voenkov, 24.09.18 08:34: Привет. Еду сегодня по МКАДу по внутреннему кольцу. Пробка. Небо хмурое. Настроение соответствующее. На работе непонятки. Менты по левой обочине мчатся - одна машина за другой. Не иначе на совещание опаздывают... И тут вижу - на внешнем кольце - по середине в районе Ясенево или чуть дальше к Теплаку: СКОРАЯ, МЧС, ПОЖАРКА и много гаишников, какая-то куча-мала оцеплена... Поравнявшись с грудой искарёженного металла, понимаю, что коммерческий грузовик влетел со всего ходу в ОГРОМНЫЙ металлический кузов тягача, который возит щебень. Из кабины-гармошки грузовика виднелась часть головы и руки БЕЗДЫХАННОГО водителя. Словил мужик крайнюю степень дискомфорта - смертушку... Может сердечко заборохлило, или задремал в утреннем тумане. Поэтому, мужики, радуйтесь жизни и берегите здоровье!!! У НАС ВСЁ ХОРОШО!!!

  russian.rt.com : "Шкуры, деньги, два ствола: как работают ловцы браконьеров в России".

Камчатка — один из самых привлекательных регионов для браконьеров в России. За один выезд нелегальные охотники могут убить десятки медведей, чьи лапы идут на экспорт в Китай и стоят больше $1 тыс. за килограмм. Ещё недавно браконьеры на Камчатке не боялись ничего. Но за десять последних лет инспекторам удалось практически полностью очистить часть региона от незаконного бизнеса. Оперативные группы патрулируют территории, выявляют нарушителей и предотвращают преступления. Кто в России ловит браконьеров и с какими опасностями приходится при этом сталкиваться, рассказал RT инспектор Кроноцкого заповедника и кинодокументалист Дмитрий Шпиленок (при. voenkov - снимает отличные видеофильмы о жизни в дикой природе, да и просто интересный человек :-))..
 
 

— Дмитрий, кто в России идёт ловить браконьеров?

 

— Здесь две категории. Одна — люди, которые горят идеей защищать заповедники. Они тратят несколько месяцев в году и считают это делом всей жизни. У них это в крови. Им приходится ещё где-то зарабатывать, чтобы выжить. У ловцов браконьеров зарплата начинается от 6—7 тыс. рублей, в среднем — больше 10 тыс. У многих строительные специальности, они работают столярами, плотниками, каменщиками, у некоторых есть фермы.

 

Вторая категория, вымирающая, — люди, которые нигде себя не нашли. Например, пенсионеры, живущие рядом с заповедниками.

 

Ловцов браконьеров называют инспекторами. Инспекторы могут входить в состав оперативных групп, тех самых, что ловят браконьеров. Они, что называется, занимаются активной охраной: выявляют нарушителей, предотвращают преступления, задерживают браконьеров, патрулируют территории. Они должны находиться там, где есть природный ресурс: сопровождение животных также входит в их обязанности.

 

Всего в России сотрудников заповедников и национальных парков — около пяти тысяч человек. Значит, инспекторов гораздо меньше. Это ничто для России.

 

— Ловцы браконьеров проходят какую-то специальную подготовку?

 

— К сожалению, в России нет и никогда не было обучающих центров, которые есть во всём мире. Учатся друг у друга. По охране требования очень высокие. Надо быть физически и психологически сильным, ведь ты постоянно ходишь с рюкзаком и сталкиваешься с опасностями, нужно уметь выживать в экстремальных ситуациях, разбираться в законах.

 

— Сотрудники заповедника имеют право на личное оружие?

 

— Да, инспекторам разрешают использовать личное оружие в служебных целях. И часто выдают служебное оружие. Я всегда вожу с собой 12-й калибр. Там есть ракеты — они спасают от медведей, не причиняя им вреда. С людьми иногда применяют резиновые пули. Но основное наше оружие — психологическое воздействие. Оружие — скорее элемент запугивания, нам важно не допустить вооружённого конфликта. Разговор — и я знаю примеры — останавливает нарушителей.

 

— Если человек завтра проснётся и захочет ловить браконьеров, куда ему податься?

 

— Связаться с заповедником. Если человек психологически устойчив, в нормальной физической форме и он по-настоящему хочет ловить браконьеров, спасать природу, его возьмут на три месяца на испытательный срок. А то приезжают люди и думают, что они там будут смотреть сериалы, или сбегают от судебных преследований даже, от проблем семейных убегают. Таких не берут.

 

— Много молодых инспекторов в России?

 

— В оперативных группах много молодёжи.

 

— Вы как раз входите в оперативную группу. Кого удавалось поймать?

 

— Вот лишь несколько случаев. Несколько лет назад мы тайком приезжали в Южно-Камчатский заказник, чтобы задержать рыбных браконьеров. Они заходили в заказник в сумерках, ждали два часа, потом ловили рыбу и вырезали икру. Они знали, что ночью из инспекторов к ним никто не подойдёт: в тех краях очень много медведей. Без фонарика там невозможно шагу ступить, очень страшно. Но чтобы не спугнуть браконьеров, нам пришлось идти в темноте. Адреналина было много. Мы на ощупь шли. Между нами пробегали медведи. Кто-то рядом кряхтел. Стресс чудовищный был. Но мы тогда хорошо отработали. Те браконьеры за три часа добыли более 400 кг икры. Вы представьте, насколько это экономически выгодно.

 

Был ещё один случай, когда мы с моим напарником Анатолием Лазоренко медведя перепутали с браконьерами. Мы шли по лесу, заметили блеск и подумали, что это прибор ночного видения. Решили, что там «кукушка» — человек, который сидит на стрёме, чтобы предупреждать браконьеров об опасности. Договорились, что подкрадываемся с двух сторон, на счёт «три» прыгаем и хватаем его. Мы очень тихо минут десять подкрадывались к нему, а когда прыгнули — включили фонарики. Там на задних лапах сидел медведь и, прижавшись к дереву, с недоумением смотрел то на меня, то на напарника. Мы в воздухе от страха выкрутились, перевернулись. Не долетели до медведя, слава богу. Он в шоке был, мы в шоке. Ни слова, ни рёва, никто ничего не мог из себя выдавить. Сейчас смешно, конечно, но тогда не до смеху было.

 

В последние годы всё чаще совместно с МВД проверяем самые криминальные места. Участковые не всегда могут отработать полноценно, а с нашей группой они могут развернуться. У них нет ни опыта в ловле браконьеров, ни желания. В этом году мы хорошо отработали в Южно-Камчатском заказнике и даже в 100 км от него. Нашли несколько схронов с добычей браконьеров и маленький завод по переработке икры. 

 

— Кто-то из друзей, знакомых погибал от рук браконьеров?

 

— Из близких — нет, а из тех, кого знал понаслышке, — да. И в Калужской области инспектора сожгли, и в других заповедниках такое происходит. Поджигают дома, топят, стреляют. Самое любимое у них — это выкладывать «кошки», то есть раскладывать гвозди согнутые, машина наезжает и прокалывает шины. Браконьеры достаточно злопамятны. К тому же часть из них во время задержаний бывает под алкоголем или наркотиками. Могут выстрелить в инспектора: они же идут на охоту, они готовы к стрельбе.

 
 

Но по сравнению с тем, что было десять-двадцать лет назад, ситуация улучшилась. Раньше группы инспекторов часто бесследно исчезали. Других отстреливали — из автоматов. В 2017 году погибшим инспекторам был открыт мемориал в Саяно-Шушенском заповеднике. На памятнике выгравировано 57 фамилий.

 
 
 
     
  • Памятный комплекс в честь погибших сотрудников особо охраняемых природных территорий 
  •  
  • © sayanzapoved.ru
  •  
 
 

— В России строгое уголовное наказание за браконьерство?

 

— На бумаге да, но в суде сложно что-либо доказать. Ситуация такая: в теории инспектор должен предотвращать убийства животных. А по факту: нам надо дождаться, чтобы человек медведя застрелил. Только в таком случае суд нам поверит. К тому же весь процесс нужно снять, запротоколировать, получить чуть ли не признание у нарушителя.

 

Приведу пример. Мы наблюдали семью медведей неподалёку от посёлка Озёрный, на территории Южно-Камчатского заказника, потом отлучились на два дня. Возвращаемся — едет серая местная машина. Мы её останавливаем, там вся наша медвежья семья, убитая. Им два-три дня до ухода в берлоги оставалось. Они бы ушли — и уже были бы защищены. Оказалось, что, как только мы отлучились, их сразу же застрелили. Отрезали лапы, сняли шкуры.

 

Мы всё оформили, даже признание взяли. Но за то, что они убили семью медведей, им просто выписали штраф — 100 тыс. рублей. Даже уголовное дело не получилось — закрыли.

 
 

Наказание по УК, с одной стороны, строгое, но я не знаю, что нужно сделать, чтобы российские судьи посадили человека за убийство животного. Браконьеры юристов хороших нанимают. Часто судьи говорят: «Не человека же убили, чего вы хотите».

 
 

Бывает, задерживаем браконьера, приезжает кто-то, смотрит на убитых медвежат и говорит: «О, сколько тушёнки пропадает». Такое вот прикладное отношение. Люди не видят, что это живое существо. И к природе в целом в России относятся потребительски.

 

В Брянской области есть деревня, где люди бросают работу, если в округе появляется лось. Мотивируют это тем, что, если они его не возьмут, то другая деревня возьмёт. Отношение к природе, как к огороду своему: туда надо идти, чтобы что-то взять. Минимум — грибы, максимум… Сейчас в полицию пришло много хороших людей, а раньше и полицейские не понимали, в чём опасность браконьеров.

 

— А зачем люди убивают животных?

 

— Во-первых, исторически так повелось: нужно добыть пропитание. Во-вторых, самое важное в современном мире — это вопрос статуса. За счёт убийства люди самоутверждаются: «Я мужчина, я добытчик, я имею на это право». На Камчатку приезжает много людей — и иностранцев, и русских. Некоторые даже сами по лесу ходить не могут — не то что стрелять: их подвозят на снегоходах к медведям, егери за них стреляют, а они потом в замках у себя, в Баварии где-нибудь, развешивают шкуры, а друзьям рассказывают, что это они сами добыли. Это большая беда: отстреливают ведь самых крупных медведей, которые должны размножаться.

 
 
     
  • © Дмитрий Шпиленок /YouTube Dmitry Shpilenok
  •  
 
 

— Почему самых крупных?

 

— Это их трофей: «Я самого большого медведя добыл». Есть люди, которые гоняются за самыми крупными хищниками в мире. Коллекционеры такие. Они готовы платить за это безумные деньги. В 1990-е годы на Камчатке браконьеры больше всего охотились за снежными баранами. Причём убивали их с вертолёта. Тогда это было возможно: только развалился Советский Союз, вертолётчики хотели зарабатывать. С тех пор в Южно-Камчатском заказнике снежных баранов нет.

 
 

На охоте решают бизнес-вопросы. Охоту продвигают в разных фильмах, в том числе романтических, показывают её элитарность, рассказывают, что это удел успешных людей. Зрители пытаются подражать. Пропаганда в фильмах и книгах очень мощная. Редко показывают обратную сторону.

 
 

Охота сегодня — это занятие для совсем богатых или совсем бедных.

 

— Часто ловили пьяных охотников?

 

— Обычно бывает по-другому: весна, люди едут отдохнуть, уже на природе напиваются и стреляют в небо — во что попадут. Чаще всего они ни во что не попадают. Я однажды видел, как человек 15 устроили канонаду. Всё утро стреляли вверх без перерыва, вокруг них лежала куча гильз, но за всё время они убили только двух ворон и одну сороку. Нередко такие охотники попадают в краснокнижные виды, потому что не понимают, в кого можно стрелять, а в кого нельзя. Во время подобных «алковыездов» люди напиваются до бессознательного состояния. Бывает, путают человека с лосем, могут случайно убить грибника.

 

— Женщин-охотниц не бывает?

 

— Бывают, конечно.

 

— К какой группе охотников они относятся?

 

— Они пытаются выделиться. Посмотрите на YouTube — там полно молодых женщин, около 30 лет, которые с гордостью демонстрируют результаты своей охоты. Сейчас это стало модным. Но это именно женщины-охотницы. Браконьерством они занимаются очень редко.

 

— Что такое Камчатка глазами браконьера?

 

— Номер один — это рыба, икра. Дальше идут краснокнижные соколы-кречеты, которых нелегально вывозят с Камчатки огромными бортами и продают арабским шейхам. Я не специалист по чёрному рынку, а возможностей там много. Крупные животные — медведь, снежный баран — популярны как трофеи. А медвежьи лапы — один из самых популярных товаров для перепродажи в Китай. Когда я десять лет назад впервые попал на Камчатку, за один выезд браконьеры убивали 70-80 медведей — отрезали лапы, забирали желчь, жир, остальное бросали. Сделать это легко: у медведя нет шансов убежать от снегохода. Он развивает скорость 60—80 км/ч, а медведь — максимум 40, да и сколько он пробежит. Он весной выходит истощённый из берлоги, подслеповатый, от первого солнца щурится, теряет ориентацию. Люди подъезжали и стреляли с безопасного расстояния.

 

Спрос на медвежьи лапы большой, потому что китайская медицина использует разные части тела животных. Рог сайгака — для повышения потенции, медвежий жир — противопростудное средство, лапы — укрепляющее. Польза всего этого не доказана, а для животных это оборачивается трагедией. Конвейер смерти от восточных целителей.

 

— Часть Камчатки — Кроноцкий заповедник со своей знаменитой долиной гейзеров и Южно-Камчатский заказник — за последние 10 лет стала безбраконьерной зоной. Как удалось этого добиться?

 

— Туда со своей безумной энергией пришёл Тихон Шпиленок (сын всемирно известного фотографа, директора заповедника «Брянский лес» Игоря Шпиленка. — RT). Он очень хотел очистить Камчатку от браконьеров, искал для этого ресурсы, возможности. Сформировал новую команду: старую пришлось убрать — они связаны с браконьерами были. Я все операции по задержанию браконьеров стал снимать на камеру. Мы отдавали съёмки федеральным каналам, они показывали это. Местные власти, криминальные структуры уже не смогли включить обратную связь. К нам приезжали «крыши» и не понимали, что происходит. Там, по сути, государство в государстве было. Люди до сих пор поражаются, как эту махину ему удалось сломать.

 

Тихон из-за этого и сгорел. Работа оказалась неподъёмной. В 38 лет онкология его забрала.

 

Но все эти события изменили заказник. Созданная нами система работает. Маленький браконьерский городок стал туристическим центром. Южно-Камчатскому заказнику присвоили имя Тихона Шпиленка.

 
 
     
  • Тихон Шпиленок 
  •  
  • © Дмитрий Шпиленок /YouTube Dmitry Shpilenok
  •  
 
 

— Тихон опирался на западный опыт?

 

— Нет. Камчатка сильно отличается от других регионов за счёт своего природного разнообразия. Американский или какой-либо другой опыт к нам неприменим. Вот вы выехали — за одну поездку 90 медведей застрелили. Сколько лап сразу же. Или икры сколько можно собрать — тонны. Вы представьте, какие это огромные деньги, какой соблазн.

 

В США и Канаде такой мощной проблемы с браконьерством нет. Канада хороша опытом просвещения. У канадца если спросить, чем он больше всего гордится, он ответит, что парками. Они с детства ходят в парки, в многодневные походы по речкам. Это замечательная традиция. У нас спросите москвича, какой заповедник поблизости он знает, — не ответит.

 

Интересен пример борьбы с браконьерством в ЮАР. Там быстро и качественно отработали: привлекли спецслужбы, внедрились в систему, ударили по сбыту. Была выделена отдельная система — это то, чего нет в России. Мы над этим сейчас бьёмся, но пока нет. У нас всегда заповедники принадлежат разным отделам разных министерств, в результате нет единой политики. В других странах, где есть парки, создаётся что-то вроде департамента заповедников. В том же бедном Непале он есть. Как итог — там очень строгое законодательство, а к патрулированию парков привлекают военных.

 

— Среди самых громко обсуждаемых последствий браконьерства — распространение вируса Эбола, передача ВИЧ от шимпанзе к человеку, вспышка атипичной пневмонии. С какими последствиями от действий нарушителей может столкнуться Камчатка?

 
 

— Если убрать нерку, то Южно-Камчатский заказник превратится в пустыню за два сезона. Там не будет медведей, орланов, выдр, лис — никого. Всё это огромное биоразнообразие существует только за счёт нерки.

 
 

А что делают браконьеры? Бригада захватывает речку. Медведь приходит на речку, его оттуда выдавливают: стреляют, отгоняют. Куда идут медведи? На помойки. И вот тут кроется самый опасный момент. Медведь ни в коем случае не должен связывать человека с пищей. Никаких пищевых отходов не должно находиться в доступности медведя. Он очень быстро подсаживается на еду, проводит цепочку «человек — пища» и… нападает на человека. Во всех случаях нападения медведей на Камчатке виноват человек. По этой же причине мы просим туристов не кормить медведей. Иначе следующие туристы могут погибнуть. По Камчатке три-четыре смертельных случая в год бывает. 

 

— Вам за свою жизнь приходилось убивать медведей?

 

Мне приходилось стрелять из ракетниц, чтобы отпугнуть медведей — в тех случаях, когда агрессию животного нельзя было уже остановить, в целях самозащиты. Это происходит, когда ты случайно оказываешься между медведицей и медвежатами либо когда медведя надо поставить на место.

 

Были случаи, когда нас с братом забросили на Камчатку и из-за непогоды мы больше месяца не могли выбраться. Продукты закончились. Но даже тогда в голову не пришло медведя убить. Мы нашли в схронах собачий корм, корешки собирали. Выжили. После собачьего корма я стал вегетарианцем. 

 

  Игорь Максиматкин. "Семь бед, а ответов нет". Критика моей статьи "Семь факторов роста браконьерства" на ohotniki.ru

 
 

Предисловие от Кирилла Военкова:" 17 февраля 2016 года в "Российской Охотничьей Газете" была опубликована моя статья "Семь факторов роста браконьерства", наделавшая много шума. Кто-то хвалил за честность и прямоту, а кто-то гнобил даже не называя моего имени...".

 
 

Семь бед, а ответов нет

 

Автор четко обозначил, что число таких факторов равно семи. Рассмотрим их по порядку.

 
 
 

 

 
 
 
 
 
 

Первый. Местные не любят чужих и всячески препятствуют их проникновению в «свои» угодья. Да, как правильно пишет автор, это способствует нагнетанию напряженности, порождает локальные войны — но причем здесь браконьерство?

 

Если местными разрушен мост, ведущий в угодья, или применяются другие методы выдавливания, чужой охотник просто туда не попадет ни с путевкой, ни без нее. Не имеет значения и цель чужака — благовидная она или неблаговидная.

 

Местные чужих не любили всегда, сожженные мосты, переломанные экскаватором дороги я видел еще в 80-х годах. Причем случалось, что не всегда гоняли чужих, подчас враждовали охотники чуть ли не соседних деревень. Наконец, автор не подумал о том, что как раз приезжие частенько и бывают злостными браконьерами, чем и вызывают противодействие местных охотников.

 

Второй. При охоте на копытных команда часто скрывает факт добычи и добывает по одной лицензии несколько животных. Такое процветало и при советской власти: вместо одного лося били двух, вместо кабана — лося, а по «маленькой» лицензии добывали приличного рогача. Все зависело от егеря. Так что и этот фактор на рост браконьерства тоже не влияет.

 

«Интересны» и предложенные автором пути решения этой проблемы: «обязать проводить загонную охоту на лося командой численностью не менее 15 человек». Зачем? В надежде, что в числе пятнадцати окажется «стукачок»? Кстати, автору, видимо, неизвестно, что в правилах загонных охот уже предписывается проводить загонные охоты на лося командой в 10–12 человек.

 

Следующее предложение еще более абсурдно. Автор считает, коль эта бригада по одной лицензии добывает пять лосей, то и давать ей пять разрешений. А не думает автор, что по пяти разрешениям будут добывать двадцать лосей? А может быть, вообще все правила охоты отменить, и тогда с браконьерством мгновенно будет покончено.

 

Третий. Автор пишет об отсутствии единого информационного поля и поддержки со стороны государства охотколлективов, которые срочно должны быть переориентированы на разведение кабана. Ну причем здесь опять браконьерство? Речь идет о воспроизводстве объектов охоты.

 

Кроме того, так сказать, политику в отношении воспроизводства охотничьих животных определяет охотпользователь, а не охотколлектив. Коллектив приехал в хозяйство, а ему поручили забор чинить, какой-нибудь сарай строить или дрова колоть.

 

Приравнивается ли такая работа к работе «по достижению выдающихся результатов в воспроизводстве дичи», за которую коллектив должен получать, как пишет автор, «премии и льготы». Автор вообще путается в понятиях — охотпользователь, охотхозяйство, охотничий коллектив.

 

Четвертый. Автор говорит о проведении представителями департамента при помощи сформированных ими бригад коммерческих охот «без ограничения» для обеспеченных владельцев охотничьего оружия. Здесь вообще непонятно, что и кого имеет в виду автор. Что это за «подконтрольные бригады», и кто такие представители департамента, которые «крышуют» браконьерство? Я о такой проблеме не слышал. Но если где-то такое случается, то это явление не для статьи в газете, а это статья в кодексе.

 
 
 

Пятый. Запрет охоты для местного населения в частных охотхозяйствах. Вот это действительно проблема новая, но я бы не сказал, что и она как-то влияла на рост браконьерства. Частные хозяйства охраняются так, как дай бог везде бы охранялось. Безусловно, надо снять недовольство населения, напряженность в обществе, и все такое. Но рост браконьерства тут при чем?

 

Недовольство местного населения тем и вызвано, что браконьерить в частном хозяйстве себе дороже. В качестве решения автор предлагает обязать частников выделять за умеренную плату для местных охотников участки, богатые «народной» дичью. А можем ли мы обязать имеющих дачные участки выделять на своем участке грядки для не имеющих дач?

 

Шестой. Автор затрагивает тему героизации браконьерства в рассказах известных писателей — ну эту ерунду вообще оставляю без комментариев.

 

Седьмой. Недостаточная работа по охране угодий. Единственный фактор из приведенных автором, с положениями которого в большинстве своем согласен. Кардинальное улучшение охраны угодий необходимо. Ведь, по сути, именно охрана — главное звено борьбы с фактическим браконьерством. Все мы помним девяностые годы развала в стране, без охраны остались и наши угодья, и, как результат, за 3-4 года лося в Подмосковье «вычистили под гребенку».

 

В конце не могу сказать еще об одном главном факторе, но не роста, а снижения браконьерства — это повышение охотничьей культуры, воспитательная работа в коллективе. Часто на страницах охотничьих изданий чуть ли не панацеей от всех бед говорят о необходимости введения экзамена по охотминимуму. Некоторые авторы даже пишут, что его сдать было сложнее, чем вступительные экзамены в институт. Не знаю. Может быть, где-то там так и было, а скажу, как точно знаю сам.

 

Была специальная комиссия, были билеты с вопросами и вариантами ответов, была электронная машинка, которая беспристрастно показывала, правильный дан ответ или нет, была книга, в которую заносился результат экзамена. Так вот, если посмотреть эту книгу, то на сто экзаменуемых приходился, может быть, один несдавший.

 

После ответа на вопросы билета комиссия могла задать дополнительные вопросы. У нас самым распространенным был такой: какой дробью вы будете стрелять рябчика весной? Подавляющее большинство экзаменуемых отвечало — мелкой (они просто не знали номеров дроби), следующая по численности группа говорила: ну, шестым, седьмым, и, наконец, самая малочисленная отвечала, что на рябчика охота весной запрещена.

 

Когда экзаменуемых спрашивали, какие виды уток они знают, почти все называли крякву и чирка, больше никого вспомнить не могли. Как же тогда получалось, что все экзамен сдавали? Причина — наше русское милосердие и сердоболие: «Видно, что готовился, ничего, подучится, переволновался…»

 

По-моему, главный фактор роста браконьерства — наши охотничье бескультурье и неграмотность, которые тоже, естественно, всегда были, но сейчас разрослись до невероятных размеров. Раньше эта ситуация была немного исправлена воспитанием молодого охотника в коллективе, проведением совместных охот, коллективных выездов на биотехнические мероприятия, просто благодаря встречам в охотничьем обществе.

 

После введения ОБЕФО коллективы общественных организаций стремительно редеют, сложившиеся в них традиции разрушаются. Охотник остается одиночкой, предоставленным самому себе.

 

Игорь Максиматкин 25 апреля 2016 в 11:12

 

 

 
 
 
 
 

  Мария Бутина: "Право на оружие" или самопиар всеми возможными средствами?

Нужно ли в России смягчить комплекс действующих мероприятий при получении разрешения на приобретение оружия? Моя точка зрения - нет. Ниже привожу свои доводы, основанные на практическом наблюдении.

 

 

1.Как человек, большое количество времени проводящий "за рулём" неоднократно был свидетелем внезапной агрессии на дорогах по причине: "не пропустил", "куда лезешь", "не так посмотрел"... При этом под воздействием нереализованного мужского потенциала, водители выскакивают из машин и бросаются друг на друга с остервенелым выражением лица, готовые загрызть оппонента. А если бы у них было с собой оружие?

 

2. При применении травматического оружия, зачастую, совершается убийство. То есть сознательно стреляют "в упор" в глаз, в рот...неоправданно и с превышением всех законодательных и человеческих норм самообороны. А при наличие огнестрелного оружия можно было бы не бросаться "в атаку на врага" , ожидая ответный удар в случае промаха, а сделать это с безопасного "для себя любимого" расстояния... Хотите попробовать и этот вариант?

 

3. Расслоение населения в России на сказочно богатых и живущих за чертой бедности, не побоюсь этого слова, в полной нищете, ведёт к озлобленности последних и, порой, к открытым враждебным высказываниям. Причём, на этом "дне социально ориентированного общества" рождается новое поколение обделённых и обездоленных, которые не понимает, почему они изначально в проигрышных стартовых условиях по отношению к сверстникам, которые родились в благополучных и обеспеченных семьях с достатком, который позволяет "на старте жизни" роскошно одеваться, разносторонне питаться и дополнительно развиваться. Хотите дать им "Право на оружие"?

 

 

Краткая справка. Мария Бутина (29 лет), основатель (2011 год) и член общественной организации "Право на оружие" при поддержке влиятельных Российских политиков и бизнесменов активно продвигает инициативы о смягчении и упрощении ношения оружия гражданским населением. С 2016 года Мария проживает в США по студенческой визе и с кем-то встречается, что-то обсуждает и продвигает какие-то СВОИ или НЕ СВОИ идеи. И вот в день исторической встречи Трампа и Путина Марию Бутину задерживают, как "иностранного агента" влияющего на свободолюбивую демократическую Америку и способную вызвать внимание и интерес к своей персоне представителей американской политической элиты... С этого момента НА НЕЁ ДЕЙСТВИТЕЛЬНО ОБРАТИЛИ ВНИМАНИЕ журналисты, политики и государственные деятели многих стран мира!!! 

 

Фото с сайта Facebook.

 

 

  Суть происходящего в России.

  БЕСПРЕДЕЛ: или уберите табличку или наведите порядок!!!

Выезжал сегодня в составе комиссии - брали пробу воды и грунта у одного из ливневых стоков аэропорта, из которого, предположительно, и течёт химия... Были и у пруда на котором интересная табличка.

 

 

Поразило количество стрелянных гильз у таблички!!!

 

 

Отметил на карте табличку галочкой :-)

 

  "А был ли шанс?" Статья опубликована в первом выпуске № 1-2 "Российской Охотничьей Газеты" за 2017-й год.

Дожив до охотничьих седин и, казалось бы, повидав за 21 год активных и разнообразных охот, если не всё, то многое, не перестаю удивляться бессовестной находчивости отдельных представителей частных охотничьих структур…

 

          Намедни встретил старого знакомого – охотника из отдалённого подмосковного города не далеко от границы с Рязанской областью. И он, и я, никак не рассчитывали на продолжительную беседу, но, не заметили, как разговорились. Столько всего обсудили, и численность зайца в текущем году в различных областях центрального региона, и количество боровой дичи…  Не обошли стороной и загонную на лося – как никак, а «завтра – послезавтра» уже декабрь.

 

 

 

          О том, что ценник нынче «кусается» не обсуждают разве что любители охоты исключительно «по птичке». Простой народ негодует -  за один только трофей коммерческой охоты на лося загоном предлагается выложить от 30 тысяч рублей в Новгородской, до 60-70 - в Московской и Ленинградской областях, а ещё проживание, егерское обслуживание – не самые последние статьи расходов.

 

 

 

         О проживании. Совсем не удивительно, что вложившись в развитие охотничьей инфраструктуры в угодьях, инвесторы жаждут возврата инвестиций в краткосрочной перспективе и добычливость, зачастую, уходит «на второй план». Добыл – не добыл, а 2 500 – 3 000 рублей в сутки – вынь да положь.

 

         О егерском обслуживании. История, которую поведал мне знакомый, касалась именно «обслуживания» гостей частных угодий, а именно промаха при выставлении зверя «на номер».

 

          «Когда мы впервые приехали в это охотхозяйство, нас приняли вполне дружелюбно, объяснили что почём. Конечно, насторожило, что за промах штрафные санкции достигали одной трети коммерческой стоимости трофея. Лось вышел в штык за восемьдесят шагов – я выстрелил, рассказывал мне Юлий, но промахнулся. Прибежал сотрудник охотхозяйства, в простонародье – егерь, и с пеной у рта и потом на лбу, сотрясая клоком лосиной шерсти, убедил наш коллектив, что выгнал лося на верный выстрел. Не желая портить отношения, штраф оплатили и распрощались «друзьями». Когда они снова приехали в это хозяйство на загонную охоту, ситуация повторилась. Дуплет оказался не удачным – егерь снова тряс клоком шерсти, доказывая, что стрелок побрил лосю холку. На этот раз его экспертное мнение было подвергнуто сомнению и окрестности были тщательно обследованы. Обе пули нашли в стволах деревьев, что свидетельствовало о явной лжи ответственного сотрудника, левый карман которого был набит кабаньей шерстью, а правый – лосиной. Вот такое обслуживание…» / исходный рассказ отредактирован, вся ненормативная лексика опущена/.

 

 

 

 

Конечно, хочется верить, что подобные случаи единичны.

 

Но настораживает, что в отдельных хозяйствах:

 

● молодые бычки продаются по цене взрослых особей;

 

● «мелким шрифтом» оговаривается недопустимость добычи коровы, которая впоследствии «выставляется на выстрел» и казна хозяйства пополняется за счёт штрафных санкций? А Вы в пылу охоту сможете, скажем, за сто шагов отличить лосиху от лося, сбросившего в декабре рога?

 

● «Выставление зверя на линию стрелков» в спорных случаях всегда трактуется в пользу охотпользователя.  Общепринятый норматив: для гладкоствольного ружья – 50 метров, для карабина – 150. При условии, что зверь движется, а местность, как правило, лесистая возникает закономерный вопрос, а так ли был очевиден шанс добычи?

 

● в разрекламированных хозяйствах с «претензией на богемность», деньги предлагается заплатить и за сам факт загонной охоты (10 000 – 20 000 руб. за три загона в течение одного дня), то есть за процесс, и за добытый трофей (30 000 – 70 000 руб. за одну добытую особь) – то есть и за результат. Если сложить эти ключевые затраты, то получается весьма круглая сумма, зачастую, не посильная простому охотнику – работяге…

 

 ● нельзя забывать, что согласно нынешним Правилам охоты, в случае производства подранка, нужно сделать отметку в разрешении и добрать его в течение текущего и одного последующего дней.  По истечении дня, следующего за днём охоты, разрешение закрывается. Качество добора напрямую зависит как от тяжести ранения зверя, наличия зверовых лаек, так и от сноровки, расторопности и желания сотрудников охотхозяйства. Может быть проще взять штраф за подранка, чем быстро и профессионально организовать добор???

 

 

 

ВЫВОД. Отправляясь на дорогостоящую загонную коллективную охоту в незнакомое хозяйство, узнай все финансовые детали до мелочей, и не забудь выяснить: штраф за отказ от выстрела, штраф за промах, штраф за добор подранка, штраф за убой «не той особи», стоимость разделки туши, стоимость утилизации остатков, стоимость ветеринарного заключения, стоимость одного дня егерского обслуживания, сбор за ГСМ при перемещении по угодьям на автотранспорте хозяйства…

 

P.S. В качестве иллюстраций к статье использованы фотографии Вячеслава Максимова с его благодушного согласия (кроме фото подранка).

  Сбор подписей под Обращением к Президенту по инициативе Андрея Фирсова. ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ.

          Друзья!

 

          Огромное Вам спасибо за поддержку инициативы Андрея Фирсова! За несколько месяцев ему удалось собрать около 20 подписей со всей России! Больше половины из них - это наши с Вами! То есть, активных участников сообщества охотников "Охотариус" ohotarius.ru

 

          15 апреля 2016-го года ставлю на тёхметровый стол четырёхлитровую бутыль "Новгородской клюквенной", чтобы мы могли поднять на высоту наших могучих плеч великолепный тост за "Великое охотничье братство". Охотники всех стран ОБЪЕДИНЯЙТЕСЬ! Ниже следует письмо Андрея, которое я от него сегодня получил.

 

 

Привет, Кирилл!
Подписей набрали в общей сложности не более двадцати. Очень интересно то, что даже близкие друзья стараются отлынивать. Причины разные: для одних вся эта процедура не понятна по причине недостаточной их образованности, другие считают, что поставить подпись - это вроде как дать денег, третьи по-жизни плывут по течению, некоторые боятся сами не знают чего, один мой друг детства сказал так: "Вот пойду на пенсию, я тебе всё подпишу, а сегодня, пока работаю в охране на водоёме, где отдыхают МПР-овские, боюсь - могут уволить. Ну и так далее. Измельчал народ до бесхребётности. Это есть, и это надо было подтвердить. Всё будем делать сами. Обращение планирую отправить в мае. Подключаю "Думу", "Народный фронт", "Общественный совет при МПР", но там тоже жиденько. Можно надеяться только на себя. Но всё получится. Думаю, уже в этом году будут изменения. 
Кирилл, спасибо, за поддержку! У тебя живая бригада. Молодцы! Дальше будем действовать по ходу. Если что - на связи.
С уважением, Андрей Фирсов.

31.03.2016, 22:26, "Кирилл Военков" <voenkovkirill@mail.ru>:
> Привет, Андрей!
> Как продвигается твоя инициатива? Как прошёл/идёт сбор подписей? Нужна ли поддержка?
>
> С уважением, Кирилл Военков, +7.916.299 20 ШЕСТЬДЕСЯТ ДЕВЯТЬ.

  Выставка "Охота и Рыбалка" в Крокусе.Репортаж 11.03.2016

     Сегодня, 11 марта, в свой День варенья, я решил купить себе подарок на выставке «Охота и Рыбалка» в Крокусе, которая продлится до 13 марта включительно. Как чрезвычайно любознательному и общительному охотнику, пропустить уникальную возможность посмотреть на интересные экспонаты и оценить их полезность для простого охотника, было бы для меня непростительной оплошностью. Обо всём по порядку. Первое, что бросилось в глаза – это «буханка» от «Трэкол» - представителей от «Трэкол» не было в феврале на выставке «Охота и рыболовство на Руси» на ВДНХ. Их «буханочка» была одним из самых «высоких», интригующих и манящих,  экземпляров доработанной УАЗовской народной любимицы.

 

 

           Милая девушка от «Трэкол» пояснила (каюсь – любуясь авто - забыл поинтересоваться её именем) что, использована своя специальная рама, всё усилено и колёса собственной торговой марки. Обойдя авто и оценив его дорожный просвет, я поинтересовался ценой представленного на выставке экземпляра (без багажника со штатным салоном) – 1 500 000 рублей. Да, машина впечатляет, но, простому охотнику она явно не по карману, хотя является мечтой, каждого второго из моих знакомых.

 

 

           Естественно, что после одной «буханки», я сразу пошёл к другой – от «ТЕХИНКОМ». Про цену экспоната спрашивать не стал, а поинтересовался, во что обойдётся установка таких, как на выставочном экземпляре,  колёс для покупателя заводского экземпляра. Подсчитали вместе с Александром – обаятельным представителем Компании, затраты, получилось около 200 000 руб. Повторюсь, это только лифт подвески, замена некоторых деталей на усиленные, и колёса. В эту цену не входит ни лебёдка, ни багажник, ни усиленные бампера. Ну, что же, ценник не испугал. «Абсолютно любой каприз клиента мы готовы воплотить в его индивидуальный авто!» - улыбнулся Александр, и, внимательно выслушав информацию о стимулирующих акциях ульяновского автозавода, я продолжил знакомство с выставкой. Посмотрел я и на вездеход – амфибию 8х8 от «MONTERO» (ценник – от 749 000 руб.) и на трицикл «ZUBR» (350 000 руб.), но после супербуханок долго у них не задержался. Заканчивая тему вездепроходов, хочу отметить джип  с «пулемётным» креслом на багажнике.

 

 

           На мою реплику о том, что богатые охотники на супервездеходах и  так из люков дичь на ходу успешно, к моему глубокому сожалению, фарят и расстреливают, а вы им ещё и кресло для удобства истребления сконструировали, милая дама только улыбнулась. Её дело маленькое – улыбайся и крутись в кресле с «пулемётом» в руке. Не буду Вас утомлять описанием всех охотничьих инноваций, остановлюсь ещё на трёх.

 

     Колбаса из лося, кабана и медведя от «DELIKATESS-DICH» регулярно принимает участие в выставках – она легко узнаваема по фирменному стилю. Продегустировал – очень вкусно! Чувствуется, что технология изготовления детально проработана и качество выше всяких похвал! Представительница (опять смакуя деликатес, не поинтересовался её именем, наверное, недавняя женитьба наложила свой отпечаток – перестал знакомиться с яркими девушками) пояснила, что налажена система снабжения из охотхозяйств, перебои только с бобрятиной – мало выдаётся разрешений на добычу. Я знаком с этим бизнесом, мясо от добытчиков принимают только с корешком разрешения, свидетельствующим о законности добычи зверя, и ветсправкой.                  

 

 

 

 

     Призывно крякали манки, Сергей из MANKOFF охотно, а главное профессионально, обучал всех желающих. Специально для меня провёл двухминутный мастер-класс и позволил записать его на видео – отличное дополнение к статье Анатолия Азарова «На гусей». Ценник – манок на гуся – 900 руб., на утку – 500. Вполне демократично и приемлемо для простого охотника.

 

     Большая экспозиция была представлена детским лагерем навыка «SkillCamp». Так как я считаю воспитание подрастающего поколения одной из архиважных и первостепеннейших задач, естественно, что здесь я нашёл единомышленников. На программе «Следопыт» дети изучают повадки зверей, навыки ориентирования в лесу, знакомятся с походным инвентарём туриста-натуралиста, оказание первичной медицинской помощи при наставничестве опытного инструктора – полковника в отставке элитных спецслужб. МОЁ СЕРЦЕ РАДОВАЛОСЬ И ЛИКОВАЛО!!! Ценник – «14 дней-32 000» обсуждать не берусь, так детально программу обсудить не удалось в отсутствии Руководителя (полковника).

 

     В завершение, в двух словах об охотничьей прессе. Представительница журнала «Охота» посетовала, что Валерий Петрович Кузенков  - главный редактор - уходит, и в мае, скорее всего, выйдет последний номер журнала. Я не расстроился так как, уже знал об его уходе. Скорее всего, журнал закроется, так как держался, в основном, на имени и авторитете Валерия Петровича. НЕ ЗАБУДЬТЕ ПРОБРЕСТИ ПОСЛЕДНИЙ РАРИТЕТНЫЙ МАЙСКИЙ НОМЕР!!!

 

     В любимой редакции «Российской Охотничьей Газеты» я застал лишь Александра Ивановича Лисицына, который уделил мне лишь две минуты, так как был занят - в соседнем павильоне он с группой товарищей замерял и обсуждал трофейные рога лося. Воочию ранее мы знакомы не были. Конечно, мои имя и фамилия - Кирилл Военков- ему ничего не сказали, но ohotarius.ru вспомнил – была у нас «жаркая дискуссия»  в ноябре 2013-го…

 

 

- Александр Иванович, как Вы относитесь к тому, что в охотничьих кулуарах Вас называют «ФээСБэшным агентом»? – я привык задавать вопросы в лоб.

 

- Нормально! – видимо он слышал эту фразу не в первый раз.

 

- Вы не боитесь, что из-за жёсткого цензурирования на сайте охотники.ру, от Вас уйдут все вольнолюбивые и свободомыслящие?

 

- Сейчас ещё парочку возмутителей спокойствия забаним, и будет поспокойней! У нас есть определённые условия взаимоотношения, а кому не нравится…

 

На этой душещипательной ноте мы и распрощались.

 

     Подарок я себе купил. Какой – секрет! До окончания выставки осталось два дня – приезжайте и выбирайте!!! Другие фото автора с выставки можно посмотреть здесь 

 

http://ohotarius.ru/albums/1438/

 

С Рекламодателями не сотрудничаю, всё – на благо простого охотника!!!

 

С уважением, Кирилл Военков, Лидер ohotarius.ru

 

"Охотариус - мы не знаем об охоте ВСЁ - поделитесь с нами Вашими знаниями!"

  Слава журналистам "Новой газеты Кубани", которые не остались равнодушными к ЦАРСКОЙ ОХОТЕ судей, прокуроров, глав районных администраций...

 

Состав преступления наехал на зайцев

 

Пока не окончено следствие и дело не передано в суд, назвать фамилии участников расстрела беззащитных животных мы не имеем права. Поэтому мы решили их показать

 
 
 

На протяжении всего 2015 года «Новая газета Кубани» следила за ходом расследования уголовного дела по факту незаконной охоты в одном из частных садов Ленинградского района. Почти год назад, в Рождественский сочельник, 7 января (в уголовном деле фигурирует другая дата — 9 января 2015 года), бригада охотников за один день убила более 170 особей зайца-русака на огороженной территории, принадлежащей агрофирме «Южное ААА».

 

Об этой «охоте» стало известно главному государственному инспектору охотнадзора по Ленинградскому району Юрию Украинцеву, который незамедлительно обратился с заявлением в полицию и прокуратуру. По требованию последней 22 января 2015 года следственным отделом ОМВД России по Ленинградскому району было возбуждено уголовное дело по факту незаконной охоты, организованной по предварительному сговору группой лиц.

 

А журналистам «Новой газеты Кубани» об этой дикой забаве сообщили местные жители с условием, что ни при каких обстоятельствах мы не назовем их фамилии. Они сообщили нам точное количество участников охоты, фамилии и должности некоторых из них, передали часть фотографий с места событий. Одна из них, в обрезанном виде, на которой выстлана дорога из убитых зверушек, привела к информационному взрыву. Информация о чудовищном убийстве беззащитных животных облетела практически все мировые агентства.

 
 

Мы надеялись, что и реакция правоохранительных органов будет соответствующей. Теперь мы понимаем, что были наивными романтиками.

 
 

Полиция дело-таки возбудила, но уже через месяц стало понятно, что следствие не ищет улики, а скорее заметает следы, давая высокопоставленным нарушителям закона возможность обзавестись алиби. Отдел расследований «Новой газеты Кубани» провел собственное расследование и пообещал читателям назвать фамилии всех участников «царской охоты», занимающих в крае высокие посты. На языке правоохранителей таких граждан называют «спецсубъектами».

 

Журналисты «Новой газеты Кубани» и наши читатели не упускали случая задавать неудобный вопрос о ходе расследования главному следователю Кубани Вадиму Бугаенко. Наконец, Вадим Олегович дал команду передать дело по подследственности следователям СКР. Сначала расследованием дела занялась следственная группа под руководством начальника СО СКР по Ленинградскому району Виталия Удода. В ходе следственных действий, как уточнил полковник Удод, были собраны материалы, вместившиеся в 8 томов уголовного дела, установлено порядка 25 предполагаемых фигурантов злополучной охоты, установлено место охоты, а начальник СО СКР по Ленинградскому району своим постановлением поручил специалистам Ростовского центра судебных экспертиз (РЦСЭ) провести судебно-биологическую экспертизу, к результатам которой в следственном управлении отнеслись критически, а руководитель СУ СКР по краю Вадим Бугаенко в одном из интервью «Новой газете Кубани» (в октябре 2015 года) заявил:

 
 

«…В рамках расследования дела с целью установления, причинен ли крупный ущерб популяции зайца-русака, была проведена судебная биологическая экспертиза, согласно заключению которой отстрел на популяции зайца не отразился. Заяц-русак, обитающий на территории Ленинградского района, является обычным видом для европейской части России и не входит в Красную книгу, популяция пополнится 170 особями после первого весеннего выводка.

 

С целью объективности выводов экспертов была назначена повторная экспертиза, проводимая биологическим факультетом Кубанского государственного университета. Согласно ее выводам, в целом по району численность зайцев в результате отстрела не уменьшилась, и потеря 170 особей была восполнена самками из других популяций в течение года, крупный ущерб природе для данного вида животных не причинен.

 

В этой связи в действиях лиц, принимавших участие в отстреле зайцев, отсутствует состав преступления, предусмотренный ч. 2 ст. 258 УК РФ, а имеется состав административного правонарушения 8.37 КоАП РФ (нарушение правил охоты), в связи с чем дело было прекращено. Вы же знаете, что у меня к этому делу особое отношение. Напомню, что по данному делу у нас проходили четверо подозреваемых.

 

<…> но сейчас в порядке контроля это процессуальное решение проверяется на предмет законности и обоснованности. Скорее всего, постановление о прекращении уголовного дела будет отменено. Считаю, что не весь круг лиц установлен, по крайней мере для привлечения к административной ответственности. Это вопрос принципиальный…»

 
 

Действительно, районные следователи не смогли идентифицировать всех участников охоты, несмотря на то, что у них на тот момент уже имелись их фотографии, большое количество потенциальных свидетелей — жителей района. Ведь никто не собирался делать из этой охоты тайну. Место события было известно, участники известны, улики налицо. Однако расследование с места не то что не продвинулось, оно совсем уже было развалилось.

 

 

Мы настаивали, не давая покоя руководству следственного управления. В конце концов в июле этого года дело передали для расследования в краевое управление, и дальнейшие события проходили уже под непосредственным контролем руководителя СУ СКР по Краснодарскому краю Вадима Бугаенко. Но и тут — увы.

 

Возможно, следствие и получило бы ускорение, если бы подключилось министерство природных ресурсов Краснодарского края, в распоряжении которого, по нашей информации, имеются кое-какие материалы по этому делу. Но министр природных ресурсов края Сергей Еремин — кстати, страстный охотник — хранит до сих пор безмятежное спокойствие.

 

В начале декабря мы получили ответ на наш запрос из краевого управления СКР, из которого стало уже официально известно: глава СУ СКР подписал «постановление об отмене постановления» о прекращении уголовного дела. Уголовное дело снова направлено для дальнейшего расследования в Ленинградский райотдел СКР.

 

Тут надо понимать, что дело не в зайцах (их, конечно, тоже жалко), для людей принципиально иное — абсолютно наглое нарушение закона, которое в целом свойственно краснодарской элите. Элита эта опьянена вседозволенностью и безнаказанностью. И, судя по фото, приобретает все более звериные черты. В одном из писем в редакцию наш читатель написал так: «Зайцы — это мы с вами, с нашими сломленными и загубленными жизнями. Некому на Кубани вступиться за простого человека!»

 
 

Журналистское расследование продолжается. Сегодня мы промолчим о том, кто и как на нас давит. Скажем лишь то, что все, кому хоть что-то было известно об этой чудовищной охоте, категорически отказывались общаться с журналистами «Новой».

 
 

Молчали и работники ООО «Южное ААА», на территории которого произошла бойня.

 

Директор агрофирмы Александр Акимов в телефонной беседе с корреспондентом «Новой газеты Кубани» не назвал ни одной фамилии из числа тех, кто охотился в его саду. При этом — хорошая находка! — сослался на Ленинградское районное отделение общества охотников и рыболовов (ЛРО ООР), к руководству которого он якобы обратился с заявлением о помощи в борьбе с зайцами. Ну конечно, больше бороться не с чем…

 

Если отстрел был санкционирован этим обществом, то, значит, там не могли не знать, кто будет охотиться. Правда, в правлении ЛРО ООР тоже принялись играть в шпионов, а его председатель правления Юрий Сосницкий заявил: их организация не имеет возможности контролировать охоту в садах, поскольку это — частная собственность. Стало ясно: была дана команда молчать, поскольку на жизни зверушек покусились слишком влиятельные лица.

 

На письменную просьбу редакции представить заключение экспертиз управление следственного комитета по Краснодарскому краю ответило ожидаемым отказом. Но добыть эти документы нам все же удалось — и они не выдерживают критики.

 

 

На юге России в области охотоведения непререкаемым авторитетом является заслуженный работник охотхозяйства России, член-корреспондент РАЕН, директор государственного научного учреждения «Южный филиал ВНИИ охотничьего хозяйства и звероводства» Анатолий Гинеев. Мы попросили Анатолия Михайловича прокомментировать ситуацию и высказать свое мнение относительно экспертного заключения, которое по данному делу было дано дважды — сначала специалистами из Ростова, а затем учеными из КубГУ:

 
 

— Насколько мне известно, эта охота в Ленинградском районе проводилась без надлежащего разрешения, к тому же в запрещенном для охоты месте. В результате государству нанесен крупный ущерб.

 

Если придерживаться буквы закона, то в соответствии с ч. 2 ст. 29, 30 Федерального закона «Об охоте», любой вид охоты может осуществляться только после получения разрешения на добычу охотничьих ресурсов, допускающего отлов или отстрел одной или нескольких особей диких животных. По этим разрешениям на добычу охотничьих ресурсов ведется учет состояния популяции зайца-русака. В Краснодарском крае в сезон осенне-зимней охоты 2014/2015 г. по разрешению в течение одного дня можно добыть всего одного зайца одному охотнику (Приказ министерства природных ресурсов Краснодарского края от 24 сентября 2014 г. № 1442 «Об утверждении норм допустимой добычи охотничьих ресурсов на территории Краснодарского края, в отношении которых не устанавливается лимит добычи»).

 

Возмещение вреда, причиненного охотничьим ресурсам федеральным Законом «Об охоте и о сохранении охотничьих ресурсов и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» в статье 58 осуществляется в добровольном или в судебном как в порядке норм, утвержденных в соответствии с Федеральным законом «О животном мире», так и методик исчисления ущерба, причиненного животному миру (Приказ Министерства природных ресурсов и экологии РФ от 08.12.2014 г. № 948: «Об утверждении методики исчисления размера вреда, причиненного охотничьим ресурсам»).

 

Так что отстрел 176 зайцев группой предварительно сговорившихся лиц относится к преступлению, предусмотренному ч. 2 ст. 258 УК РФ. «Эта квалификация включает два равно и одновременно необходимых признака — предварительный сговор на совершение преступления и групповое совершение преступления».

 

На основании Приказа Министерства природных ресурсов и экологии РФ от 08.12.2011 г. № 948 «Об утверждении методики исчисления размера вреда, причиненного охотничьим ресурсам» определяется нанесенный ущерб: 500 руб. (таксовая стоимость) × 3 (пересчетный коэффициент) × 176 (отстрелянных зайцев) = 264 000 руб.

 

Незаконная охота, причинившая крупный ущерб, приводит к неосновательному обогащению и наказанию ответчиков.

 

Также необходимо учитывать и так называемую упущенную выгоду за счет неродившегося молодняка от 88 самок: (88×10×30:100)×3×500=396 000 руб. Сюда же должна войти стоимость продукции от 176 зайцев × 3 (средний вес одной особи, кг) × 200 руб. = 105 600 руб. Всего общее возмещение вреда, причиненного охотничьим ресурсам (зайцу), — 264 000 + 396 000 + 105 600 = 765 600 руб.

 
 

Вообще-то незаконная охота строго карается: изымаются средства охоты, людей лишают охотничьих билетов… Но это, если речь идет об обычном человеке, который попался с парой зайцев вместо одного. Здесь же счет идет на десятки и объяснить такую жадность можно только кровожадностью, а не желанием накормить семью.

 

«Новая газета Кубани»

 

 

 

От редакции «Новой газеты»

 

Московским журналистам, которым доводилось работать в Краснодарском крае, удалось распознать на этих фото знакомые лица. Среди них — федеральные судьи, прокуроры, главы местных администраций.

 

Таким образом очевидно, почему буксует расследование. Но весьма не очевидно, что угрозы в адрес сотрудников «Новой газеты» и нашей редакции в Краснодаре останутся безнаказанными.

 

  СЕМЬ ФАКТОРОВ РОСТА БРАКОНЬЕРСТВА. Опубликовано в РОГ № 7 от 17 февраля 2016 года. ПРОШЛО ДВА ГОДА? ЧТО МЫ СМОГЛИ ИЗМЕНИТЬ ИЛИ ИЗМЕНИЛО ГОСУДАРСТВО? НИЧЕГО. ПОПРАВЬТЕ МЕНЯ, ЕСЛИ Я НЕ ПРАВ!

В первом январском номере РОГа на первой полосе профессор Козлов рассуждает на первую, среди всех охотничьих, тему – «Как бороться с браконьерством». Пространственные рассуждения учёного коснулись не справедливого распределения разрешений на добычу копытных, что является только одним из факторов провоцирующих желание скрытой добычи, и ушли в сторону лимитов и нормативов…

 

Браконьерство на Руси было, есть и будет всегда! А вот размах этого зла можно уменьшить за счёт организации, стимулирования развития и государственной поддержки охотничьих коллективов и просветительской, воспитательной работе среди рядовых охотников.

 

 

 

 

Семь факторов, способствующих процветанию браконьерства.

 

Проблема 1. Местные не любят чужих.

 

Устаканившиеся коллективы общедоступных угодий считают насиженные охотугодья своими  и всячески противодействуют охоте на них пришлых охотников с разрешениями. Это порождает локальные войны, клеветничество, вражду…  Есть факт сожжения неизвестными в лесу деревянного моста через речку на дороге  к дичеобильным общедоступным угодьям и прокладки  тайной просеки с  другой стороны аккурат для неспешного проезда на  квадроцикле, что вызвало справедливое негодование других охотников облюбовавших данную местность. Возможное решение: поощрять охотколлективы, имеющие договора содействия и получающие разрешения по «государственным» расценкам, ежегодно активно привлекать в свои ряды новых членов. От субъективной частнособственнической позиции в общедоступных угодьях «Это моё» переориентироваться на «Это наше»!!! Пропаганда данной позиции на государственном уровне позволит избежать междоусобицы в общедоступных угодьях!

 

Проблема 2. Сформировавшиеся бригады в обществах насчитывают порой 20-25 охотников, которые добросовестно платят взносы и «отработку», а вот охотятся от случая к случаю.

 

Пять-семь сплочённых «проверенных» охотников, которые регулярно охотятся на копыто, зачастую, успешно добывают «мясо», не закрывают разрешение и скрывают факт добычи от своих коллег, если он «не засвечен». Возможное решение: обязать проводить загонную охоту численностью не менее, допустим, 15 человек. Если вся многочисленная бригада охотится, то они ежегодно за сезон на одно разрешение добывают 3-5 лосей. Так почему им не дать эти пять разрешений, если именно такое количество особей в среднем тайно отстреливается без ущерба для воспроизводства? Или реальное количество зверя искусственно занижается? Дают ежегодно одно разрешение на участок и хорошо. И чужие не зарятся, и всё стабильно «как в болоте». Современная система учёта охотничьих ресурсов позволяет манипулировать численностью зверя на бумаге как заблагорассудится заинтересованным лицам. Возможное решение: создание адекватной объективной оценки местного и мигрирующего зверя в угодьях, определение нормативов добычи без перестраховки и придержания.

 

Проблема 3. Отсутствие единого информационного поля и фактического стимулирования со стороны государства охотничьих коллективов в составе общественных организаций, достигших выдающихся показателей воспроизводства диких животных на своих участках.

 

Обмен опытом происходит, в основном, в сфере выращивания вольерного фазана, так как это модный тренд «на гребне волны», представляющий коммерческий интерес и затраты окупаются в краткосрочной перспективе. Но при этом в популярных печатных изданиях не освещаются, представляющие пользовательский интерес, наработки в сфере эффективного воспроизводства кабана, пострадавшего от оголтелой борьбы с АЧС. Или кабан, как охотничий вид, надолго впал в немилость у государства Российского? Возможное решение: ориентация государственной политики на стимулирование обмена опытом в сфере эффективного воспроизводства объектов охоты через  популярные печатные издания и интернет-ресурсы, премии и льготы за выдающиеся достижения в этой области. Так и хочется сказать – организация «Выставки достижений охотничьего хозяйства России». В средствах массовой информации сильные мира сего, включая первых лиц государства, постоянно высказываются за поддержку и субсидирование сельского хозяйства, банковской сферы и др., но не слышно о внимании государства к охотничьей отрасли и многомиллионной армии владельцев охотничьего оружия…

 

Проблема 4. Представители Департамента создают в дичеобильных общедоступных угодьях подконтрольные бригады для проведения коммерческих охот «без ограничений» для обеспеченных владельцев охотничьего оружия и «крышуют» их. 

 

Возможные решения: 1 – прозрачные правила для создания и оформления бригад в общедоступных угодьях с рассмотрением пакета документов беспристрастной комиссией; 2 - открытое справедливое распределение разрешений на добычу ДКЖмежду охотколлективами и  отдельными охотниками; 3 – смена района для представителя Департамента после 5-ти лет работы  для искоренения сращивания государственных служащих с браконьерской организованной преступностью. Не для кого не секрет, что между бригадирами, вольными стрелками и представителями Департамента идёт, порой, скрытая или явная  война компроматов, в основе которых и передел мест добычи пушнины ногозахватывающими капканами в зимний период, и не законная вырубка леса, и «отжим» лучших угодий…

 

Проблема 5. Запрет охоты для местного населения в частных охотничьих хозяйствах.

 

Если охотник много десятилетий жил и охотился в родной сельской местности и в одночасье лишился этого права, поскольку леса и луга вдруг стали «частными» с категоричным «табу» на охоту, какие чувства  вызовет в нём сиё событие? Есть частные хозяйства, выделяющие для охоты «пустыню» и торгующими по тарифам выше рыночных «свежим воздухом»…Возможное решение: обязать частников выделять за умеренную плату участки для охоты на «народную» дичь (селезень, вальдшнеп, заяц с гончей…)  там, где она действительно есть!

 

Проблема 6. Героизация браконьерства.

 

В рассказах известных писателей-охотников нет-нет да и проскользнут с псевдопатриотическим оттенком строки о мужественных бывалых героях-одиночках, которым закон не писан. Возможное решение: государственная пропаганда во всех популярных источниках массовой информации, истолковывающая браконьерство как грязь, в которой стыдно испачкаться…

 

Проблема 7. Недостаточность полномочий представителей охотпользователей  по охране угодий и отсутствие поддержки государства в этом вопросе.

 

Когда я проходил обучение на военной кафедре в институте в середине 90-х, воинская кафедральная повинность выражалась в  охране нового парка военных машин, приписанных к кафедре, а «вооружение» дежурного по парку согласно инструкции – свисток и фонарик. Думаю, метафоричность этой ситуации актуальна и сегодня для полноценного понимания первой части рассматриваемой проблемы. Полномочия госохотинспекторов и представителей охотпользователей, осуществляющих охрану угодий, должны соответствовать полномочиям сотрудников полиции, прибывших для задержания воров государственной собственности. Наличие служебного оружия в виде ПМ с возможностью круглосуточного использования, помогло бы инспекторам обезоруживать преступников и защитить себя при боестолкновении с броками, в случаях, когда последним «терять нечего».

 

Есть пример и для второй части.  В  Гагаринском охотхозяйстве Военно-охотничьего общества на территории Смоленской области, со слов главного охотоведа Виктора Залогина, есть участок асфальтированной дороги протяжённостью приблизительно 30 км между Гагарином и деревней Пышково, на котором есть лосиные переходы. Только за текущий осенне-зимний сезон  преступники уже сбраконьерили на этом участке 4-х лосей. Животные были выпотрошены на скорую руку прямо на асфальте и увезены целиком. Есть координаты места, есть время (с часу ночи и до шести утра), схожий почерк – видимо действует одна и та же дерзкая банда броков, бросившая вызов и полиции и егерям. Может быть, как вариант,  в силу исключительности данной череды преступлений, определить их данные по снимкам из космоса? Есть пожелание,чтобы полиция плотно взаимодействовала с  обществом охотников в сфере охраны государственных охотничьих ресурсов, и  принимала участие в патрулировании этого направления имеющимися силами и средствами. Но сотрудники полиции  неохотно идут на эти меры и обосновывают своё бездействие  нехваткой человеческих ресурсов и скудностью технической базы. А не дело ли чести государевых служащих «взять на грудь» этот вызов, бросить все силы на поиск и обезвреживание банды наглых мясников?

 

Конечно, матёрых  закоренелых «идейных» партизан не остановит даже неотвратимость наказания, но:

 

1 -  многие колеблющиеся, особенно из числа начинающих, не переступят черту, так как это потеряет для них смысл;

 

 

 

2 – данные меры позволят снять напряжённость в отношениях обеспеченных,  «особо приближённых» сторонников вседозволенности и простых охотников, ратующих за традиции, социальную справедливость и бережное отношение к охотничьему хозяйству России, а главное -  несколько разрядить сложившуюся революционную ситуацию в текущей охотничьей сфере… 

 

С уважением, Кирилл Военков, Лидер ohotarius.ru

 

 

 

"Охотариус - мы не знаем об охоте ВСЁ - поделитесь с нами Вашими знаниями!"


Переход по рубрикам

Самые популярные



Сейчас на сайте

На сайте 1 гость.

Сейчас в чате

В чате никого нет.