voenkov, 02.12.19 12:52: Привет! Кто снайпер???

  Слава Российским снайперам. Мировые рекорды дальности стрельбы В ПОЛНОЙ ТЕМНОТЕ в исполнении специалистов.

Российский снайпер Сергей Шмаков установил рекорд дальности точного выстрела в условиях полной темноты. Как сообщает телеканал «Звезда», стрелок сумел попасть в мишень на расстоянии 1920 метров. Для стрельбы мастер точного выстрела использовал снайперскую винтовку СВЛК-14С «Сумрак» с пассивным прицелом ночного видения.

 

Стрелок показал точность поражения «грудной» мишени 5 из 5 — пятью выстрелами он попал по мишени размером 60×60 сантиметров. В ходе стрельбы мишень не подсвечивалась. Для ведения огня Шмаков использовал патроны калибра .408 Chey Tac.

 

 

Снайперская винтовка СВЛК-14 выпускается в трех калибрах: .408 Chey Tac (10,36×77 миллиметров), .338 Lapua Magnum (8,6×70 миллиметров) и .300 Winchester Magnum (7,62×67 миллиметров). Длина винтовки составляет 1430 миллиметров при длине ствола 900 миллиметров. Винтовка оснащена продольно скользящим затвором.

 

Масса СВЛК-14С составляет 9,6 килограмма. Кучность стрельбы из винтовки составляет 0,3 угловой минуты.

 

 

В октябре 2017 года из винтовки СВЛК-14С был установлен мировой рекорд дальности точного выстрела. Российский мастер точного выстрела Андрей Рябинский сумел поразить мишень размером 1×1 метр на дальности 4210 метров.

 

 Василий Сычёв, 26.11.2019, news.mail.ru, фото - с просторов интернета!!!

  Загонная 2-3 ноября 2019 в ОДОУ Новгородчины. Краткий отчёт Военкова К.С.

Загонная 2-3 ноября 2019. Новгородчина. ОДОУ Хвойнинского района. Отчёт Военкова К.С.

 

          Благодаря государственному празднику «Дню согласия и примирения», общий посыл которого «братва, не стреляйте друг в друга», «мы с тобой одной крови – ты и я» и «стреляешь в меня – убиваешь себя», «подарило» государство наше три выходных, ну чтобы у всех лязгующих клыками и точащих кинжалы, было достаточно времени одуматься и примириться… Заблаговременно подписав у шефа два отгула на 1-е и 5-е, я, без особых дорожных приключений, если не считать нервотрёпку при преодолении в хлам раздолбанного дорожного направления «Хвойная-Анциферово» на протяжении почти сорока километров, прибыл первого ноября в свой охотничий домик…

 

          С точки зрения организации загонов, дед Андрей был на высоте, но не везло хронически.

 

 

Практически в каждом загоне был зверь, который беспрепятственно проходил сквозь линию стрелков не замеченным. Пытаясь покрыть карабинами большие площади, не уделили должного внимания низинам. Загоняемые лоси обеих полов, уходили от преследования самыми низкими узкими местами именно там, где их не могла настичь пуля охотника. Что им помогало? Инстинкт? Интуиция?

 

 

Думаю, что, переминаясь с ноги на ногу, невольно шурша одеждой, тяжело дыша после расстановки, стрелки выдавали чуткому зверю своё присутствие. Видимо лоси, находясь в привычной среде обитания, очень точно различали не свойственные звуки и запахи, обходя позиции наиболее безопасными низменными местами…

 

 

           Подытожим: лось в общедоступных угодьях Новгородчины обитает в достаточном количестве, интрига и впечатления – есть, а мясо – в магазине!

  В.Максимов. ШТРИХИ

Вячеслав Максимов  ©   

 

 ШТРИХИ

 

 


 МЕДВЕЖИЙ  ШАНЕЛЬ.


       Сдача  пушнины момент торжественный и ответственный. Он  итожит результаты твоего  двухмесячного пребывания в лесу.  Выкладываешь на прилавок  тугие связки  беличьих  шкурок. Отдельно,  в сторонку, мохнашки* ссаженных соболей. Скорее  для  красного словца, торгуешься, о цене за хвост вкруговую.  
       Пришлось нам  как-то,  весь сезон медвежатину есть,  варили  долго – боялись трихинеллеза.  Понятно, что после длительной термообработки,  мясо превращалось в малопривлекательное  месиво, прилипающее к зубам, а  с лапшой, без приправ это была  тошнотина.  Давились,  но ели,  куда денешься. Жуешь, а мысли в голове разные 

 

       -Ведь  и человечинкой  косолапый  не брезгует, кто его знает, что он кушал накануне отстрела, может соседом охотником, закусил,  где, попутно. 

 

   Лепешки тоже жарили  на медвежьем жире. Из-за  отсутствия керосина жгли  жир  в коптилке.   
      К концу сезона пропитались мы  медвежьим духом,  на сантиметр под кожу! 
     Так вот, идем с напарником сдавать  пушнину, стемнело уже,  а  фактория на противоположном  краю поселка  размещалась.  Начали движение  в полной тишине. Чу - одна собака завыла,  вторая залаяла, третья подхватила, и  поднялся  такой  концерт, какого жители  поселка, верно,   не слышали  с момента  его основания. Собаки жались по подворотням,  бежали  огородами,   а  самые храбрые вымахивали на  улицу  с явным намерением  ухватить нас за пятки.  После нашего захода  внутрь, все непривязанные псы собрались около заготовительного пункта. Много   их было. В  воздух пришлось стрелять, чтобы разогнать  гамящую стаю. 
        С тех самых  пор, медвежатину  не ем  ни в каком виде.
                                                              
                              *Мохнашки  - собачьи рукавицы  мехом наружу

 

   ВОДА

Скверно,  если  зимовье построено  далеко  от  ручья, речки или болота   и приходится пить  снеговую воду. Постепенно  наступает обессоливание организма, и как следствие,  слабость и быстрая утомляемость.  
       В первый год  сезонной  охоты,  без опыта  и достаточного знания местности, срубили мы  избушку далеко от природной воды. 
      У речки Кельмы в верхнем  течении  на  высоком  правом берегу  продуваемая всеми ветрами безжизненная тайга.  Левый берег,  пойма - кустарник, кочки,  мочажины. Там либо глаза оставишь, либо выкупаешься.   Добыть соболя внизу –  было чем-то из ряда вон выходящим.  Оттого и углубились    подальше в  материк, надеясь перебиться  снегом.
      И вот,   через недели две,  спустились  с крутояра на лед -  прочность  проверить,  ковырнули  прорубешку, и испили  воды. Пили лежа, долго и жадно,  переворачивались на спину, чтобы отдышаться, и  снова пили…
Никогда не  предполагал, что у воды  может  быть такой восхитительный вкус.
      
ДНЕВКА
     
Особенное удовольствие на продолжительной охоте получаешь от так называемой дневки. Делаешь себе  отдых  в  зимовье и  устраиваешь баню.  Греешь ведро воды на костре, добавляешь снег, доводя до нужной температуры. Встаешь у огня  на два плоских полена  и поливаешься водой из кружки.
    Пока моешь внизу – пена на голове успевает замерзнуть. Стучишь – лед. Обливаешься полностью  и надеваешь свежий комплект солдатского белья – кальсоны и рубаху.
    Наступает непередаваемое ощущение  чистоты и блаженства. Оно продолжается,  пока забираешься в спальник, пока умиротворенно засыпаешь под невнятное бормотание радиоприемника, у которого еще не успели окончательно сесть батарейки. Полудрёма, полусон, полуявь…
    Ночью прошла пороша, прибила запахи. Под утро слышу, топочет кто-то   по крыше    нашей  землянки. Лось взошел на  «пригорок» - осмотреться. Говорю напарнику:  - « Ваня, лось в гости  пришел,  иди, смотри»  Пока он мешкался  –  лося и след простыл. 
   Вот такое Серебряное копытце.   

 

 ФАРТ 

 

  Есть упоение в бою! Теперь можно расслабиться, полюбоваться тайгой, синим небом и белым снегом, внутренне улыбнуться,  позволить собаке пошалить. Удача! 

 

     Первого соболя тропили до запуска*. Высокий пень осины,  у вершины дупло. Стукнул обухом  топора. Высунулся заспанный  зверек   и недовольно заурчал. Добыл его первым выстрелом. Черный с искрой мех играл в лучах полуденного солнца. 
 По пути, пересекли еще один свежий след и собака, вознамерилась идти по нему, но,  увидев, что  я    продолжаю тропить  прежнего,  вернулась - и вот он, мягкий и шелковистый бережно уложен в рюкзак.    Возвратились  и начали отрабатывать второго зверька. Трудно поверить,  но ложок, куда привел  след, был от края до края истоптан  соболями, очень схоже с картиной  игры  зайцев в мороз.   Собака  исчезла. Забрался повыше  на заклиненную наклонно  осину и стал вслушиваться. Через некоторое время вдалеке раздался лай, спокойный, уверенный, с одного места. Соболя увидел сразу на нижнем толстом  суку кедра. И  он отправился в рюкзак.  В зимовье - как на крыльях…
   
                                                                                                             *Запуск – дом соболя.

 

    ХИТРЫЙ  СОБОЛЬ.                                                                   
  
  Да-а-а,  соболевка, это тебе не фунт изюма. С одиннадцати утра  до половины шестого вечера  соболь водил  нас  по мелким пихтачам, логам,  осинникам, болотцам. Кончилось тем, что собака вернулась, хватает снег,  а   в глазах недоумение - улетел  по воздуху!!! «Да, не может этого быть!». Вышли к зыбуну,   на середине наклоненная березка, по ней отчетливо следы …, и  обрываются. «Ну,  хитрец, что удумал!».  С вершинки  нырнул   как  тетерев в снег  и, затаился,  а вход присыпало снежком с веток.  Пока собака замыкала круг, в поисках выходного следа,  соболь пошел  в пяту    по стёжкам   своих сородичей и, был таков. Что  тут скажешь  - он дома,  мы гости.

ГОЛОДОВКА.                                     

 

Десять километров шли открытым болотом,  снег под пах. Били тропу, меняясь местами через каждые сто шагов. В  договоренный день добрались до зимовья, обозначенного  на карте, как место выезда. Провизии в  нем  кот наплакал – горсть лапши, да кусочек маргарина, брусничного листа наволочка,  зато воды в речке Деревянке, сколько хочешь. Ждали.  На охоту ходили по льду у берега. Наледь, снеговой покров, значительно уменьшает. Но  жерди  из рук не выпускали. Белочку порой удавалось добыть. И однажды тетерку. А в основном, печку топили, на нарах  лежали,  да  почки отваром брусничного листа  мыли. 
     На исходе пятого дня пробились к зимовью наши спасители  двумя снегоходами. Привезли продукты. 
      Добавил в брусничный отвар сахара и выпил кружку, (сильно истосковался по сладкому),  а потом минут пятнадцать корчился от почечной колики.  На  себе  проверил, что значит несвойственный  организму продукт. А водка прошла без сучка и задоринки!?  
      Сидит передо мной охотовед   и  без устали пытает, разложив карту на столе:  где держится соболь,  где медведь, видели ли лося, встречали ли оленей, ходит ли росомаха, где глухарь и тетерев  табунятся, какие ягодники пустые,  какие полные. И все в свой планшет записывает! А у меня от выпитого  интересный   эффект: то один  охотовед, то вжик –  он как веер раскрывается на много охотоведов. И на душе  хорошо, хорошо!
                                                    
ЕДА

Металлическая утварь в тайге дефицит необыкновенный Себе бы было  в чем, похлебку сварить,   не говоря уже о собаках. Лес среда агрессивная, все нещадно гниет, плесневеет и ржавеет, да так быстро, что не успеваешь глазом  моргнуть, вроде только  в прошлом году занес новое оцинкованное ведро,  а донышко   уже прохудилось.  Собак поэтому приходилось кормить из деревянного  корытца. Изготавливается оно просто, чурка средней толщины  раскалывается на две половины,  из одной, топором выбирается  середина, получается приличное углубление, посуда готова. 
 Собаки в лесу ревнивы, не приведи господь  кого-то похвалить  или приласкать не в момент добычи, а  под наплывом воспоминаний. Сцепятся, впору, хоть водой разливай. И всегда думают, что именно ее  ласкают меньше, чем напарницу.    
    Наливаешь в корытце  кашу с  рублеными тушками белок,  остатками  рябчиков,  вмещается почти ведро. На середину,  поперек  кладешь деревянную  лопатку, и начинается   настоящий спектакль.  Старшей всегда кажется, что товарка ест ее кашу, и, потупив  взгляд, как бы невзначай, старушка  носом передвигает лопатку в сторону младшей. Молодая,  не осмеливаясь перечить, старается из-под низу  на всю длину языка захватить кашу  с противоположной стороны.   Начинается   обоюдное утробное ворчание без отрыва от еды,  нужно срочно вмешаться и восстановить справедливость.  Лопатка  возвращается  точно на середину  корытца, и  трапеза заканчивается мирно. 
                                            
 ДОСМОТР.  

 

     По убеждению коренных охотников Сибири собака в тайге должна кормить и себя и хозяина. Я следовал этому принципу, поэтому мои собаки с промысла выходили в виде хвоста позвоночника и ушей, соединенных вместе - скелет селедки внешне выглядел привлекательнее, чем мои лайки-соболятницы. 
  Однажды случился курьез (доброхот какой-то постарался), меня, тщательно, с раздеванием и детальной проверкой рюкзака, досматривали в крохотном аэропорту.
Досмотр проводил лейтенант из райотдела милиции, вероятно хохол, с кудрявым чубом и кирпичным румянцем на округлых скулах. Про таких говорят – кровь с молоком.  Не  найдя ничего запрещенного к вывозу, он задал мне  вопрос 

 

  - Сюда вы ездите в отпуск?  И услышав утвердительный ответ, пристально оглядел меня с ног до головы.
Живописать мой облик могла только кисть большого  художника, так как усмотреть признаки отдыха в изможденном, грязном, обросшем мужике было под силу только истинному таланту. 
- Судачат, соболей добываете много? Обозначил он причину досмотра
– Они все сданы в факторию и документ соответствующий имеется – спокойно ответил я.  - А по поводу разговоров, гляньте товарищ лейтенант на собак, разве с такими что-нибудь добудешь?
С видимой натугой ,брюшко уже давало о себе знать, товарищ лейтенант перегнулся через стол, отчего румянец приобрел оттенок спелой черешни, выглянул в коридор, где в углу ,по добросердечности кассирши, около батареи местного отопления щемились два скелетика обтянутые шкурами.
Выразив лицом, сострадание к бедным собачкам, товарищ лейтенант, как и полагалось по должности, такому способу отдыха не поверил, но меня с миром отпустил. 

                                             
СКАЗКА О МОРОЗНОМ СЕКРЕТЕ 


Деду Ефиму Шмакову под восемьдесят, а все продолжает лесовать. Сезона не пропустит.  Ноги  уже гнутся плохо, так он их передвигает, не поднимая, как  лыжи. На снегу остается,  характерный след, который знают все местные охотники. «Это дед» - говорят  они с теплотой. И участок  его недалеко от лесовозной  трассы, чтобы при случае выйти в поселок. 
      Как-то я заблудился и забрел на Шмаковские угодья, увидел, свежую «лыжню», внутренне заулыбался. «Надо же,  все еще охотится  старик, белкует,  не может без тайги». А встретиться,  лично не довелось. Зато рассказов и потешек  о нем наслушался от многих… 
        Мороз  за двадцать пять градусов, у всех охотников  в округе капканы пустые, а дед после каждого обхода снимает собольков и  хитро в бороду  посмеивается.  Какой - такой  секрет знает Ефим-лесовик,  никому и  невдомек. И квартала  у него так себе, ни кедрача, ни ягодников богатых, одни  сосновые боры, да болотца  небольшенькие, кусок поймы,  да крутой берег  Обь-Енисейского  канала. Соболю,   по хорошему,  у Ефима и делать-то нечего,  а он ловит помаленьку.   
      Морозный секрет  кому-то  удалось у деда выведать,  уж  как это получилось, никто в поселке толком не знал, но молва покатилась, и правда, стали ловить соболей и другие мужики. А закавыка вот в чем была: оказывается,  в  мороз  ниже двадцати градусов  настороженная пружина капкана начинает петь в ультразвуковом диапазоне, человеческое ухо этого звучания не улавливает, а соболь его прекрасно слышит и к  капкану ни-ни, хоть какую приманку расчудесную вешай. Дед Ефим делал просто,  внутрь пружины вставлял гнилушку и тем самым звук гасил, оттого соболя и шли  в его капканы без боязни. 
    А еще, с осени охотился он с пипеткой.  Пахучие  железы соболя настоит в глицерине  и по нескольку капель на капкан  и рядом капнет. А  соболь зверёк  любопытный,  не терпит непрошеного соседства,  и обязательно наведается к запаху несколько раз.  Капканы дед  Ефим закрывал, но не снимал. Пробежится   по путику в сентябре, по куску  рябчика в шалашик под  каждый капкан положит. Погремит соболёк  железом, никакой опасности нет, рябчатины  попробует. А то и мышку рядом поймает. А тут уже и сезон не за горами, почва  к промыслу подготовлена.
 От трудолюбия и смекалки    и удача,   деду  сопутствовала  почти всегда

 

   МЫШОВКА

 

    Самые  страшные  звери в лесу  -  мыши,  не  летучие, а  самые что  ни на есть обыкновенные, маленькие, серенькие, юркие.  Лазают,  заразы  всюду,  пакостят, где только можно. Подвесишь  матрац к балке,  специально, на голой проволоке,   чтобы серые разбойники скользили и срывались,  да где там, разворачиваешь  по приезду, а внутри гнездо из клочков бумаги,  древесноволокнистых  пыжей, кусочков ваты и мышат выводок, ну и запашок соответствующий. Матрац на мороз, сам на досках маешься. Лежишь   и созерцаешь сквозь сон, как ловкий лемминг ползет   между балкой и потолком, и мох  из щелей  сыплет на спальник и в лицо. 
     Чашку, кружку утром не перевернешь,  возвращаешься с охоты, полно помета. Напарник  в зимовье кашу собакам раскладывает,  не иначе бандит  мышиный подошел и ест  из корытца.  Напарник  по нему лопаткой норовит попасть, а мышик  нападает, мол, я здесь хозяин.  И  травить – то их нельзя, собак погубишь, мыши   после отравы,  как шальные разбредаются вокруг зимовья,  а лайки,  недоедая на охоте, мышкуют как лисы.  
   Еще горше беда, если осень мокрая, (зимовье-то, обычно, ставится  на бугорке),  вот   весь мышиный народ из низин и  собирается под полом. А в избушке корма полно,  запах дурманящий от крупы, лапши и хлеба,    как уйдешь  от такого изобилия!
       По традиции  первая охота сезона, охота на мышей.  Мышеловки   – пустяк, одну максимум две особи давят в сутки, а их  десятки,  а то и сотни. 
       Лосевка,  охота неспешная,  ждешь, пождешь метельной погоды.  Иногда неделю стоит тишь и мороз, заняться нечем вот и устраиваешь мышовку вместо лосевки. 
      Ближе к двери  гвоздиком к полу прибиваешь марлевку с заложенным в узел сухарем. Вечер.  Полная темнота и тишина. Как только у сухаря  зашебаршило, вспыхивает фонарик  и ослепленная мышь,  сидит,  и таращиться  перед собой, а компаньон,  не вставая  с  нар хлоп ее из пневматической винтовки  и пригвоздил    пулькой  к полу. Есть добыча!  

 Таким  вот  образом, за один вечер, мы настреляли   пятьдесят восемь штук разно породных мышей. Разложили их в сенях на край полки  рядком,  лапками вверх,  хвостики   шнурочками свисают. Входишь после охоты в  сени,   фонариком посветил,  душа  радуется. Выходишь  за хлебом,  обязательно посветишь  на полку. А-а  заразы!  Потом всех в пакет как пельмени  и  на приманку в капканы. 

 

 МУЖИКИ С ОБИ РЕКИ (СИБИРЯКИ)

 

   Весна в Сибири капризна, день ко дню не приложишь.  Можно    тремя днями   побывать   в лете  с жарой  за  тридцать градусов, в осени с вечерним заморозком,  и  в зиме со снегом по колено.  Но племя рыбаков-охотников погодными  сюрпризами    не испугаешь. По большой воде в разные стороны уходят  от берега  дюралевые лодки, горбясь днищами перевернутых  обласков. А  пойма  множит эхом, звенящее пенье моторов. 
      Из темных речных глубин,  на  заливные луга  выплывают   рыбины,  шевеля  некось   озерных истоков  шершавыми   телами, подготовленными природой к  икромету.   Рыба весной сильная, жирная,  вкусная,  поэтому сети, несмотря на запрет, мужики  с Оби реки (сибиряки)  ставят всегда. Добывают  стерлядь,  язя, щуку, а с недавних  времен  и сазана. А  как же иначе -  «Быть у воды и не напиться?». 
    Ловить, сазана, правда,  не просто. Мощь  его   настолько велика, что сети рвутся как паутинки и по стенке остаются  дыры, в рост человека.
Сибирский  мужик изобретателен,  для поросят-сазанов  он  приготовил  другую снасть – ружье.
       На резиновой лодке или обласке  рыбо-охотник  забирается на  затравевшее мелководье в тень затопленного куста,  где раньше замечались сазаны, и затихает. Выстрел  чуть ниже и спереди спинного плавника и  рыбалка закончена…   

  К.ВОЕНКОВ. "ЛОСЬ НА "РЕВУ".

К. ВОЕНКОВ. «На реву» в последний день сентября.

 

          Осенью у мужчин большой выбор разнообразных охот, на любой вкус и «карман», выбирай по душе и погружайся… Одна из увлекательнейших сентябрьских охот в Новгородской области – «Лось «на реву», когда рогатые бойцы, лопатоносцы и ветвьеносцы, возбуждённые древним инстинктом  покорителей пространств и сердец, меряются силушкой в ночных поединках со своими соперниками. Завлекая на бой, лоси издают звук, похожий на гортанно-носовой короткий стон «Ооо». Имитируя этот звук, как правило, троекратно и прислушиваясь, охотник подманивает лося на расстояние 300-400 метров, далее шелестя листвой и ломая мелкие веточки деревьев, «выводит» лося из чащи на верный выстрел. Манить гортанно-носовым стоном при приближении сохатого не рекомендуется, так как лось может почувствовать фальшь и умолкнуть на длительное время, принюхиваясь и анализируя ситуацию. Во время этой затяжной паузы, как правило, начинающие охотники и совершают множество ошибок, не сумев совладать с нервным возбуждением и внутренним негодованием: «И где мой трофей?».

 

          Две типичные ошибки: 1 – начинают громко усиленно манить, ну очень стараясь сымитировать взрослого состоявшегося самца, лось слышит фальшь, разворачивается и уходит; 2 – ломают слишком толстые ветви, если подошёл молодой лось, то он спешит удалиться от, как ему кажется, более крупного мощного соперника…

 

          Именно такие ошибки и совершил дважды наш «молодой», в данном виде охоты,  коллектив, в сентябре нынешнего года, упустив крупного сохатого и молодого лосишку.  Крупный лось, подойдя в вечерних сумерках к манящему  метров на 200 с голосом, круша всё на своём пути, вдруг остановился, долго прислушивался и развернулся в обратную сторону, рявкнув напоследок не по доброму что-то невнятное в нашу сторону. Ошибка – во время паузы манящий, не смог совладать с нахлынувшим радостным волнением от долгожданной охотничьей удачи, тихо прошептав: «НАШ !!!» издал несколько невнятных звуков, которые сохатый «не распознал» и насторожился.

 

          Молодого лосишку упустили в лёгких сумерках, сломав несколько крупных ветвей… «Подросток» затаился, развернулся и был таков… Во-общем, необузданная нервная дрожь добытчика, переходящая в необдуманные телодвижения и фальшивые звуки,  и преждевременное ложное чувство «НАШ», сыграли против нас. Охота «на реву» имеет «тонкие настройки», которые нужно уметь чувствовать интуитивно, или неустанно тренировать годами… 

 

          Так бы и остались «с носом» и не закрытой бумагой, если бы не взял в свои руки это дело Дед Андрей, опытнейший охотник, гуру в этом виде «состязаний». Тридцатого сентября, в последний день охоты, в предрассветной дымке, он выманил сохатого из бурелома на чистое место выруба и его ассистент, с ласковым прозвищем «Санька-рыбачёнок»,  произвёл один верный выстрел. Разрешение закрыто, бригада «с мясом», «Рыбачёнок» - с удовольствием!

 

                        

  Аномалии...

Сегодня 6 октября 2019 года 11:30. Южная часть Подмосковья.  Целый час валит снег крупными хлопьями!!!!! У природы нет плохой погоды, но голова слегка потрескивает...микровзрывчики...хочется валяться в кровати и пить коньяк мелкими глотками...

 

  Мои охоты.

Обновлен: 13 сентября 2019, 14:31 · Малой · 34 фотографии
81 комментарий к фотографиям (3 к этому фото) · 3 комментария к альбому

  Охота

Обновлен: 3 сентября 2019, 17:20 · Дед Андрей · 102 фотографии
124 комментария к фотографиям (2 к этому фото) · 53 комментария к альбому

  Вячеслав МАКСИМОВ. МОТОРИСТ.

                                   Моторист

 

                                   Вячеслав Максимов май – июнь 2019 ©

 

           

 

        Василий Клепцов,  мужчина средних лет, высокий, худощавый, жилистый, с разлапистой сильной пятерней,  уже десятую вахту гонял   мотолыгу в геофизической  партии.      Ездить  приходилось много, и  по неотложным  делам,  и по бытовым вопросам, но   Василий, не ныл,  был  легок на подъем,  и никогда не жаловался на бытовую неустроенность и неудобства. Все задания  выполнял быстро и  с умом,  поэтому и  платили  хорошо.  

 

      Основной же задачей  его МТЛБ (многоцелевого, тягача, легкой брони), а в обиходе   просто   мотолыги, была  набивка профилей  для  сейсморазведки. В данном сегменте деятельности, равных Василию не было.  Если  бригада слышала троекратное  рявканье  дизеля, а потом ровный удаляющийся  гул со щелчками от ломающихся деревьев, это Василий  пробивал очередной профиль. 

 

      По специальности  Василий   моторист – дизелист, два года  отслужил в автобате, и всю свою жизнь  до  самозабвения  был  влюблен в железки.    Самые  разные моторы, дизели и прочие механизмы оказавшись  в его руках, рано или поздно начинали работать.  Но с особой трепетностью  Василий относился к своему кормильцу,  легко бронированному тягачу МТЛБ. Мощь, надежность и высокая  проходимость этого вездехода многих бывалых геологов удивляла, не говоря уже о  сезонных рабочих. Мелколесье, чахлая тайга, заросшие сосняком северные болота не были препятствием для этого аппарата.  Очень  гордился доверенной техникой  Василий, а управлял  ею как виртуоз.

 

   Но в жизни нередко случается несправедливость, если в одном человек преуспел, то в другом у него дела на лад не идут. Вот и семейная жизнь Василия не склеилась. Он не захотел «сидеть под юбкой», а  жёнка оказалась «слабой на передок», ну  а добродетельные соседи, как водится, донесли;  что, где и когда вытворяла  супружница  в его отсутствие. Василий, поразмыслив, подал на развод.

 

         -  От  греха подальше –  решил он. - Благо детьми обзавестись не успели.

 

  Скидал свои пожитки  в рюкзак, закинул на плечо  и ушел, даже не взглянув на бывшую жену.

 

      Махнул Василий, как он считал, на  край света, в небольшой поселочек лесозаготовителей с красивым названием  Катайга.   Таинственностью  веяло от этого слова. Не поленился Василий, нашел перевод названия поселка на русский язык, и всё стало простым и понятным. Словосочетание  «кад айга»,  с кетского языка    переводилось  как Еловая река.   Действительно берега  одноименной речки Катайги, притока  Кети,   были сплошь покрыты густой елово – кедрово -  пихтовой тайгой.

 

     Поселок на  краю света, как предполагал Василий, желая забраться подальше, оказался совсем не краем. И здесь   жили люди, и совсем  неплохо жили, по душе жили, в единении с лесом и водой. В воде рыба, в лесу работа, промысел, орехи, грибы, ягода.  По сердцу  пришлось Василию выбранное место. Здесь  и решил осесть.

 

     Покрывая сотни таежных километров  на своем вездеходе,  Василию нередко приходилось  видеть оборудованные путики, ночевать в  охотничьих  избушках, общаться с промысловиками. И не раз мелькала мысль:  а что если  ему  самому   заняться промысловой охотой? Дело интересное и денежное. Понял это, когда  бывшей жене  брал у хантов в подарок  соболей  к своему возвращению.  Хороши были шкурки, и деньги за них Василий  отдал немалые. Но не пригодились соболя. Да, оно и, к лучшему. А желание  промышлять пушнину накрепко  засело в мозгу.

 

    Тайги за Катайгой   хватало, было, где разгуляться. И специальность Василия оказалась  востребованной. Появились заказы: то мотор лодочный перебрать, то бензопилу отрегулировать, то раму на мотоцикле заварить, одним словом, скучать Василию не приходилось.

 

   Однако вскоре по приезду, закусило его на покупку  АТЛ (артиллерийского тягача легкого), который простоял в огороде одного из местных  жителей не один год, и достался нынешнему владельцу от прошлых хозяев. А тот, уже в который раз собирался по зимнику отправить его в райцентр на металлолом, да всё руки не доходили.  Василий загорелся восстановить  тягач, из того, что от него осталось. Вот когда неистовая привязанность к механизмам во всей силе проявила себя. Облазил Василий  тягач сверху донизу и расстроился,  плачевное зрелище представляли  останки когда-то надежной боевой машины. Хозяин, груду металлолома, как он считал, отдал бесплатно  с условием,  что если Василий восстановит  АТЛ-ку, то  не будет отказывать в его просьбах, где дрова подтянуть хлыстами к дому, где сена  стожок  притащить на волокуше. На том и порешили.  Трелевочным трактором перетащили  тягач во двор к  квартирной хозяйке Василия тете Дусе, с её согласия, конечно. До  этого Василий отремонтировал всё, что не работало по электрической  части в квартире и стайках Авдотьи Куприяновны,  суровой, молчаливой  женщины из рода староверов, чем и заслужил её благосклонность и расположение.

 

     К радости Василия, у него  появилось любимое занятие, чтобы отвлечься от мыслей о разводе, чего греха таить, иногда так  скребло на душе,  хоть волком вой.   И закончив смену, замкнув катер, он быстро шел домой, чтобы продолжить  оживлять  свое приобретение.  Много чего пришлось заменить, переварить, но самое основное, в тягаче  отсутствовало сердце -  родного дизеля не было, демонтирован он был давно и безвозвратно.

 

      Постепенно, к  процессу восстановления  тягача  подключились  практически все охотники поселка. Понимали  мужики ценность единственной  гусеничной машины  для заброски на промысел. Начали  писать и звонить  во все концы района, области, родным, друзьям  и знакомым  с просьбами поискать запчасти по прилагаемому списку. Но главное, вскладчину купили  дизель  с МТЗ-80 (с трактора Беларусь).

 

      Василий еще не обзавелся охотничьим  участком,  но догадывался, что придется идти на поклон к заготовителю и охотоведу, а восстановленный,  и на ходу тягач, будет козырной картой   для получения охотничьих угодий, и он старался. Все его мысли и желания  были сконцентрированы на восстановлении. И вот, наконец, долгожданный момент настал,  АТЛ  своим ходом выехал  за ворота и встал на обочине дороги главной улицы.     

 

         - Порядок,- вытирая руки тряпкой, улыбался довольный собой Василий -  Завтра  паром гоняет напарник, значит, он может посвятить день ходовым испытаниям своего детища.

 

    Испытания прошли успешно в присутствии заинтересованных зрителей, и дизель и  фрикционы, и муфта сцепления работали исправно. Только при развороте на месте,  вылезали  пальцы,  скрепляющие траки гусениц. Василий это предвидел и с собой имел кувалдочку.  Теперь можно было заняться обустройством  лодки, установкой багажника и дворников на лобовые стекла, искать новые пальцы,  но это уже были  бантики, так считал Василий.

 

       Был разгар лета, разгар навигации, время пополнения запасов горючего, продуктов питания, медикаментов  и всего прочего, для обеспечения  нормальной жизни поселка  на период осеннего бездорожья  и времени становления зимника и ледовой переправы. Работа  кипела круглосуточно. Но Василий,  и  устроился  на паромную переправу, с дальним прицелом  на сезонный промысел,  чтобы после  отпуска, к Новому году, выйдя из леса заниматься  ремонтом парома и катера. И раз в две недели наведываться  на свои путики для снятия добычи и замены приманки.

 

         … Я сидел в кабине вездехода, мотаясь из стороны в сторону. Заезд на промысел   обеспечивал  Василий по просьбе охотоведа и за внушительную пачку талонов на солярку. И  сквозь  пьяную полудрёму  продолжал  слушать откровения   вездеходчика.           Чем дальше мы уезжали от цивилизации, тем раскованней и свободней становился  Василий. По  себе  хорошо знаю  - лес, это свобода. Чем  дальше в лес,  тем меньше  всяких условностей, шелухи, наносных  амбиций и прочего остается в человеке, и тем больше проявляется то, чего он стоит на самом деле. Мы  и пользовались этой свободой, ограничивая себя    только собственной совестью, пониманием процессов воспроизводства, и пределом физических сил.

 

      Перед заездом на сезон, традиционно,  доза на посошок, потом стремянная, потом за правый фрикцион, потом за левый.  Я   не привык   потреблять столько спиртного. Поэтому после каждой полкружки нажимал на еду. Василий поглядывал на меня   свысока. (Познакомились  мы всего  несколько часов назад).  Что поделаешь,  имеет место быть снисходительно-покровительственное   отношение  аборигенов   к горожанам. Он, бравируя, пил, не закусывая, и не пьянел! Принцип по Клепцову был прост:   «Пить и закусывать -  ехать  и тормозить! Я  не спорил.  Василий не пьянел, но становился разговорчивее и откровеннее.

 

        Маршрут моего заезда  на сезонный промысел проходил  через участок Василия.  Ему не терпелось показать  свою  новую  просторную избу, которую он срубил  по весне. Поэтому мы спешили. Вездеход   бодро пересекал болота и профили материка. По залому, подправленному бензопилами и скобами под переправу, мы перебрались на левый берег Обь – Енисейского канала и двинулись  на восток в сторону Кет – Касского заказника. Не доезжая до границы повернули вправо и по старой, расчищенной Василием просеке,  буквально за час добрались до его избы. То, что Василий был водителем от бога,   и  выпитое нисколько не повлияло на его мастерство в управлении   АТЛ - кой, я убедился в дороге.   Про  себя  несколько раз повторял:  Ей богу, верна поговорка:  «Талант, не пропьешь.  

 

     Нам предстояли две ночевки,  день  охоты, и наутро   пешая переправа через речку Деревянную,  и потом переход по клюквенному болоту до  озера Круглое. Василий подвязался помочь донести часть  моего груза до промежуточного пункта, на берегу озера. Там у него начинался  основной путик, проходящий  краем болота.  

 

     На удивление, с его слов,  простой способ установки капканов   «Бабочкой»  на открытых местах,  неожиданно  оказался самым   уловистым .

 

    Однако  капканы, капканами,  но половина  успеха на промысле, это   собаки. Моих двух сук и кобеля Клепцова  мы с комфортом разместили  в просторных   будках, построенных Василием.  Лайки тяжело перенесли долгую поездку  в соседстве с дизелем, поэтому сразу улеглись отдыхать, получив  по хорошему ломтю  хлеба.

 

     Небо хмурилось, тайга шумела, день заканчивался, но мы уже были  дома, в просторной и чистой избе.  Трещали  в буржуйке сухие березовые дрова, варилась лапша, распространяли аромат открытые 2 банки тушенки. Ужин обещал быть  на славу. А  мы уже жили предвкушением завтрашней охоты. Решили день покататься на вездеходе  по  галечникам Василия, пострелять боровую дичь из малокалиберной винтовки, на пропитание,  и на приманку.

 

       Неожиданно  собаки залаяли в сторону просеки, по которой мы приехали  пару часов назад. Я вышел  из зимовья и  стал вглядываться в   сумерки. Собаки не унимались. Через минуту  на повороте появилась человеческая фигура, с большим рюкзаком и  что-то увязанное  тюком возвышалось  над его головой.  Мы дождались путника под навесом. Это  был наш общий знакомый, районный охотовед Михаил Адахов. Он по работе был в заказнике и, закончив дела, выходил в поселок. Выглядел он крайне усталым. 

 

    Таежный закон предписывает приветить гостя,  накормить, напоить  дать возможность обсушиться и отдохнуть, а при необходимости поделиться всем,  что он попросит.

 

 - «Удачно»  мы встретились, ничего не скажешь!  

 

Михаил объяснил свое появление  тем, что увидев свежий след вездехода в одну сторону, повернул к избе, так как сил добраться до  лесовозной трассы у него уже не было          

 

     - Мужики, дайте воды попить  - попросил гость, освобождаясь от рюкзака.

 

   Мы прошли в избу, зажгли керосиновую лампу, и даже при её  ущербном свете бросилось в глаза, что у охотоведа,  сквозь щетину  резко выделялся бледный  носогубный треугольник, а потухший взгляд и    испарина на лбу только подтверждали догадку, что человек на пределе. Это и  неудивительно, -  после   сидения в кабинете, тайга   легко не дается.    

 

     Напившись,  и поставив дрожащей рукой кружку на стол, охотовед продолжил  говорить, что  пришлось делать промежуточную ночевку на полпути к переправе через канал, что ночевал у лоцманского креста,  что был дождь, что геологический ватный спальник промок и удвоил свой вес. В  сухом - то  виде мешок весил прилично,  а в скрутке, на плечах, сырой, он был тяжёл и окончательно вымотал его.  И в конце своего монолога высказал просьбу    вывезти его  в поселок. 

 

     По правилам, охотовед должен был проверить мой договор, путевку, лицензии на добычу соболей, но он об этом даже не вспомнил.  Похоже, человеку было не до начальственного пафоса и своих должностных обязанностей. Да и мы,  если честно сказать,  ружей  ещё не расчехляли, и как оказалось, правильно сделали.

 

         У нас, на двоих, оставалась пара бутылок коньяка на прощальный ужин и  расставание.   Поделиться   с гостем  было делом святым.  Разлили   бутылку на троих, выпили,   и начали, обжигаясь,  есть  лапшу с тушенкой.

 

     ...Ночью, охотовед несколько раз выбегал наружу – его от переутомления и коньяка  рвало. Он стонал, охал, извинялся, пил остывший чай и  всё повторялось. 

 

                    - Незваный гость ….

 

       К утру меня разбудил шум. Вокруг  зимовья кто-то   осторожно ходил.   Я  не хотел никого будить,  лежал, прислушиваясь.   Нет, я не ошибался,  определенно    за стенами кто-то ходил. Но собаки, почему-то, молчали? Потом  не выдержал и спросил хозяина:

 

            - Василий, кто-то вокруг избы  ходит  и вздыхает, Йети пришел в гости или Леший?

 

   Оказывается Василий, раньше  выходил из избы. Повернувшись  на бок, он сказал:

 

     - Это мой кобель  суставы  разогревает. Отвязал я его. Спите, рано ещё, как только рассветет, и он будет готов  идти, сразу даст знать.   

 

   Уснуть  я  не мог и вышел на улицу,  по  малой нужде.  Действительно,    Соболь    как на ходулях, на негнущихся лапах ходил  вокруг зимовья, не останавливаясь  и, не обращая на меня никакого внимания. Прямо норвежская, сосредоточенная пенсионерская  ходьба, палок только не хватает  –  удивился я  – Вот и скажи  после этого, что собаки живут одними рефлексами. Кто надоумил его разогревать суставы?  Я вернулся  в избу,   лег, забравшись на полати, закинул руки за голову:  -  Надо же, как спортсмен, разогревается перед соревнованиями…

 

    Хотел спросить про кобеля  у Василия но, в избе  было сонное царство.      

 

Ничего, по дороге расспрошу – решил я  и задремал.   Где-то, через час    раздался лай Соболя.  Василий повернулся от стены и проговорил негромко: 

 

      -  Вот теперь пора вставать, мой «будильник»  прозвенел, с ним я еще ни разу на охоту не проспал.

 

         Охотовед, намучившись,  спал как ребенок, не реагируя   на наши разговоры. Василий потряс его за плечо:

 

           - Михаил,  я провожу  человека, до Круглого, помогу донести   ему груз, проверю состояние путика, а  ты отдыхай, а в ночь поедем в поселок.    Перекатись  к стенке на мое место.   

 

        Охотовед, спавший между нами на приставных полатях,

 

    буркнул что-то нечленораздельное   и отполз  к бревенчатой стене.  

 

        Неожиданный визит  охотоведа  нарушил наши планы.  Мы остались без дичинки для котла, а  Василий  без  запаса мяса птицы и  приманки,  подквасить её сейчас, было бы  самое время, но ничего не поделаешь.  Начальство охотничье свалилось  как снег на голову, а  в просьбе ему  не откажешь,  потом, себе дороже будет. Мы это  хорошо понимали.

 

       Осторожно разобрали средние полати, освободив проход к столику, поставили греть завтрак и начали собираться в дорогу, молчали, чтобы не мешать  человеку, спать. Отдых в тайге дорогого стоит.   

 

                    - Ну, с Богом – негромко сказал Василий.

 

     Соболь еще  раз гавкнул, вызывая  хозяина.   

 

      - Уже идём -  ответил Василий.

 

       -Михаил, слышишь? – громко окликнул Василий охотоведа   от двери - Продукты на лабазе,  приготовишь поесть  себе и на вечер.  Мы пошли. - Охотовед не среагировал.

 

    - Ладно, не маленький, разберётся, что к чему - махнул рукой Василий, и мы вышли  из избы.

 

         Соболь стоял напротив двери  и завилял хвостом, увидев хозяина. На меня он никакого внимания не обращал, а пристаьно наблюдал за сборами Василия. Я  отвязал своих лаек,  они   после города, отдохнув, начали дурашливо играть. 

 

     - Засиделись   -  проговорил Василий .

 

     - Тайга быстро остудит городской  пыл -  менторским тоном продолжил он.

 

Я промолчал, и  задал вопрос, чтобы перевести разговор на другую тему: 

 

             -  А что у Соболя с ногами?  

 

         - Азарт всему виной – начал свой рассказ Василий.  Скорее всего, гнал видового соболя,   зверёк  выскочил на   Круглое. Лед на нём всегда гнилой,   соболь  проскочил, а кобель провалился. А я его потерял! Пока разбирался   в путанице  следов,  стемнело.  Тот  еще следопыт был из меня, считай, никакого опыта.   Продолжил  поиски с фонарём,   искал, в общей сложности часа три.  А  он, все это время     сидел в холодной воде, зацепившись передними лапами за край пролома, вылезти не мог, дно озера торфяное, упора  не находил,  а  лед ломался.  Выбился   он из сил, бедняга.  Но  к берегу   пробился,  метров десять до него оставалось.  Долго, похоже, боролся. Первым, он меня услышал, и начал лаять. Тут  уж я побежал напрямую, на голос. Сначала растерялся, потом сообразил, что надо делать.  Пока   бегал, рубил сосенки, пока мастерил   настил, пока полз  к нему, прошло  еще   время,  вот и результат -  застудил он суставы. Хорошо веревка у меня была  с собой. Забыл  выложить из рюкзака,  она  выручила и придала уверенность, что если  сам провалюсь смогу выбраться, но обошлось. Идти кобель, конечно ,  не мог, судорогой   свело  от холода,  принес его  на горбушке  в палатку,  влил водки  и, оставил в тепле у печки.   Первые  дни моча с кровью шла, потом крови не стало, а  вот ноги    с того времени и болят. Покуда не расходится, не разогреется, практически инвалид.  А соболятник он выдающийся. Кеты мне щенка подарили. Кочевала здесь семья. Привез им муки, соли, сахара, водки они меня и отблагодарили.

 

       За разговором мы дошли до того самого озера Круглое где чуть было не утонул Соболь. Оно еще не затянулось льдом,  вода была чёрная, неприветливая, рябая от ветра. Рядом  с тропой   соорудили прочную треногу, подвесили непромокаемый мешок с моим грузом  из рюкзака Василия. На ногах допили коньяк, закусили, попили чаю из термоса и разошлись. Я продолжил  путь к своей первой  избушке, а Василий  пошел обратно до пересечения с путиком.

 

   Пройдя  с десяток шагов, я обернулся, Василий был последним человеком перед моим полуторамесячным таежным одиночеством. Постоял  минуту, провожая их взглядом, и усмехнулся:  - Да уж, эти братья аборигены старший и меньший никогда  друг друга  не предадут и не подведут.  

 

         … Как в приветливый дом вошел я в чужую жизнь,  и не стучался вовсе,  и не звонил, человек сам открыл дверь в свою душу.  Посмотрел я, послушал, понаблюдал;  проникся, что-то понял, с чем- то согласился,  чего-то не принял и пошел дальше своей дорогой,  с удовольствием  унося груз приятного общения с хорошим, надежным, открытым  человеком, мысленно желая ему удачи во всех делах  и начинаниях.

 

               Свидимся  еще  или нет, кто  знает.

  СЛАВА ТРУДУ.

          Однажды разговаривал с группой новоиспечённых молодых охотников на различные темы, так запало в душу высказывание одного из них под общие одобрительные кивки сотоварищей по «охотничьей зрелости», мол, и за что дерут деньги охотхозяйства за продажу государственного зверя? НЕ ЗА ЧТО…

 

 

          Два полноценных дня, не считая  двух дней, потраченных на дорогу из столицы и обратно, был у Деда Андрея в Новгородских лесах. Днём - помогал пропиливать дороги, разносить соль, вечером – засидки на овсяных полях. Овёс уродился густой, высокий, почти по пояс.

 

 

          С одной стороны, приятно посмотреть, с другой – зверя в нём не видно. Мишки к полю подкрадутся, нырнут в гущу, и только уши иногда мелькают пока не стемнело, когда зверь на задние лапы становится и прислушивается, а в темноте только «трыньканье» слышно – медведи зёрна со стеблей ртом снимают…

 

 

          Есть ещё момент малоприятный. Взял выходные, высидел, добыл…а медведь может оказаться заражённым, туша сжигается, разрешение потеряно. Фактически, ты вложился трудом, временем, деньгами, выступил санитаром леса, а нет тебе ни мяса ни разрешения. Эта вопиющая несправедливость со стороны нашего законодательства неоднократно вызывала справедливый гнев со стороны охотпользователей и простых охотников, но глухи к нашим воплям государевы служащие, призванные смотреть за справедливостью в многострадальной охотничьей отрасли. В этом году за первую половину августа нашей бригадой добыты на овсах 2 медведя, один маленький – чистый, другой – крупный, трихиниллёзный.

 

 

 

 

 

          Засеял Дед с бригадой шесть полей, общей площадью около двух гектаров, соорудил пять вышек и лабаз, чтобы на каждом поле с малой толикой комфорта посидеть можно было. И к каждому нужно дорогу поправить, пропилить, топь замостить, не говоря уже о закупке овса и горючки для трактора. И время, драгоценное весеннее время нужно выкроить, отложив свои личные заботы на потом.

 

Обустройство солонцов – отдельная тема: соль закупи, приоритетные места определи, солонцы обустрой и соль своевременно подноси.

 

 

          Как говорит Вячеслав Максимов: «Зверь есть там, где нет дорог». Поэтому к солонцам на «буханке» не подъедешь, своим горбом соль доставлять приходится. А ведь тело не молодеет, молода только душа, и чем тело старее, тем душа молодее :-)

 

          А ЗМУ в зимнем непролазном лесу? Когда заснежит метель, дороги занесёт и деревьев наваляет столько, что помимо навигатора ещё бензопилу нужно на мотоконе везти, топор, запас горючки, чай в термосе и бутерброды с «Докторской Рублёвской» колбаской, вкусной и питательной, силы восстанавливающей… 

 

 

          А содержать  старенькую «Буханку» вообще удовольствие не из дешёвых, двигатель капиталить, мосты с раздаткой перебирать, да карбюратор чистить – и время и деньги!

 

Чуть не забыл, и охотничий домик нужно было построить и в порядке содержать, чтобы было где собраться за трёхметровым столом, да обсудить с коллективом и гостями дела насущные да заботы грядущие!

 

 

          Поэтому, не стоит обижаться, когда гостям денежка малая объявляется. Денежка эта не окупит и одну сотую пота мужицкого и копеек выкроенных на обустройство охотничьего быта в отдельно взятых угодьях общего пользования. Да-да, я не ошибся, именно «общего пользования». И грибники вечером перекликающиеся, и ягодники, и рыбаки, и охотники, охотчие да уток и прочей общедоступной радости, да и просто пострелушники, зачастую спугивают зверя с мушки профессионального засидчика, которого не слышно и не видно, обесценивая, сами того не осознавая, кропотливые круглогодичные денно-нощные труды…

  ЭВОЛЮЦИЯ ОХОТНИЧЬЕГО ПРИСТАНИЩА.

Бывало и так ночевали...

 

 

Так всё начиналось...

 

 

Есть и такое пристанище...

 

 

Самое простое укрытие...

 

 

А теперь на старости лет в тепле и уюте...

 

 

 

  Август_2019_Новгородчина

Обновлен: 13 августа 2019, 13:32 · voenkov · 10 фотографий
нет комментариев к фотографиям · нет комментариев к альбому

  Поздравляю Деда Андрея с добычей медведя!

Кто строит, пашет, сеет, тот и "урожай" собирает. Семь лет сеем поле "Д" на мишку, но не даётся косолапый... Осторожный, чуткий зверюга...

 

 

 

И вот на днях "средь бела дня" Дед Андрей добыл таки долгожданный трофей. Ветеринарная экспертиза признала мясо мишки ЧИСТЫМ. Одно разрешение закрыто, но есть и ещё бумаги...

 

          Я давно наблюдаю за поведением косолапых в Новгородских лесах. И каждый раз открываю для себя что-то новое. Не все медведи одинаково осторожны. Двух-трёхлетки выходят на поля смело и засветло, бывалые - осторожно, обнюхав окрест и только с наступлением сумерек. Стрелянные - особо бдиительные - под утро, обойдя поле вокруг, неустанно принюхиваясь. Иногда отлежавшись на краю поля. Медведица так пару сушин с треском и грохотом повалит, что аж мурашки по телу во все стороны разбегаются, спина холодеет и сразу хочетсчя домой...

  Реалии Москвы.

Обновлен: 25 июля 2019, 15:51 · voenkov · 1 фотография
2 комментария к фотографиям (2 к этому фото) · нет комментариев к альбому

Переход по рубрикам

Самые популярные



Сейчас на сайте

На сайте 1 гость.

Сейчас в чате

В чате никого нет.