voenkov, 12.12.17 10:07: Сегодня во дворах настоящий каток - на шипах как на коньках :-) А МКАД вылизан до блеска!!!

  "Оазисы" тишины в разгар охотничьего сезона. Московская область. Домодедово.

 

          Загрохотала августовская канонада, возвестив открытие осеннего сезона охоты на водоплавующую дичь в Московской области близ города Домодедово. Побрела охотничья братия по ручьям, рекам и протокам, сторонясь окрестных деревень и дачных посёлков, дабы не пугать мирных отдыхающих неожиданным громобоем средь ясного неба и не нарушать двухсотметровой "зоны тишины и безопасности". Настроение у Домодедовских охотников всегда хорошее, а вот перевидеть дичь удаётся не всегда, а тем более сделать верный выстрел. Массовое дачное и многоэтажное строительство вокруг города Домодедово, строительство автодорог и развязок у аэропорта Домодедово , рост и развитие промышленных объектов не бывалыми до селе темпами, медленно но верно вытесняет дичь в «дальние края», стимулируя её мигрировать в поисках безопасности и тишины. Конечно, на тщательно охраняемых егерями подкормочных площадках кабасик держится - физиологические потребности превуалируют над потребностями в безопасности. Да и каждый бык у подмосковных ответственных сотрудников охотхозяйств на счету. Но дачники, грибники, сборщики ягод и трав, мангальщики, квадроциклисты, да и просто праздно шатающиеся по полям и лесам в поисках приключений на свой крепкий копчик, создают определённую степень дискомфорта осторожным лесным обитателям… Бывалые Домодедовские садоводы и огородники наверняка захотят мне возразить, мол,  дичь подмосковная адаптировалась к шуму и гаму автодорог, взлёту и посадке стальных птиц-великанов, отдыхающим подмосквичам и прочей суете сует. Конечно, в их словах есть толика правды, но из всего возможного спектра дичи на глаза, зачастую, попадаются лишь утки и лисы. И это факт.

 

 

           И ути попадаются на глаза не каждому, а только хорошо маскирующемуся, бдительному охотнику, практикующему скрадывание с особым трепетом и любовью. Не буду скрывать, что вся дичь ютится и плодится за заборами местных жителей, например, на речке Гнилуше у деревни Образцово Домодедовского городского округа. И бобры, и ондатры, и утки, и цапли, и совы… маленький островок первобытно-первозданной природы. Не удивляйтесь, есть ещё такие «оазисы» в тридцати пяти километрах от Москвы. Есть… И искренне хочется, чтобы эти творения Божьи сохранялись и охранялись. И они охраняются силами местных охотников – Вашего покорного слуги, Владимира Горина и других неравнодушных, денно и нощно бдящих, чтобы не стреляли особо голодные в черте деревень Образцово, Житнево и Кутузово. И наличие таких «оазисов» - это не заслуга служителей закона и правосудия, это наше с Вами, друзья-охотники, достижения! 

  Лучший выстрел ...

В своей жизни каждый охотник производит массу выстрелов , но есть выстрелы ,которые по праву можно назвать ЛУЧШИМИ. Их не много , но именно они часто всплывают в памяти . Были такие выстрелы и у меня .
Дело было в 2004 году , я тогда проживал в Новосибирской области и с начала осени до самой весны не вылезал из леса. Благо, что род моей деятельности был связан с лесом и я мог совмещать охоту с работой.
Как то я с местным егерем Палычем  выехали на УАЗике в угодья ,заложить солонцы и кормушки  на зиму зверям. Стоял конец октября , но снега еще небыло , хотя по ночам подмораживало . Вообщем стояла изрядно затянувшаяся ,для тех мест , осень . Дело шло к вечеру и мы закончив работы собирались домой . Палыч спешил ,чтобы засветло управиться по хозяйству дома , а я решил пойти домой пешком и по пути поохотиться . С собой я брал одностволку 16 калибра и несколько патронов разных зарядов .Немого побродив по зарослям в доль полей в надежде поднять выводки тетеревов  я решил "срезать " дорогу к дому ,свернув к реке , перейти в брод , а там до дому и рукой подать . На пути к реке лежало поле , изрядно изрытое оврагами, с кустами шиповника и тальника ,росших клочками по  краям оврагов. Когда я вышел на это поле , уже смеркалось и лишь светлая  полоса заката давала немного видимости . Вдруг в мерах 60-ти,как мне показалось , от меня из оврага выскачили два белых  пятна и остановились . Зайцы -мелькнуло у меня в голове . Я стал медленно подкрадываться к ним , но уже слегка подмороженная трава предательски хрустела под сапогами и зайцы отбежали еще метров на 20 и опять остановились . Соображая ,что для дроби далековато , достаю патрон с пулей (полева ), перезаряжаю ружье , прицеливаюсь и ... Понимаю ,что прицелиться в сумерках из одностволки НЕВОЗМОЖНО ! Если я видел мушку -то я не видел зайца , если же я видел зайца-я не видел мушку . Решение одно - я прицеливаюсь на закат над зайцем, плавно опускаю ствол до тех пор пока не увидел зверька ,подвожу мушку под нижний срез под зайцем, ставшим неразличимым белым пятном , и спускаю курок . Гремит выстрел в вечернем сумраке ,краем глаза вижу удаляющуюся белый силуэт зайца, а второй зверек продолжает "сидеть" на месте . Описываю вроде долго , на самом деле от момента первого прицеливания до выстрела прошли считанные секунды ! Идя к зайцу ,насчитываю 72 шага от линии огня до цели , и обнаруживаю чисто битого зверька . Пуля попала зайцу в голову , точнее в нижнюю челюсть , перебив горло . Это был поистине ЛУЧШИЙ выстрел в моей охотничей практике на тот момент !

  "Первый блин всегда комом."

Было это в далёком 86 году прошлого тысячелетия. В те благодатные времена на полях Подмосковья вызревали мегатонны питательных сельскохозяйственных культур, а по ночам на эти поля из дремучих лесов выходили несметные стада диких животных.  Это же была  ---  почти Африка! Куда всё подевалось теперь? Что творилось ночью на овсах в те времена:   ото всюду раздавалось чваканье, хрюканье, визг, топот. А потом на горе: красивый мощный голос  ---  волчий вой, который как сирена длился без перерыва несколько минут.  Этот вой ярче любой фотографиии характеризовал силу и мощь животного, которое его производит.  Кабаны при этом замирали и затихали. А после в наступившем затишье снова начиналось пиршество, прерываемое шелестом  очередного пробиравшегося к ручью  животного.  На одно поле в 30  -  50  га  выходило иногда по два стада кабанов, не считая одиночек. Приходили на овса и олени, косули, барсуки, енот. собаки, прилетали утки, вальдшнепы и др. животные.  Какое же счастье, что мне довелось всё это узнать, и что охота в те времена уводила меня от юнешеских попоек. А в голодные 90-ые оказалась хорошим подспорьем в семье. Много было в те времена интересных, смешных, а порой напротив нелепых и опасных случаев. кое-что из того времени я уже поведал моему читателю.
  Но сейчас  о  "первом блине".  И случилось это не на овсах, а тёмной ноябрьской ночью, когда все зерновые были уже убраны и стада кабанов бродили в поисках кормов и по отдаленным деревням, где кое-кто ещё не выкопал картошку.  Я в то время, отслужив в Советской Армии, молодой и сильный и, естественно бесстрашный, уже не только изучил местность, но казалось знал каждую семью диких животных и участок их обитания. Это позволяло мне охотиться на них не придерживаясь дедовских способов, а просто, проанализировав время место и погодные условия, совершать обход кормовых угодий в определенной последовательности.
  Как сейчас помню: битых пять часов я уже находился в кромешной тьме тех ноябрьских проморзглых  ночей. Благо такая погода позволяла беззвучно передвигаться.  А стадо кабанов можно услышать иногда даже издалека по визгу какого-нибудь задравшегося или наказанного сеголетка.  Но такой визг раздаётся в ночи не часто и тут же обрывается глухим рыконьем свиньи, и после долго не повторяется.  Поэтому важно быть очень внимательным и сразу определить место нахождения источника звука, и не спутать его с криком обыкновенной неясыти, которая визжит громче, длиннее и чаще повторяется.
  "Ну вот вроде все кормовые поля обошёл,  -- думал я --  где же они?"  Впереди заброшенная деревня Пелехово, а за ней дорога к дому.  "В деревне, кажется старые яблони есть, а под ними яблоки."  --  продолжал я  "вычислять", крадучись по задам деревни. Вдруг слышу перед собой на заброшенных огородах какую-то возню. Пригнувшись, тихо, "под шумок" приближаюсь. "Ну ничего не видно. Разве в такую ночь можно увидеть чёрного кабана на чёрном фоне?". Но ближе нельзя: у кабана то зрение ночное. Вдруг  метрах в 15 в высокой траве проявляется черное пятно и замирает. "Это рыло. Кабан движется рылом вперед. Раз он появился справа, значит грудь у него чуть правее этого рыла". . .   Стреляю. Пятно исчезает в траве и раздается визг на месте. Мимо на расстоянии от 5 до 20 метров с топотом и недовольным хрюканьем проносятся остальные кабаны. Пятно снова появилось из травы. Нажимаю на второй курок   --  осечка.  Быстро вынимаю из ствола осекнувшийся патрон, бросаю его в карман, а там у меня несколько новых патронов. "Зря в этот карман бросил,  --  думаю  --  а вдруг снова попадётся стреляный?" Но вероятность мала: там их 6 или семь.  Заряжаю, стреляю, -- опять осечка. Кабан сделал несколько шагов к лесу и снова упал. Визжит, потом встаёт. Я снова перезаряжаю таким же образом: "Быстрее, только один патрон, а то уйдёт." Нажимаю на курок   --  опять осечка. Кабан пробегает ещё несколько метров и снова падает. Я приближаюсь к нему, на ходу перезаряжая опять так же. Кабан из последних сил встаёт, а я , остановившись, нажимаю на курок  --  . . .  осечка. Чёрное пятно скрывается из глаз. "Идти за ним бесполезно: ночью не найдёшь, да и опасно. А ранен он смертельно, это точно. Что ж, пойду утром."  Придя домой, обнаружил в карманах одну стреляную гильзу и один осекнувшийся патрон среди целых и невредимых. Видимо я заряжал его три раза подряд. А кабана нашёл в ближайшем леске поутру. Сеголеток кг на 25  -  30.  5 картечин 8 мм пробили его по большей части насквозь. Не повреждены были только сердце, позвоночник и мозг. Это был первый.  А  15-го кабана весом более 100 кг убил одной картечиной, перебившей ему сонную артерию. Хотя прекрасно знаю, что стрелять крупно кабана картечью ни в коем случае нельзя, это бесполезно. Но в тот раз первый пулевой выстрел снизил и перебил ему ногу, а в другом стволе была как обычно,  когда не знаешь к какому кабану подкрадаешься, картечь. Но это совсем другая история.

  Мой первый кабан

              Мой первый кабан.

 

             Добыча первого солидного трофея навсегда остаётся в памяти каждого охотника.
      Видимо потому что он  был первым. Так и я, помню этот момент до мелочей, и дело здесь
      не только в добытом кабане. Но обо всём по порядку.
             Дело было в 1986 году, я только начинал охотиться на крупную дичь и первый год
      ходил с ружьём МЦ 21-12, которое переписал на меня отец, т.к. уже не мог охотиться, по
      состоянию здоровья. После окончания пединститута, я попал по распределению в Юхту,
      а точнее в спецшколу для трудных подростков, воспитателем. В те времена посёлок окружали
      богатые леса, состоящие из сосны, лиственницы, осины, дуба, берёзы и т.д., причем это был
      не молодой подрост, а могучие и красивые деревья, к сожалению в настоящее время
      практически полностью хищнически выпиленные, в которых водились косули, кабаны, встречались
      изюбры, сохатые, медведи, волки, рыси и масса другой живности. Охотой, которая была очень
      даже неплохой, занималась большая часть мужского населения посёлка. Охотились своими
      командами, в каждой из которых были свои порядки и традиции. В одну из них я и попал, и как
      человек новый, вынужден был активно притираться. В лесу я ориентировался неплохо, незря
      закончил геофак, со знанием флоры и фауны тоже проблем не имелось, к тому же буквально
      грезил серьёзными трофеями, т.е. был готов к любой охоте на все 100% и никакие трудности
      меня не страшили.  
             Было  начало ноября. Охотились два дня подряд. Первый день охоты прошёл неудачно,
      шёл мокрый снег. За весь день мы так ничего и не добыли, только изрядно вымокли. В охоте
      участвовало восемь человек, но выгнать дичь на стрелков не получилось, хотя следов косули
      и кабана было предостаточно. Было решено на следующий день ехать на ГАЗ-66, что значительно
      упрощало охоту, экономило время при расстановке стрелков и завозе загонщиков, и давало
      возможность быстрее найти зверя после выпавшего накануне снега по свежим следам на дорогах
      и минполосах.
             Первый день я не стрелял, поэтому вернувшись с охоты, лишь протёр ружьё сверху, поставил
      в угол и убежал в клуб смотреть новый фильм. Об этом пришлось пожалеть уже на следующий
      день. Утро выдалось ясное, морозное, слегка за 20, лучше не придумаешь. Выехали на рассвете.
      Примерно через полчаса езды, были обнаружены свежие следы двух кабанов, спустившихся в 
      распадок. Обьехали распадок вокруг по минполосам, но свежих выходов не обнаружили. Было
      решено гнать распадок на линию ЛЭП, три человека должны идти в загон, а пять стать на номера.
      И здесь выяснилась неприятная вещь – моя пятизарядка вдруг стала одностволкой. В предыдущий
      день, снег попал в затвор, в тепле он растаял и стёк по возвратной пружине затвора в приклад.
      На морозе вода замёрзла и затвор перестал уходить назад до упора, т.е. МЦ уже само не
      перезаряжалось. Отвертки, что бы устранить проблему, как всегда бывает в таких случаях,
      в машине не нашлось. С трудом, придерживая затвор левой рукой, удалось зарядить патрон
      в патронник. Так я сразу, автоматически, попал в число тех, кто должен был идти в загон. Загонка
      была около километра, причём я должен был идти по левому её краю, ближе к вершине сопки
      и чуть впереди остальных, дабы отсекать уход кабанов в основной массив леса. Это было
      нетрудно сделать, ориентируясь на крики товарищей по загонке.
             Но кабаны не пошли на номера, они с треском выскочили на меня из дубняка примерно
      в середине загонки, причём их намерения читались очень легко – уйти от загонщиков, но не туда
      куда нужно нам, а куда необходимо им и поворачивать на стрелков явно не имели никакого
      желания. Вокруг были лишь крупные лиственницы с небольшим подлеском из рододендрона.
      Пара кабанов, красиво вздымая рыхлый, пушистый снег, бежала метрах в тридцати от меня и 
      пыталась покинуть загон. Я спокойно взял на мушку первого и после выстрела тут же перевёл
      ружьё на второго. Но повторного выстрела не последовало. Придерживая затвор, суматошно достаю  
      стрелянную гильзу и перезаряжаю ружьё. Ошалело оглядываюсь вокруг  и  не  вижу ничего, кроме 
      следов кабанов, уходящих на машках в сторону минполосы, но ведь я не мог промазать с такого
      расстояния, тем более кабаны были далеко не маленькие. Настроение резко падает. Выйдя на
      линию стрелков, мне пришлось выдержать новое испытание – выслушать всё по поводу того кому
      в жизни везёт и почему, а кроме того сразу же попасть в ранг «практиканта». Да как всё таки велик
      и могуч наш русский язык, особенно если его используют уста профессионала. У меня сразу же
      сложилось мнение, что лучше всего это получается не у портовых грузчиков, а у охотников, видимо
      накладывают отпечаток красоты окружающей природы. Я был самым младшим в компании, поэтому
      пришлось стойчески и молча выслушивать всё, что было накоплено за 2 дня. Выпустив на волю
      избыток чувств, посмеявшись над очередной неудачей, а заодно и вспомнив все подобные случаи,
      было решено обьехать распадок по минполосе и посмотреть выходные следы. Сказано – сделано.
             Метрах в пятистах минполосу пересекали, уходя в соседний распадок, следы кабанов. Один
      из них был на машках, а второй шёл шагом, периодически окропляя, свежевыпавший рыхлый, снег
      мочёй. Настроение тут же поднялось и сразу стало ясно, что это тот в кого я стрелял и видимо
      серьёзно зацепил. Было решено прогнать следующий распадок, причем шестеро заедут на машине
      и встанут на номера в вершине  распадка, а я с товарищем погоню, придерживаясь следа раненного
      кабана. Минут через 30, после отьезда машины, мы пошли по следу, вернее я по следу, а напарник
      немного правее. Я увидел его, отойдя от минполосы не более ста пятидесяти метров. Он стоял,  
      прислонившись к дубку, метрах в сорока от меня. Стреляю и бегу к нему, но останавливает окрик  
      напарника: «Стой, смотри кинется». Но кабан стоит без движения. Подходим, уже осторожно,
      и видим, что он стоит широко расставив ноги и прислонившись правым боком к дереву, так и
      замер в такой позе. Дошёл!!! От места, где я его стрелял, кабан прошёл метров 400-500. В нём
      более 100 килограмм. Но самое главное – это мой первый кабан. Так уж сложилось – первый раз
      вижу кабанов, стреляю и сразу трофей, да еще и неплохой. Стреляю ещё раз, но теперь уже вверх,
      отзывая стрелков.
             К моменту подхода стрелков, уже вовсю пылает костёр. И здесь я понимаю, что такое удача.
      Принимаю  поздравления от всех участников охоты поочерёдно по поводу удачного выстрела и
      сетования по поводу второго, ушедшего кабанчика. Тут же, не отходя от костра меня, недолго
      думая, переквалифицировали в «настоящего охотника», обьяснялось это тем, что за последние
      годы на коллективных охотах добывались лишь подсвинки и вот сегодня настоящий кабан. Я с
      удовольствием пожинал лавры победителя. Как потом выяснилось, в мой трофей попали лишь
      3 картечины из 9, но попали по месту, в область сердца, печени и легкого. Приходится лишь
      удивляться тому, что кабан прошёл после этого ещё почти 500 метров. Выстрелом, по 
      прислонённому к дубку, я вообще промазал.
             Я без обиды вспоминаю всё, что услышал в свой адрес в тот день, ведь финальный аккорд
      был за мной. Вот если бы случился промах, то всё сложилось бы по иному и мне, скорее всего,
      пришлось бы надолго стать предметом для насмешек, а кто то и окрестил бы какой нибудь,
      не совсем хорошей кличкой, которую пришлось бы носить долгие годы. Но всё случилось как
      случилось. Эта охота, кроме массы положительных эмоций, дала мне серьёзный урок по поводу
      должного ухода за своим оружием. Я, на тот момент, охотился с пятизарядкой лишь пару месяцев
      и имел только общие представления о том, какой уход ей необходим. Конечно моё счастье, что
      кабан после выстрела не кинулся на меня, ведь окружавшие меня лиственницы имели приличный
      диаметр, но не имели сучков как минимум 3,5 – 4 метра от земли, да и моя экипировка явно не
      располагала к лазанью, на скорость, по деревьям. Видимо это был просто МОЙ день со всеми
      его положительными и отрицательными моментами, и он стал для меня наглядным и практическим
      уроком на всю жизнь. Для себя я уяснил одну простую и в тоже время прописную истину: «Заботься
      о своём оружии и оно тебя не подведёт. Охота – дело серьёзное и обстоятельное, это занятие
      требующее уважения к себе и ей самой, здесь нет места дилетантам».

  Удачная зорька!

                                  Удачная зорька!
       В наш цивилизованный век, отношение к охоте у многих поменялось. Нередко охотники охотятся, не отходя далеко от средств передвижение, и хождение по болотам, а тем более по топям и кочкам особого энтузиазма у них не вызывает. Люди нередко едут просто отдохнуть на лоне природы, и лишь при случае, и поохотиться. Результаты таких охот обычно весьма скромны, с точки зрения добытой дичи и удачного выстрела, чего не скажешь о количестве выпитого. Не знаю  как в других местах, но у нас утиная охота постепенно скатывается именно к такому сценарию.
       Но зато появляется возможность, на отдалённых озёрах, найти изобилие дичи тем охотникам, для кого комфорт – это не главное. Таких озёр у нас хватает. Они обычно редко превышают по площади один гектар, довольно топкие и расположены от хороших дорог не ближе пяти километров. Но эти километры обычно проходят через кочки, топь, болота, ерники и мари. В лучшем случае половинку дороги ещё кое-как пробиваешься на мотоцикле, а потом ещё около часа пешком по болотам. Такие озёра редко кем посещаются, поэтому, там всегда есть утки и практически нереально вернуться оттуда без добычи. Есть такое «заветное озеро» и у меня. В первый выезд, в этом году, за вечер и утро, я добыл там четыре чирка и столько же крякв. И вот я снова спешу к нему. Озеро размером 130 на 80 метров, но очень топкое, к воде вплотную не подойдёшь, по берегам растёт в основном осока, поэтому скрадывать уток практически невозможно. Ведь вокруг голая марь. Так случилось и в этот раз. Стоило мне приблизиться к озеру метров на двести, как с него поднялся табун уток – около ста штук и два гуся. Сделав пару кругов вокруг озера, но вне зоны досягаемости, птица ушла на соседние озёра.
       Быстро накачиваю лодку и выставляю чучела. На восточном берегу озера, кое - как сооружаю подобие скрадка, ведь сидеть можно только в лодке на берегу – кругом топь. Ожидание было томительным. После заката солнца налетает пять крякв, выбиваю последнего – он комом падает в траву, рядом с лодкой. Ещё один крякаш садится к чучелам, но после моего выстрела быстро затихает.
       На небе уже лишь отблески зари, восток почти непрогляден, и в этот момент я слышу с права, с северо-востока, долгожданное  га-га-га. Силуэты двух гусей едва заметны в вечернем небе. В стволе тройка, но времени перезаряжаться уже нет. Гуси плавно пролетают мимо меня, подпускаю метров на сорок, и бью нижнего. После выстрела, он камнем падает в озеро, поднимая целый фонтан брызг. Ловлю на планку второго, но вторым и третьим мажу, лишь четвёртый выстрел попадает в цель. Гусь вздрагивает, я шлю в вдогонку последний – пятый, и он под углом летит к земле, падая на противоположный берег.
       Адреналин бьёт через край, быстро сталкиваю лодку и усиленно гребу к противоположному берегу, по дороге отмечая, что первый  лежит на воде неподвижно. Кое-как выбираюсь на топкий берег и ищу второго гуся, в сгущающихся сумерках, минут пять. Он лежал в осоке, сложив крылья, метрах в тридцати от берега. Вот тут я дал волю эмоциям, и ещё вопрос кто кричал  громче я или Тарзан в джунглях. Как всё -таки много в нас первобытного.  Давно не приходилось переживать мне столь волнительные и приятные моменты на утиной охоте. Вот они минуты счастья и ради них стоило топать сюда с лодкой на спине, рюкзаком на шее и ружьём на плече. Значит,   ждал дотемна,  не зря.  Обратная дорога была уже в радость, несмотря на темень, солидный по весу рюкзак  и отсутствие фонарика.
       Была,  конечно,  и  утренняя зорька, была и утка, но добытые на ней пять крякашей не шли ни в какое сравнение с вечерней парой гусей. Снова всплывают в памяти, медленно выплывающие из сумерек, гуменики. Ради таких моментов стоит жить. До новой встречи «заветное озеро», надеюсь,  ты снова не обманешь моих надежд.

 


Переход по рубрикам

Самые популярные



Сейчас на сайте

На сайте 1 гость.

Сейчас в чате

В чате никого нет.