voenkov, 26.04.18 16:29: Утром сегодня вытащил три огромных пакета с охотничьими вещами и рюкзак. А там...всё съела моль. За зиму охуярила всю охотничью одежду!!! Всё перестирали, что высохнет-возьму. Хорошо что накануне тесть двумя комплектами летней военной формы подогрел. Он бывший подпол на пенсии. Форма пролежала двадцать лет. Будет что одеть :-) завтрв в пять утра выезжаю к Деду из Дмд не спеша. Буду к трём часам дня.

  Вячеслав Максимов. Октябрьская рыбалка.

                                 Февраль 2017 года ©

 

Вячеслав Максимов. Октябрьская рыбалка.

 

      - В детстве всё было проще, играешь в песочнице,  повздорил с  соседским  мальчишкой,  хлопнул его лопаткой по голове,  а   сверху ещё  песочком посыпал и всё, конфликт  исчерпан. Я  сыграл в такую же  игру, только по взрослому,    треснул по голове  ребром штыковой  лопаты обидчика,  раскроил ему  череп, ну и присыпал земелькой     и за это    получил    много  лет отсидки,  – рассказывает  бывший  зк  Виталий, сидя в нашей компании   у костра, на берегу Томи.  А приехал  я    на рыбалку в окрестности  поселка  Самусь,  к Виктору  Семеновичу Григорьеву  с  водолазами,  Иваном Федотовым, Анатолием Комковым  и их освободившимся из заключения дружком. 

 

    … Обмывали мы  медаль «За отвагу», полученную  водолазом  1  класса Анатолием Комковым в мирное время.   За  что его  наградили, он  особо    не распространялся, а  расспрашивать   о таких вещах, в нашем коллективе  принято не было. Наградили,  значит было за что…

 

     Сидели в ресторане,    никого не трогали,  закусывали, поздравляли, выпивали. Я как  врач - физиолог уже второй год   работал  совместителем    на спасательной  станции,  обеспечивал безопасность подводных спусков и, если водолазы  утопленника доставали, по возможности оживлял  его,  или,  по крайней мере, пытался  оживлять. Сидим, значит, мы и вдруг, завсегдатай   ресторана  хлыщеватый  парнишка в морковных  брючках - дудочках  и пиджачке ванильного цвета, проходя мимо нашего стола, подхватил рюмку Ивана Федотова,   выпил ее, и  двинулся  дальше, как ни в чем не бывало.

 

     На лице старшего водолазного специалиста  Томской области  Ивана  Федотова  не дрогнул ни один мускул. Только глаза, до того  голубые, стали синими, синими. Он  брезгливо отодвинул пустую рюмку  на край стола,  и, сцепив пальцы рук, облокотился  на стол, и стал  внимательно рассматривать свои ногти.  А  когда этот  вертлявый,  еще раз проходил мимо нас   Иван  поманил его пальцем, и, не вставая со стула  снизу вверх и от себя, поддел его под подбородок полусогнутой ладонью. А к слову   сказать, водолаз  Федотов был  квадратной  формы, что на ногах стоит, что на бок положи, одинаков   ростом будет. 

 

       Кудряшки на голове  парня  дернулись, симпатичная   головка откинулась назад,  ноги оторвались от пола  и «морковный мальчик»,  перелетев через пустой соседний стол, аккуратно приземлился  у сцены. Куда он уполз потом,  как-то выпало  из поля зрения,    и стёрлось из памяти…  

 

        Виктор Семенович Григорьев человечище, флотский мужик.  В  мичманах  ходил на ракетоносце,  пока ноги ему лопнувшей якорной цепью не перемололо. Из чего собирали   голени  -  непонятно.  Сам   он грустно  шутил, после принятой  рюмочки: «Фарш мясокостный из ног  получился».

 

     Списали его по инвалидности, назначили  пенсию.    Но, не та натура была у  Виктора Семеновича, чтобы стопорить ход  или хандрить.  На своих остатках ног, кривыми они стали, как у кавалериста, продолжал жить, баб любить, но  ходил,   раскачиваясь как маятник, и заметен был  издалека. Работать устроился  на Самусьский  судоремонтный завод  начальником Слипа – участка по подъему судов, поэтому сам Бог велел ему дружить с водолазами. Он  и дружил. А еще в друзьях у него ходили  самусьские мальчишки, которые уважительно  называли его  только по отчеству и вместо  звука «ы» в отчестве  произносили  звук «а»  и слышалось   вместо «Семеныч»,    «Семёнач». Что, несомненно,  добавляло   солидности дружбе  и авторитету   Виктора Семеновича. А уж пацаны как гордились знакомством  с  Семенычем   ни в сказке сказать, ни пером описать.

 

      Семеныч рыбачил, точнее гостями, такими как мы,  руководил,  - ходок он  был  никудышный,  да и ноги переохлаждать доктора не велели.

 

    Так  вот, вышел  дружок  Комковский  из  мест не столь отдаленных и попросил свозить его на рыбалку.  Весь  срок, говорит,  вспоминал,  как в юности   рыбачил  неводом,    и не  раз  в мечтах   уху ароматную хлебал, сидя у костра.

 

  Повод    есть. Водолазный катер  «Амур» под парами.  Подводный винный  склад ещё не иссяк. 

 

      До  этой поездки  недели  за три   азербайджанцы  грузили вино  на баржу  по плану завершения северного завоза. Проходил вблизи  РТ (речной толкач) поднял волну, баржу качнуло, и крайний незакрепленный ряд  аккуратненько лег на воду. Бутылки посыпались   из ячеек и погрузились в пучину речную, а на  поверхности остались  плавать только деревянные ящики. 

 

          -  Вай, вай, вай,  виручай  брат. Брат, виручай  - Прибежали виноторговцы  на спасательную станцию и упросили водолазов помочь поднять бутылки со дна. О цене договорились быстро:

 

          - Ящик  Агдама,   и ваши не пляшут  -

 

    Поныряли водолазы,  основное  достали,  но конечно не всё,  сказали,  что остальные побились, а  десятка два бутылок  припрятали в сетке  на дне.   Была мысль: «Пригодится  винцо».  Вот и пригодилось.

 

      Октябрь месяц,  уже давным давно   не лето. Катер «Амур»   идет ходко, встречный ветер порывами   и брызги от форштевня    пахнут снегом. Видно было,  что мужик,  действительно мечтал о просторе, свободе, рыбалке,  то ли от ветра,  то ли от чувств его  переполнявших у него   постоянно  наворачивались слезы на глазах. Он их не  утирал и нас не стеснялся.

 

      Зона строгого режима  не санаторий,  и  лепит людей  одинаковых, как терракотовую  армию. Виталий был  сухопарый,  с коротким  ёжиком  сивых волос, глазами   чифирного  блеска,   впалыми   щеками  и  беззубым  ртом. Передние  зубы он потерял практически все.  Какие    выбили, какие  выпали от цинги,  и остались  всего два клыка,  верхний справа и нижний слева, и   отстояли они друг от друга  далеко. И  понятно, в жевательном процессе участия  не принимали. Речь от этого у Виталия  была гнусавая,  неприятная.  Но что поделаешь,  не всем же быть    Ален Делонами.

 

      Дружба с водолазами  подразумевала использование на рыбалке    гидрокостюмов, как и водолазного  шерстяного белья. Гидрокостюмы штука удобная и,  позволяющая без особого шума от работающего  лодочного двигателя   бросать   невод по заводям, а  если где встречались глубокие места, это было не катастрофично,  пловец на глубине оставался сухим и не  замерзал  в  холодной воде.

 

        Хотел гость новый   порыбачить  - рыбачь.   Отправил  его Семеныч  на глубину.  Облачили  Виталия  в гидрокостюм. И вот на его беду в районе  поясницы   оказалась  дырочка, Внутрь костюма начала  поступать забортная  вода.   Сала и шуги на реке еще не было, но вода была достаточно   холодная, так что без  гидрокостюма  в ней делать было нечего.  Дырочка  пропускала воду  и к концу тони, костюм  Виталия снизу  наполовину был  полон.  

 

      Виталий мужественно довел невод   до берега и когда речной  конец  был     передан  мне и Комкову. Сам полез в лодку  к Семенычу   со словами:   

 

     - Семеныч в костюме  дырка, я   до пояса весь  мокрый,   замерз  как падла,  зуб на зуб не попадает.  -

 

      Довести  тоню до конца нам  стоило много усилий.  Так  громко откровенно, и весело мы давно не хохотали. Виталий недоуменно оглядывался на нас,  не понимая причину веселья. Потом до него дошло.  Он выругался   вслух и сам захохотал:

 

       -Вот  сказанул, так сказанул!  Зуб на зуб  не попадает. Где ж  они попадут, если один справа другой слева…

  БОРЬБА С СЕРЫМИ РАЗБОЙНИКАМИ

Обновлен: 22 мая 2017, 16:04 · ЗАЛОГИН ВИТЯ ВАНЯ · 1 фотография
13 комментариев к фотографиям (13 к этому фото) · нет комментариев к альбому

  27 МАЯ 2017 г. – ВСЕРОССИЙСКИЙ УЧЕТ ВАЛЬДШНЕПА НА ТЯГЕ

Редакция «Российской охотничьей газеты» информирует охотников, что очередной Всероссийский   учет вальдшнепов состоится на вечерней тяге по всей стране день – в последнюю субботу весны 27 мая 2017 года.

 

 

ВНИМАНИЕ! Требуется строгое выполнение методики учета и заполнения карточки учета.

 

Методика учета и заполнения карточки. Одна карточка (анкета) заполняется самим участником учета на одну зорю. В карточке указывается фамилия, имя, отчество учетчика и ставится подпись. Необходимо точное заполнение всех граф карточки разборчивым почерком. Название населенного пункта и административного района нужно писать печатными буквами.

 

В лесуучетчик выбирает открытое с хорошим обзором, удобное для наблюдений место (поляну, вырубку и т.п.). Нужно помнить, что в конце мая из-за листвы обзорстановится значительно хуже, чем во время тяги ранней весной.Обычно тяга в этот период лучше, интенсивнее, чем в апреле и начале мая. Очень важно знать, что тяга в конце мая начинается не в сумерках, а задолго до захода солнца, поэтому необходимо не опоздать к началу учета.

 

Если из одного населенного пункта учетчиков двое или несколько, то каждому из них нужно выбирать места для наблюдения тяги не ближе 2 км одно от другого, а не на соседних полянках. Это необходимо, чтобы не учитывать с разных, но близко расположенных, точек одних и тех же вальдшнепов, т.к. во время тяги самцы облетают довольно большие площади леса.

 

Для учета необходимо иметь часы, карандаш или ручку, записную книжку, в которую еще до начала тяги следует записать состав и возраст леса, описать выбранное место учета, или сделать соответствующие пометки карандашом в карточке учета. Начинают наблюдения (их начало может совпадать с началом учета)приблизительно за пол часа до захода солнца. В большинстве областей Европейской части России учет проводят с 21 часа до 23 часов (однако можно на 15 – 30 мин раньше или позже),после чего учет прекращают, даже если вальдшнепы продолжают тянуть.О вальдшнепах, протянувших до начала или уже после завершения учета, например, до 21 часа или после 23 часов, можно сообщить отдельно в примечании.

 

Следует помнить, что время наблюдений на точке не ограничено строгими рамкамии может составлять два, три и более часов, но время проведения учета должно быть ровно 2 (два) часа!

 

Времяначала тяги, т.е. вылет первого вальдшнепа, следует отмечать по часам с точностью до 1-й минуты (например, 21 час 16 мин. или 22 часа 31 мин. и т.д.).В течение 2 часов(ни минутой больше или меньше) в записной книжке отмечают каждого вальдшнепа независимо от дистанции, причем как увиденного, так и услышанного, но пролетевшего вне поля зрения учетчика. Общее число вальдшнепов отмечается в итоговой таблице карточки учета одной цифрой. Указываются цифрами также число игрунков - двоек (пар), троек и т. д., например, «2 пары, 1 тройка».

 

Внимание! Если вечер в день учета будет неблагоприятен для тяги, учет можно провести в любой другой день до 15 июня. Неблагоприятной погодой считается: резкое похолодание, сильный порывистый ветер, усиливающийся к вечеру, проливной дождь, надвигающаяся перед вечерней зарей гроза, а в северных районах -внезапный снегопад. Во всех остальных случаях учет должен состояться именно вечером в день учета.

 

Если во время учета вальдшнепа на тяге будет токовать бекас, то это нужно отметить в примечании к анкете.

 

 

 

Результаты учета (заполненные карточки) просим высылать до15 июля 2017 г. с пометкой «учет вальдшнепа» по одному из адресов:

 

ФГБУ "Центрохотконтроль" Москва, ул. Верхняя Красносельская, д.11А, с.1.

 

123995, ГСП, Москва, Д-22, ул. 1905 года, д. 7, комн. 754, «Российская охотничья газета».

 

Замечания по организации учета можно присылать вместе с карточками или по электронной почте – E-mail: yuri-blokhin@ya.ru

 

 

 

Карточка учета вальдшнепа на вечерней тяге 2017 г.

                                                                                                                                     
 

Область (республика, край)

 

 

 
 

 

 
 

Район

 

 

 
 

 

 
 

Охотничье хозяйство

 

 

 
 

 

 
 

Ближайший населенный пункт,

 

его почтовый индекс

 
 

 

 
 

Дата учета

 

 

 
 

 

 
 

Начало наблюдений

 
 

 

 

_________час_______мин

 
 

Начало учета

 
 

 

 

_________час_______мин

 
 

Окончание учета(ровно через 2 часа от начала учета!)

 
 

 

 

_________час_______мин

 
 

Время начала тяги(с точностью до одной минуты)

 
 

 

 

_________час_______мин

 
 

Место учета (подчеркнуть): среди леса, на вырубке, просеке, дороге, опушке, поляне, поле, лугу, в пойме и т.п.

 

 

 
 

Лес, окружающий место учета (подчеркнуть)

 
 

Хвойный, лиственный, смешанный

 
 

Преобладающие породы деревьев

 

(подчеркнуть1 - 3из основных пород леса – не более!)

 
 

Ель, сосна, береза, осина, ольха, дуб, липа, клен, ива, другие___________

 
 

Возраст лесапо основным породам деревьев (подчеркнуть)

 

 

 
 

Старый, средний, жердняк, молодняк, поросль

 
 

Общее число увиденных и услышанных вальдшнепов

 
 

 

 

                      ______шт.

 
 

Из них количество двоек, троек, четверок и т.д.

 
 

 

 

_____пар,_____троек,____четверок

 
 

Ф.И.О. учетчика, подпись

 

Все графы анкеты нужно заполнитьсамостоятельно!

 

 

 
 

 

 

 

 
 

 

 

*Примечания учетчика:

 

Токовал ли во время тяги вальдшнепа бекас (да или нет)_______

 

Если вы нашли гнездо вальдшнепа, то опишите его (место и дату находки, количество яиц, под каким деревом находилось гнездо, состав пород окружающего леса, удаленность от опушки и т.д.)

 

 

 

Другие наблюдения по тяге:

  БЕЛЫЙ ТУМАН

 Белый туман. 

 

 

 

           Ей не спалось. Вроде все было хорошо: и вчерашняя удачная охота, все сыты, довольны. Какой-то непонятный холодок нудел под ложечкой, заставлял принюхиваться, вслушиваться в темный лес, беспокоиться. Напарник, уже старый, спал чуть сзади, иногда поднимал тяжелую голову на неспокойную подругу, вздыхал и снова опускал ее на лапы. Поодаль, лежали  дети: два переярка и четыре прибылых.

 

           Вчера, с утра, еще по оттепели, отбили от стада молодого лося. Ей, пока волк насел на телка сзади, удалось резануть по артерии на шее, и было все кончено. Старшие дети поработали, похватали лосика за ляжки, а уже на упавшего и обессиленного, накинулись всей семьей.

 

           Попировали, оставив на мокром снегу кровавое месиво и почти съеденного бычка. Она не повела стаю далеко. Забились в глухой низинный ольшаник и устроились на отдых. Во второй половине дня полетел мокрый снег вперемежку с редким дождем и присыпал следы, а ночью, сверкнув умирающей луной, пробежал над землей молодой морозец. Звонкая ледяная корка покрыла  снег. Над ней повис плотный замороженный белый туман. Под утро сон сморил на мгновение  и она, уютно свернувшись, накрыв нос хвостом, провалилась в бездну небытия. Очнулась от звука ломающегося тонкого стекла, вскинулась и увидела, как укладывается на лежке один из переярков. Она все поняла и, рыча, бросилась на него, сбила с ног и больно ударила зубами по морде. Тот заскулил, прижался к земле и затих.

 

          Вот откуда такая тревога, предчувствие беды. Ушли под снег и исчезли, будто пропали. Ледяная корка должна была задолго предупредить об опасности. Нет, не утерпел волчонок, сбегал к остаткам лося, полакомился, тем самым обнаружив свой след. И надо было ей уснуть….

 

 

 

***

 

 

 

          То, что в Талдомский район из Тверской области зашли волки, стало известно еще накануне – кто-то видел следы стаи, и направлялись они в сторону Апсаревского урочища, лесным клочком расположившийся среди совхозных полей. Это было вчера, а сегодня утром уже хрустел шинами мой Газ-69 с командой охотников по охотугодьям.

 

           Настроения не было, погода была не благоприятная, ледяная корка, образовавшаяся на снегу не оставляла надежды на удачную охоту. Да еще было неизвестно, задержались ли волки в районе или прошли насквозь.

 

           Разрезали район пополам  и углубились в двенадцатый егерский обход. Подъехав к силосной яме и укрывшись за ней от ветра, решили осмотреться.

 

           -Валентин! Взгляни ка на Апсарево… Там, справа, перед мелиоративной канавой, береза…..- Слава Черных, егерь, протянул мне бинокль. 

 

           Подправив под свои глаза оптику, я нашел березу и увидел на ней черных птиц, неспокойных, суетящихся, то и дело срывающихся с веток, пикирующих к земле и снова взлетавших.

 

          -Есть, кого-то задавили! Едем!- Попрыгали в машину и тихо заторопились в нужном направлении.

 

          ВОроны, ворОны, сороки  недовольно заорали и расселись неподалеку, кося на нарушителей их трапезы. Стараясь не шуметь,  я вылез из машины, подкрался к месту трагедии. Разобраться в обстановке не составляло трудностей. То, что волки были здесь ночью, выдавал одиночный след, облепленный мелкими ледяными осколками. Пришел и ушел. Один. Но все указывал на то, что здесь орудовала стая. Вернувшись в машину, доложил обстановку. Надо было быстро затянуть урочище флажками. Трудность заключалась в том, что по правилам надо было бы углубиться в лес, чтобы за флажками не просматривалось чистое пространство поля, а это значит, что пришлось бы давить застывшую корку снега – слишком шумно и долго. Решили рискнуть и протянуть флажки по краю леса. Молча высаживали охотников с катушками, которые развешивали флажки на заиндевевшие ветки, толстые стебли оставшегося былинника,  на все, что попадало под руку, лишь бы быстрее, догоняя друг друга, вглядываясь вперед, боясь увидеть выходной след волков. Красный пунктир побежал по опушке по краю обводной канавы.

 

           Успели! Теперь уже не таясь, поправили флажки по всему периметру. Затянули почти шесть километров. Расставились. Один человек пошел в загон.

 

 ***

 

          Стая слышала машину давно, но волчица не торопилась уводить выводок - людского говора слышно не было, а к звуку работающих машин уже попривыкли. И только тогда, когда стали слышны голоса, волчица прыжками рванулась на ветер, за ней последовали все волки. Внезапно волчица отпрянула в сторону и остановилась. Стая, налетая друг на друга, сбилась в кучу. Метрах в десяти впереди над землей на уровне глаз, трепыхались на ветру темные непонятные предметы. От них пахло чем-то резким и человеком. Секунду помешкав, волчица повела стаю вдоль флажков, и тут же правый ее бок  обожгло, а и-за небольшой елочки так громыхнуло два раза подряд, что заложило уши. Бежавший сзади переярок взвыл, и, скуля, завертелся на месте.  Волки, уже не соблюдая порядка, бросились врассыпную. Грохот слышался со всех сторон. Лес  наполнился людскими криками, выстрелами, снег окрасился кровью. За полчаса все было кончено. В последний момент, ошалевшая от выстрелов и визга раненых сородичей, запаха родной крови, прикусывая ободранный картечью бок, волчица бросилась на противный запах и такие страшные шевелящиеся предметы. Здесь флажки упали почти на снег,  сорвавшись с, не выдержавшей ветки. Повизгивая от страха и боли, она огромным прыжком перемахнула препятствие, запачкав желтым снег. Тогда она два дня ждала чуда - может быть кто-то остался из стаи, и догонит ее по следам. Ее пытались снова затянуть флажками, но она не стала испытывать судьбу и ушла сразу подальше в глухие тверские болота.

 

           Волчица долго болела. Выщипывала твердые картечины из под кожи, зализывала раны. Боль потихоньку успокоилась, разорванная кожа загрубела  розовыми швами, проплешины подернулись мягкой подпушью. Иногда, в сырую холодную погоду, щемили в правой лопатке  свинцовые комочки, затянувшиеся плотью и навсегда оставшиеся в ее теле. Постепенно силы вернулись к ней. Пристроившись к стаду кабанов, перезимовала, оставив свинье одного поросенка из когда-то большого выводка. Весной потравила зеленкой паразитов, накопившихся за зиму, пожировала на птичьих кладках, подавила хлопунцов. Кожа на теле расправилась, в мышцах появилась бывшая уверенность.

 

           Она несколько раз находила чужие стаи, кочевала с ними, но не смогла смириться со вторыми ролями и свыклась с одиночеством.

 

           Прошло четыре года. Толи из-за болезни, толи уже от старости, к ней  не приходило чувство потребности в материнстве, и к этому она привыкла. А тут, как-то, в конце января, солнечным морозным утром,  пробежала дрожь по соскам с левой стороны,  и она, неприлично раскорячившись, ткнулась носом в пах и застыдилась услышанному в себе, подняла морду к солнцу, задышала, прищурив глаза, высунув язык и заулыбалась.

 

           Ночью она обозначила себя голосом и в течение двух дней нашла гонную стаю, которая еще не распалась, но переярки уже заявляли свои претензии, получая трепку от вожака. Горячей молнией она ворвалась к чужакам и увела за собой крупного, лобастого тинейджера. Молодой волк пытался заигрывать с волчицей, выказывая знаки внимания, играл с ней, закидывал на нее передние  лапы, скреб когтями снег,  тыкался носом в бока. Четыре  дня еще не подпускала его к себе волчица и вдруг сама прогнулась перед ним, положила голову на снег и, отскочив в сторону, увлекла за еловый подрост, на небольшую полянку. За трое суток, в горячке, пролетела любовь, а на четвертые, молодой неожиданно встретился с оскаленной, со сморщенной верхней губой,  мордой волчицы, обнажившей еще крепкие белые клыки. Он, вопреки волчьим законам, больше был ей не нужен.

 

           В марте волчица оборудовала нору под выворотом огромной сосны, поднявшей на корнях толстый слой песка. Место было сухое, на возвышенности. Подходы были скрыты густым сосновым мелятником и буреломом.

 

           В начале апреля родились  щенки, всего два  – первый, появившийся на свет, был крупным кобельком, второй оказался самочкой, такой нежизнеспособной, что волчица в первый же день отнесла его подальше от логова и спрятала в ветках лесного хлама, тут же забыв о нем. Сына облизала и подтолкнула к сочащемуся молоком соску. Тот довольно зачмокал. Молока хватало, и мать несколько дней не бросала малыша. Проголодавшись, отлучилась не на долго, выследила на току зазевавшуюся копалуху, и пополнила запас сил. Потом она кормила его полупереварившейся пищей  и, наконец, вывела  на охоту. Первой добычей был маленький еще полосатившийся детеныш кабана, которого волчица просто выхватила из стада и чуть придавила. Волчонок сразу показал, кто есть кто и трепал поросенка, до тех пор, пока тот не испустил дух. После чего и был съеден.

 

           К началу зимы волки промышляли уже на пару – не примыкали ни к одной стае, держались независимо, особняком. Пара была смелой, дерзкой и беспощадной.

 

***

 

           Охота на копытных была закончена. Закрыты все лицензии. В угодьях стало тихо. И тем более странным показалось сообщение  о виденных следах лося проложивших кровавую строчку через дорогу в Апсаревском урочище.

 

           В тот же день, выписав разрешение на добор подранка, я выехал на указанное место. То, что удалось выяснить по следам, повергло в шок. Лосиха, кровянила снег задними ногами, которые здОрово приволакива. Пройдя в глубь леса метров семьдесят я увидел ее стоящую, прислонившуюся к стволу ольхи. Рассмотрел животное в оптический прицел и понял, что у лосихи порваны сухожилия задних ног. Это насторожило. Стал обходить корову стороной и обнаружил свежую набитую лисью тропу и тут же в завале наткнулся на недоеденную тушу лосенка. Следы волков уходили на запад в чащобник.

 

           Быстро вернулся к машине и уехал подальше. Набрав на телефоне номер егеря, объяснил ему, что надо делать, сколько брать флажков, собрать группу охотников. Через три с половиной часа, уже в сумерках, оклад был затянут во флажки. Выходных следов волков не было.

 

 ***

 

           Странное чувство ностальгии преследовало волчицу. Оно давно не давало ей покоя. Ее тянуло в то далекое время, когда она была счастлива, в то урочище, где семья еще была в полном составе, все были живы и здоровы, где она, пересилив страх, первый раз ушла из мертвой петли. Может быть, ее тянуло туда осознание вины за смерть стаи?

 

           И, подчинившись этому чувству, она привела сына в то прошлое, в тот лес, в настоящее. Найдя лосиху с лосенком, волчица, со свойственной ей дерзостью, нырнула той под живот, рванула сухожилие на задней ноге животного. Сын атаковал корову с головы и,  получив копытом передней ноги лосихи в бок, полетел в снег. Этого мгновения хватило волчице, чтобы разорвать сухожилие на второй ноге жертвы. Лосиха осела на задние ноги и, трясясь всем телом, негромко мычала. Лосенок смотрел на мать и ничего не понимал. Одним прыжком матерая очутилась на шее несчастного и вгрызлась в основание черепа. У лосенка подломились ноги, и он рухнул в снег.

 

           Два дня волки не спеша кормились теленком, а лосиха, обездвиженная, почти лишенная возможности передвижения, ходила неподалеку и наблюдала сквозь белый туман тоски, поселившийся в усталых глазах, за происходящим. Волчица законсервировала лосиху, намереваясь покончить с ней после того как будет съеден ее теленок.

 

 ***

 

           Илюшин Толик, был охотником никудышным, но парнем компанейским, добрым и не обидчивым. Славился тем, что плохо стрелял и, будучи поставленным в самое плохое место (абы куда -. все равно здесь зверь не пойдет), странным образом притягивал к себе животных. Они выходили на него с завидным постоянством. Он стрелял, а мы потом день или два преследовали подранков. То ранит лося по заду и тот истекает кровью, пока его добирают. То перебьет животному нижнюю челюсть, а нам догоняй. Его бранили жуткими словами, а он только застенчиво улыбался. Вот и сейчас его поставили к одинокой толстой сосне на опушке леса, спиной к полю, где темнел зеленой краской 69ый ГАЗон. В глаза било ослепительное солнце. Утро  выдалось на славу, с легким морозцем.  На темно коричневой коре сосны запарИло.

 

 Не громко крикнули, и все стихло, притаилось.

 

***

 

           Волчица, почуяв неладное, постояла, вслушиваясь и понеслась галопом с места лежки. Молодой последовал за ней. В этот раз она не стала раздумывать, и сразу пошла на флажки. Они висели высоко и, вжавшись брюхом в снег, нырнула под них. Свалилась в мелиоративную канаву, помчалась по ней. Сзади раздался выстрел, волчица обернулась и не обнаружила сына. Отбежав с километр, забралась на бетонную стену силосной ямы, устремила взгляд на лес, оставшийся сзади.

 

           Около часа она пролежала в ожидании и, отчаянно взвизгнув, полетела обратно своим следом, снова залезла в оклад и засеменила искать волчонка.

 

***

 

           Выстрел прозвучал давно, стояла тишина. Толик прислонился спиной к теплому стволу и, съехав по нему на снег, придремал. Очнулся от неприятного холодка страха и тут же услышал недалекое дыхание зверя, очнулся и широко открытыми испуганными глазами увидел, как к нему приближается  волчица. Она прыгнула. Толик загородившись ружьем, нажал сразу два спуска. Волчицу откинуло в сторону, и она уже мертвой упала в снег.

 

 Ее глаза заслезились и подернулись белым туманом.

 

 ***

 

Лосиху обнаружили лежащей в снегу. Подняться она уже не могла.

 

 

  Вячеслав Максимов. МЫШИНЫЙ СОЛОНЕЦ.

Вячеслав Максимов. МЫШИНЫЙ СОЛОНЕЦ. 

 

 

 

        Томительно  ожидание открытия  весенней охоты. Всего лишь середина марта, а душа  уже изнывает от нетерпения.  Многократно  из сейфа  извлекается  любимое ружьё,  с   места на место перекладываются увесистые пачки  патронов,  оставшиеся от прошлых   сезонов. В который раз    рассматриваются   царапинки на прикладе   с мыслью:  «Заполировать бы надо».  Проверяются   на чистоту,  отдраенные  с  осени до блеска  стволы…  Скоро, скоро наступят десять благодатных  дней, свободы,  солнца,   необозримых   просторов,   теплого южного   ветра   и безудержного  общения с друзьями… 

 

 

      К слову сказать, редкая  весна в Сибири   обходится  без наводнения. И  тогда    вся пойменная  живность, кроме ондатры  бедствует, ну  и мыши, конечно, не исключение.  Поэтому   много их  скапливается весной,  около  и, в охотничьих зимовьях  расположенных по берегам  рек, речек,  стариц и пойменных озёр.

 

      У моих   компаньонов из нашей постоянной, весенней    четвёрки   отношение  к мышам неоднозначное,  кому-то они, что называется,  «по барабану», а кто-то  их на дух не переносит. Мне мыши, в общем-то, тоже    безразличны,   если они в спальный мешок не залезают, а вот когда залезают, тогда приходиться  вывинчиваться из спальника штопором  и про сон до утра   забыть в чутком, напряженном ожидании  повторного вторжения.

 

  Представьте  себе картину. Рубленная    из круглого леса  охотничья избушка на высоком   берегу Обской  старицы.  Большая вода   по пологому склону, не доходящая  до порога  пары  метров... 

 

Избушка внутри обшита побеленными листами ДВП для тепла и эстетического вида.  Мыши, спасшиеся от наводнения, оккупировали   её  еще до нашего приезда.   Наделали    между    ДВП и бревнами множество  ходов и    гоняют   друг   друга  по пустотам  с писком и драками,  деля  меж собой стеснённое    жизненное  пространство.

 

     Один из нашей охотничьей  четверки, главный  врач больницы,  мышей боялся  панически, однако прилично выпив,  лёг отдыхать у стены. И  вот,   заслышав  мышиный  писк рядом с собой, он  изо  всей силы  лупил кулаком по ДВП, вызывая  переполох  и панику  всего    мышиного  народа.  Понятно, что бойня  эта   сопровождалась ненормативной  лексикой, которая была уж, ну  совсем,   не к лицу интеллигентному  доктору.

 

    Мы  сначала хохотали, потом  вежливо просили его  не    колотить   по стене. Потом  тихо  матерились, вздрагивая после   каждого  удара. Один   из наших  охотников,  стендовик,  мужчина, серьезный  и степенный  не выдержал этой  канонады, молча,    сгрёб  спальник  и ушел отдыхать на  длинный  и прочный дощатый  стол,  на вкопанных столбиках  рядом с избушкой.

 

     Наконец,  мыши поделили места,  согрелись  и  угомонились.  И  доктор,  вроде как,  тоже успокоился. А в утро перед  первой зорькой  нас  разбудил громкий вопль    председателя  местного охотколлектива, тоже   охотника  из нашей четверки.  Первая  мысль  была,  -   вода поднялась выше пола и нас  топит. Я схватил фонарик, предусмотрительно положенный  рядом,  включил его и посветил под дверь.  Нет,  везде  было сухо. 

 

     Председатель  стоял на полу  и ругался по чём зря. Потом,    не переступая, он     дотянулся до  тумблера   авто лампочки,   соединенной с аккумулятором,  включил свет,  сел на нары, и осмотрел  свою     подошву... 

 

    Предмет туалета охотника, именуемый носком,  вероятно, достиг  уже той степени   засухаривания,  что к месту был анекдот про Чапаева:

 

           -  Петька,  где мои носки?

 

           - Да   вон они, Василий Иванович, у порога стоят.

 

     Носок,     аккуратно,  вровень с краем ступни был объеден мышами.  Та же история была  и со вторым носком.   Стала    ясна причина вопля председателя,   пол  то   был  ледяной вот  он,   ступив на него босыми  подошвами,  и завопил от неожиданности. 

 

 

 

  Это ж  надо    было  так    «нарадоваться» открытию весенней охоты,  чтобы     не почувствовать  как   мыши    лакомятся  твоими   носками.

 

Январь   2017 ©

  ХII ВСЕРОССИЙСКАЯ ВЫСТАВКА ОХОТНИЧЬИХ СОБАК г. Тула, 10-12 июня 2017 года

Выставка в Заокском рН.

 

https://goo.gl/maps/eRx8ZzQfYso

  Тактический баул-рюкзак 125 литров СН-2 в помощь простому охотнику.

  Sergey Plytkevich. Глухарь, токующий на человеке!!! И такое бывает...

  Я ГОТОВ ВОЗГЛАВИТЬ ДЕПАРТАМЕНТ

05.05.17.                                                                                                                В Минприроды РФ

 

                                                                                                                                для Филатова А.А.

 

                                                                                                                                    от Фирсова А.В.

 

 

 

 

 

  

 

 

 

   Вчера получил от Вас письмо с предложением принять участие в «конкурсе на замещение...». Ничего личного, и пишу больше им, чем Вам. Даже не знаю, как реагировать на такое предложение, «хоть плач, хоть смейся», но если учесть, что сейчас идёт уже второй тур конкурса и до его окончания осталось несколько дней, то признаю - остроумно.

 

 

/Ответ пришёл в формате .tif и был преобразован в фотоформат, подробно ознакомиться можно пройдя по ссылке и увеличив фото http://ohotarius.ru/photos/5741/ 

 

   Из письма следует, что мне предлагается принять участие в борьбе за некоторые должности, в том числе и должность заместителя начальника отдела «планирования развития охотничьего хозяйства». Я зашёл на сайт МПР - «конкуренты» настолько крутые и универсальные специалисты, что претендуют одновременно на разные должности и в разных отделах, а некоторые даже в разных «департаментах» МПР. Подозреваю, что где-нибудь поблизости с МПР расформировали «Макдоналдс». А я-то считал, что сегодняшние проблемы с охотой под силу лишь «львам» и «волкам матёрым».

 

   В 2014 году, понимая никчёмность федеральной охотничьей власти, я писал на имя и.о. министра П.Р. Д.Г. Храмова следующее (всё есть в Сети): «...6) При «департаменте госполитики...» создайте «отдел развития охотничье-рыболовного хозяйства....», обеспечьте его лучшими кадрами и всеми необходимыми полномочиями. Именно этот отдел будет должен спасти положение.»

 

  В 2015 году говорил «директору департамента...» С. Н. Будилину: «Создайте «отдел развития...»»

 

  В 2016 году писал Медведеву, Хлопонину, Донскому: «Изыщите несколько ставок для создания «отдела развития...», я соберу команду сильных специалистов, возьму на себя руководство этим направлением, и мы сами всё сделаем».

 

  В апреле 2017 года я в очередной раз предложил вашей власти: «Давайте отдел и не мешайтесь».

 

…...............и вот приходит ответ: «Фирсов,  дружище, без проблем, есть отдел, только нет заместителя начальника, выходи на конкурс!»

 

   Я навёл справки, и оказывается, что этот отдел возник путём реорганизации какого-то другого во времена С.Н. Будилина (надо отдать должное - он единственный, кто хоть что-то услышал). Только может кто-нибудь думал, что я все эти годы сижу на сайте МПР и жду? Нет. Я ничего не знал и, думаю, ясно, что узнал фактически случайно, а некоторые из вас - параноики, ещё говорят, что все в сговоре.

 

   Что вы опять налепили? Очень любопытно: кто там без меня «планировал планировать развитие»? Уже много раз говорено, что вам лучше вообще ничего не делать - больше толку будет.

 

    Если я узнаю, что у вас «наверху» вместо работы играют в «цу-е-фа» на щелбаны, то ни капли не удивлюсь этому. Вы понимаете, что вам всем надо к врачу? Выработка госполитики разрушила ваше здоровье. Попробуйте себя в других делах.

 

 

 

   Мне до сего дня не понятно, кто наиболее вменяемый в вашей группе, поэтому передайте, пожалуйста, тому, кто таковым у вас считается, следующее: теперь, когда известно, что на самом деле всё ещё более печально, чем казалось раньше, я, Фирсов Андрей Владимирович готов возглавить «департамент». А чтобы вы опять ничего не напутали и не расценили мои слова как-нибудь «по-своему», прикрепляю к этому письму сканы паспорта и дипломов. И не надо заниматься писаниной. Присылайте человека для переговоров.

  ХИТРОЖОПОЕ ПИСЬМО

Обновлен: 11 мая 2017, 18:33 · AndreyFirsov · 1 фотография
нет комментариев к фотографиям · нет комментариев к альбому

  Оружие для загонной охоты.

Обновлен: 10 мая 2017, 18:55 · voenkov · 1 фотография
нет комментариев к фотографиям · 2 комментария к альбому

  Последний медведь

          Имя этого охотника-зверовика в шестидесятые годы было известно далеко за пределами родного Тоншаевского района Горьковской области. В то время здешние леса изобиловали разнообразным зверьём. Особенно много было медведя, которого марийцы, составлявшие значительную часть охотников, не били, почитая за прародителя. Боясь неточностями в рассказе исказить реальный образ Ивана… , фамилию героя называть не буду. От отца Николая, от предков своих унаследовал Иван выдающиеся способности и страсть к охоте. Хотя многие мужики в глухой Тоншаевской тайге жили лесом, но таких охотников среди них не было. Пройдя Великую Отечественную войну и не раз смотревший смерти в лицо, Иван чёрта лысого не боялся - плевать ему было на запреты, и встреть он лося на Красной площади в Москве – завалил бы, не задумываясь. К тому же, имея изворотливый ум и общительный характер, наладил наш герой надежные связи со всей, как сейчас говорят «вертикалью власти», начиная от районного и заканчивая областным руководством. А все почему? Модна стала охота. Вслед за незабвенным Леонидом Ильичём Брежневым потянулись к охоте за крупным зверем и другие советские начальники. Очень кстати пришелся этот расторопный высокий жилистый мужик, умело проводивший охоты на берлогах: проходили они и добычливо и безопасно для участников. Поэтому даже высокие начальники из Горького не раз наезжали к нему. Часто поступали от них и заказы на лесное мясо. Вот почему Иван беспрепятственно охотился, когда хотел и на кого хотел. Кроме покровительства высокопоставленные охотники щедро делились охотничьим припасом. Однажды после одной из охот, когда был добыт уж очень крупный медведь, получил Иван и во все королевский подарок - новенький ИЖ-12.
 

          В начале декабря, возвращаясь с охоты, наткнулся он на медвежью берлогу, устроенную под выворотнем огромной ели посреди небольшой полянки. Удивительно близко - всего в паре километров от родной деревни Шукшум устроился зимовать Потапыч, а до лесовозной дороги от сюда вообще было «рукой подать». Потому и решил Иван приберечь берлогу для заезжих гостей. Но в том году у них видно были другие планы на охоту и к Ивану так никто и не собрался. К исходу января, пока февральские вьюги не намели огромные сугробы, решил он сам взять косолапого. А так как сложности для себя в такой охоте не видел, никого кроме сына Юрки брать не стал. Юре к тому времени уже исполнилось шестнадцать лет. С ружьем парнишка не хуже многих взрослых обращался: умело бил утку в лет, а этой осенью еще по чернотропу с первого выстрела со своего номера положил сохатого. Так что дедовская курковая тулка по праву принадлежала подрастающему охотнику. Вот и решил Иван спытать сына на «настоящей» охоте.
          -- А чего – подумал он, -со мной для него риску никакого, а характер закалится. Вона, когда я первого медведя убил, немногим старше Юрка был.
          И тут, то ли от воспоминаний той давней охоты, а может от предчувствия беды сделалось на душе не хорошо. Что скрывать: люди, живущие лесным промыслом, народ суеверный. Вон сосед Колька- взрослый мужик, а на охоту не пойдёт, если во время сборов рассыплет патроны, вроде пустяковина – а для него верный знак: с охоты пустым вернешься.
          - Да ну –ерунда это всё, отогнал Иван плохие мысли и стал готовиться к завтрашней охоте.
          Сегодняшним утром, подойдя на сколько можно близко, чтобы не подшуметь к берлоге, по желтоватому инею, окутавшему ивовый кустик возле ее чела – убедился – медведь всё ещё здесь.
Еще на рассвете они с Юркой вышли из дому. На небе догорали запоздалые звезды, на востоке занималась заря. Белку – шуструю белую с черным пятнышком сучёнку Иван предусмотрительно привязал за ошейник. Под лёгкий морозец охотники споро дошли по набитой лесовозами дороге до приметной раздвоенной сосны от которой влево заскользили на широких самодельных лыжах. Красное солнце озарило вершины деревьев, когда подошли к заветной поляне. Тут Иван шёпотом наказал сыну:
          -Ты встань тут у березки: миша , если что, от нас рванёт через поляну в ельник, вот и держи чистину на мушке, а я ближе подойду – осмотрюсь. Как махну рукой, отвязывай Белку.
Увидев, чернеющую провалом берлогу с цепочкой следов уходящих в чащу – Иван разочарованно подумал :
          -Ушел косолапый! Зря я вчерась близко подходил.
Поворачиваясь, чтобы подозвать Юру, он увидел его силуэт в нескольких метрах слева. Хотя тот должен стоять справа и намного дальше. Иван недовольно подумал:
          - Когда он успел подойти? Я же ему на месте наказал стоять...
          И тут молнией сверкнула мысль:
          - Да это же медведь !
          А тот словно узнав, о чем думает охотник, уже прыжками летел к нему. Скинув ижа с плеча , Иван не успел вложить его приклад в плечо, как от чудовищной силы удара ружьё полетело далеко в сугроб. Подоспевшая Белка отчаянно повисла на медведе, тот недовольно рявкнул от боли и, мгновенно развернувшись, мощной оплеухой убил вредную собаку. Этой ничтожной заминки хватило Ивану, чтобы сорвать ватник и накинуть его на левую руку. Зверь, встав на дыбы, двинул на человека. Из глубины его маленьких ничего не выражающих глазок на охотника смотрела сама Смерть.
 

         -Врешь, не возьмешь! - крикнул ей Иван и шагнул навстречу.
          Из разинутой пасти опахнуло смрадом. Резко сунув в нее защищенную теперь левую руку, правой - охотник схватился за рукоять ножа, висевшего у пояса. Зубы зверя мгновенно сомкнулись. Дикая боль пронзила прокушенную в нескольких местах руку. Рванув за нее, медведь повалил Ивана и сверху навалился всей своей тушей. На какое-то время рыхлый снег отсрочил неминуемую гибель. Наконец придавив охотника лапами, зверь стал жадно тянуться пастью к его голове. Защищая лицо, Иван опять сунул в ненавистное хайло израненную руку, задыхаясь от боли и непомерной тяжести, услышал крик подоспевшего Юрки:
          -Папка ! Куда стрелять?!
          Оказывается, сын не струсил, не убежал и боялся не за себя – боялся ненароком застрелить отца.                     Подбежав к месту схватки, Юрка сквозь слёзы бессилия ловил мушкой одностволки бок медведя.
          - Бей! Юрка бей! В баашку ему бей! – из последних сил прохрипел Иван. Теряя сознание, он все же дотянулся до ножа и по рукоятку всадил в бок медведю. Тот, отпустив изжеванную руку, дико взвыл, подняв голову. Этим моментом и воспользовался сын, успев выстрелить. Иван уже не слышал, как гулко грохнул выстрел, не видел, как рухнул сражённый сыном медведь. Быстро сменив отстрелянную гильзу, Юра, старательно прицелившись, в упор еще раз приложился свинцовой пулей в ухо зверю. Медведь не шевелился. Упираясь прикладом ружья в снег, и используя его как рычаг, сын смог скатить медведя с отца. Тот весь в крови – не дышал.
          -Папка!!!!- заорал Юрка на весь лес, размазывая слёзы, - Не умирай!
          Сняв с себя фуфайку, Юра накрыл ей отца и бросился за подмогой в деревню. Хрипя, задыхаясь, он, не останавливаясь, пробежал весь обратный путь. Заскочив на конный двор, Юра прохрипел:
          - Дядька Петя! Запрягай скорей! Там медведь…папку задавил!
          Мужики быстро запрягли лошадь и поспешили на помощь. На одних санях охотника и медведя привезли из леса в деревню. По телефону из сельсовета вызвали скорую. К чести областного руководства, не забывшего прежних заслуг охотника, к его спасению были привлечены лучшие врачи. Долго еще длилась в сознании охотника схватка с медведем. Пугая медсестер и соседей по палате, кричал в бреду Иван:
          - Не возьмешь, гад!- и бил, бил воображаемым ножом в сердце врага.
          Только через полгода выписался охотник из больницы. Левую руку хирурги хоть и спасли, но полностью восстановить ее работоспособность не смогли. Поэтому с БольшОй охотой Ивану пришлось завязать. Так что тот медведь стал для него последним.
          Изредка выбирался Иван постоять на утку, да посидеть с мужиками у вечернего костра. Сын Юра охотился до последней минуты своей жизни: в прошлом году на глухарином току остановилось сердце охотника…
 

 

  Дела домашние

Обновлен: 7 мая 2017, 19:43 · волчица · 4 фотографии
16 комментариев к фотографиям (3 к этому фото) · 1 комментарий к альбому

Переход по рубрикам

Самые популярные



Сейчас на сайте

На сайте 1 гость.

Сейчас в чате

В чате никого нет.