружьём так и вывалился с ним в осеннюю воду. А что лосю "казанка" то со своим весом и силищей?? Да и испугался он наверное тоже не слабо. Короче. Когда мужик влез на берег ни лося ни  лодки на берегу уже не было.В лес уходила неплохая "просека"в кустах, оставленная лосём… По следам рассерженного лося мужик безоружный (ружьё утопло) идти не рискнул.Вспомнил что у нас недалеко стан и порулил к нам за помощью....

 

          Мы конечно подняли его на смех с этой историей, но всё таки пошли посмотреть… И вправду метрах в двухсот от берега мы обнаружили лодку,.застрявшую меж двух деревьев с обрывком верёвки на носовой части… Лося конечно уже не было. Может была бы верёвка покрепче мы бы и лося нашли. Но хорошо хоть его не нашли! Я думаю вряд ли лось бы был рад нашему появлению.Ушёл и ушёл. Рассказывать о том как мы её (лодку) тащили к реке и как мужик нырял за своим ружьём уже не так интересно. ООООчень долгое время ребята-охотники не давали мужику прохода в городе, всё просили рассказать его о новом способе охоты на лося-охота с лодки в лесу. Ну что было, то было… Мужик этот через пару лет решился ещё раз повторить сей свой подвиг… Но лось оказался хитрее! Но это уже другая совершенно история...

 

          Господа охотники! Не считайте диких зверей глупыми!!! Порой они наааамного умнее человека!!! И соблюдайте технику безопасности на охотах!!!

 

 Удачной всем охоты!!!!


Переход по рубрикам

Самые популярные



Сейчас на сайте

На сайте 1 гость.

Сейчас в чате

В чате никого нет.